История одного регионального банка

Финансовый кризис изменил ландшафт калининградского рынка банковских услуг.  Региональные банки, ориентированные на малый и средний бизнес, стали первыми жертвами российских экономических потрясений. Среди них оказался и ведущий региональный калининградский «Сетевой нефтяной банк» (СНБ). 
Журналист Игорь Ковалев анализирует причины кризиса в отдельно взятом банке, исходя из кризисного контекста российской банковской системы в целом.

Как известно, для экономики России текущий глобальный кризис начался как кризис ликвидности. Осенью 2008 года острую нехватку денег ощутил, прежде всего, рынок финансовых услуг. И в первую очередь - региональные банки. Филиалы крупнейших кредитных учреждений, представленные в регионах, проявили лучшую  устойчивость, поскольку обладали более широким доступом к денежным ресурсам, имели поддержку за пределами регионов.
Что касается Калининградской области, то на тот период здесь насчитывалось 45 кредитных организаций, из них семь -  банки, имевшие региональное происхождение. В 2008 году сразу 3 региональных  банка потеряли лицензию на осуществление банковских операций. Среди них  -  «Сетевой нефтяной банк».
Думаем, что судьба этого регионального банка представляет интерес не только для его вкладчиков. Ведь модель развития СНБ была ориентирована на стимулирование местных отраслей экономики, выполнение социальной и благотворительной миссии исключительно в пределах области. 

 Хронология событий.

1994 год

«Сетевой нефтяной банк» был образован в 1994 году. Это было время активных рыночных преобразований, в результате которых стремительно росло количество коммерческих и специализированных банков.
При этом следует помнить, в каких условиях  происходило  первоначальное накопление  финансового капитала в России: гиперинфляция 1993-1995 годов, рост взаимной задолженности предприятий, падение производства, мошенничество и построение финансовых пирамид в кредитном секторе, увеличение бюджетного дефицита, нарастание государственного долга.
В этот период перед банковской системой стояла фактически одна задача - обеспечить нормальные денежные расчеты. Ведь  в условиях  острой нехватки денежных ресурсов в  экономическом обороте преобладали бартерные сделки, наличные (серые) деньги. Все это создавало большие возможности для преступных махинаций с суррогатными финансовыми инструментами. Многие, наверное, еще не забыли громкие дела о хищении финансовых ресурсов с использованием фиктивных авизо, чеков, векселей, злоупотребления при взаимозачетах. 
Поэтому в 90-х годах сложилась довольно распространенная практика, когда в условиях неплатежей банки создавались, прежде всего, для производства расчетов внутри финансово- промышленных групп и  с внешними контрагентами.  СНБ  также  был образован для обслуживания интересов  группы компаний, среди которых находилась ЗАО «Рос&нефть» и аффилированные с ней структуры.  «СНБ»  в течение ряда лет успешно работал в этом качестве.

1998 год.

В середине 90-х годов, которые, по сути, являлись эпохой первоначального накопления капиталов, на рынке финансовых услуг доминировала идея «горячих денег» (сверхкоротких и сверхдоходных обязательств). Она была поддержана и государством, которое на тот момент крайне нуждалось в деньгах. 
В 1994-1995 годах Министерство финансов РФ перешло к финансированию бюджетного дефицита посредством выпуска краткосрочных ценных бумаг - государственных казначейских обязательств (ГКО) и облигаций федерального займа (ОФЗ).  Многие банки увлеклись процессом получения сверхприбыли от «дутых» операций и работали по принципу финансовых пирамид. Это когда у людей или организаций берут взаймы деньги под огромные проценты, а потом выплачивают эти проценты  не за счет их вложения в прибыльные активы, а за счет  новых займов. В стране стремительно надувался денежный «мыльный пузырь». Естественно,  долго это продолжаться не могло.
К 1998 году  России в основном удалось преодолеть кризис неплатежей. Сложилась платежная система, основанная на банковских расчетах. Но в условиях деформации финансово-кредитной политики банковская практика привлечения и размещения денежных средств оказалась очень уязвима. Вдобавок, это усугублялось многими другими факторами. И «мыльный пузырь» лопнул.
Финансовый кризис 1998 года нанес серьезный удар по российским  банкам. Рынок межбанковского кредитования был фактически остановлен. Это резко подорвало ликвидность банковской системы: сократились капиталы, образовались большие убытки.  Повысился удельный вес финансово-неустойчивых кредитных учреждений,  неспособных  исполнить свои основные функции.
Более всего пострадали банки, которые работали  на рынке ГКО. Если посмотреть годовой отчет Банка России за 1998 год, то можно  увидеть, что в результате кризиса прекратили свое существование даже такие крупные и известные банки как «Инкомбанк», «Империал», «Мост-банк», «СБС-Агро», «Промстройбанк РФ». Всего за 1998 год Банк России отозвал лицензии у 229 финансово-кредитных организации.
«СНБ»  сумел пережить этот кризис без особых потрясений и  потерь. Потому что основные функции, которые  на тот момент он исполнял — это расчетно-кассовые операции между «своими» компаниями, а доля кредитования была небольшая.
После кризиса  для тех, кто остался на плаву, открылись новые  перспективы. В том числе и для «СНБ». Он вышел за рамки специализации и  начал работать не только как сегмент внутрикорпоративных расчетов, но и как полноценный финансовый институт. Достаточно быстро стал ведущим региональным банком. Выполнял все виды банковских операций в рублях и иностранной валюте, обслуживая юридических и физических лиц, проводил операции с ценными бумагами.
Банк постоянно расширял филиальную сеть. Его филиалы  успешно функционировали в городах Калининградской области: Светлогорске, Советске, Черняховске.  Первым из калининградских банков «СНБ» зарегистрировал свой филиал в Москве. Он стал первым банком в регионе, эмитирующим собственную пластиковую карту, которую принимали к оплате за товары и услуги калининградские предприятия, а так же стал первым в области Интернет-банком.

2000-2004 годы.

Финансовый кризис-98 сделал очевидным тот факт, что в России необходимо создавать качественно иную банковскую систему, адекватную задачам экономического развития страны.  Фактически был дан старт реформированию российской банковской системы.
Для этого периода характерно проведение жесткой политики финансовой стабилизации со стороны ЦБ РФ, в том числе по регулированию банковской деятельности. Вспомним: резервы по ссудам, «страхование вкладов»,  «противодействие отмыванию преступных доходов» и т. д.  И с каждым годом государственное регулирование в банковской сфере становилось все более  жестким и всеобъемлющим.
«СНБ» принял правила игры и четко обозначил себя как устойчивый банк, находящийся в «золотой середине» рейтинговой иерархии российских банков. Он довольно легко «проскочил» очередной российский банковский кризис ликвидности,  разразившийся в 2002 году.
Тем не менее, акционеры, чтобы укрепить финансовую устойчивость банка, приняли решение увеличить банковский капитал на 150 млн. руб. В этом же году  банк был включен в реестр банков - участников системы обязательного страхования вкладов.
Здесь логично задать вопрос: научил ли чему-то российских банкиров, в том числе и руководство «СНБ», хоть какой-нибудь из обозначенных  кризисов? Как показали дальнейшие события – нет.

Докризисная эйфория.

Стабильность финансового рынка во многом зависит от  механизма поддержания мгновенной ликвидности кредитного учреждения. До кризиса источником ликвидности для российских банков был межбанковский рынок кредитования (далее - МБК). В ситуации острой нехватки денег банк всегда мог взять кредит на короткий срок на рынке  МБК, или разместить там  свободные деньги.
За «длинными деньгами» российские банки ходили на Запад.  Брали кредиты под 4-5% годовых и выдавали их клиентам за существенно более высокие проценты. За счет этих «дешевых» денег развивалась ипотека и начался бум потребительского кредитования. Банкиры буквально «бегали» за клиентами, в торговых центрах в кредит можно было приобрести все, что душе угодно. Экономика демонстрировала бурный рост, и вместе с ней как бы росли  банки. Источник капитализации банковской системы пополнялся также за счет вкладов населения.
В этот период «СНБ» начинает активно работать с депозитами граждан и увеличивает за несколько лет количество клиентов - физических лиц  до 17 тысяч. Этот путь, с одной стороны, давал возможность избежать зависимости от заимствований на рынке МБК,  а с другой — создавал внутреннюю угрозу в виде другой зависимости, от денег вкладчиков. В случае их массового бегства у банка могли  возникнуть проблемы. Кредитную политику также можно было назвать рискованной. Кредитные деньги -  как правило, длинные деньги, сроки возврата которых обозначены в договорных обязательствах, и которые невозможно одномоментно забрать у заёмщиков.
Эксперты еще в 2007 году предупреждали правление банка о существовании подобных рисков и давали рекомендации, как их уменьшить.  Но, видимо, низкий процент невозврата кредитов (менее 1%),  постоянно растущий спрос и политика государства на увеличение ипотечного и потребительского кредитования создавали иллюзию финансовой стабильности и благополучия. Наверное, поэтому правление банка не хотело менять существующее положение. Акционеры весной 2008 года приняли решение о смене председателя правления. После утверждения ЦБ предложенной кандидатуры нового председателя, он приступил к исполнению своих обязанностей 23 сентября.
Именно на это время и пришелся пик финансового российского кризиса. В стране резко сократился объем оборачиваемых денежных средств и фактически остановились все платежи. До кризиса основным источником финансовых ресурсов для банков  были заимствования на Западе - кредиты крупных мировых банков. Но кризис ликвидности на мировых рынках лишил российские банки источников длинных (на долгий срок) и дешевых (под малый процент) денег в виде западных финансовых структур.
В течение октября 2008 года «СНБ» искал способы улучшить ликвидность и привлечь внешние инвестиции.  Но на фоне общего кризиса ликвидности этого  сделать не удалось.
В тот же период «СНБ» обратился в ЦБ с вопросом о  санации. Агентство по страхованию вкладов (далее - АСВ) провело проверку и дало заключение, что банк «жизнеспособен» и, следовательно, подлежит санации.
Предложения об участии в санации СНБ поступили от трех банков из «первой сотни», которые, проверив на месте состояние СНБ, выражали готовность участвовать как в санации, так и в покупке банка. Но ЦБ рассматривал предложения более 2-х месяцев: заседания переносились, решение не принималось.
Причин для особого беспокойства у акционеров не  было: элементарная логика подсказывала, что решение о санации должно быть принято в силу состоятельности и качественности банка.
Все это время банк продолжал работать и искать самостоятельные пути выхода из проблемной ситуации. Например, обратился к областному правительству с просьбой о предоставлении гарантии правительства на сумму кредитов (порядка 100 млн. рублей), которые брали у банка региональные предприятия и муниципалитеты, в том числе и само региональное правительство. Под эти гарантии можно было привлечь коммерческие кредиты и рассчитаться с теми вкладчиками, которые срочно хотели забрать свои сбережения, погасить панику. 
Региональное правительство просто проигнорировало просьбу.  Вслед за этим ЦБ принял решение не проводить процедуру санации «СНБ»  и отозвал лицензию. В Москве было озвучено мнение, что региональное правительство не проявило заинтересованности в поддержке «СНБ», как, впрочем, и в целом региональных банков.
В настоящее время в Калининградской области нет ни одного регионального банка. А ведь, как уже говорилось выше, основная специализации данных банков – поддержка малого и среднего  бизнеса и малое кредитование местного населения.

Русская рулетка: банкротство или санация.

В сентябре 2008 года не только у СНБ были проблемы  с ликвидностью: многие российские банки  испытывали подобные трудности. Главной причиной сентябрьского кризиса  стало фактическое сворачивание рынка МБК, усиленное дефицитом средств на мировом финансовом рынке. Банки перестали доверять друг другу и давать деньги в долг. В результате ряд кредитных организаций оказался на грани банкротства. Чтобы избежать паники, правительство через свои структуры и компании начало скупать наиболее пострадавшие банки.
Под контроль Внешэкономбанка перешли проблемные «Связь- банк» и «Глобэкс», «АЛРОСА» и РЖД купили «КИТ-финанс» и.т. д. В октябре 2008 года функции по выкупу банков и поиску инвесторов для них перешли к государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов». Был рекордно быстро принят закон, по которому АСВ может санировать банки. В случае если ЦБ, как надзорный орган, принимает решение о санации банка, АСВ либо входит в капитал этого банка, либо продает его стороннему инвестору. И в том, и в другом случае защищены будут как вклады физических лиц, так и обязательства перед юридическими лицами.
В случае если ЦБ отзывает лицензию, полную денежную компенсацию получают вкладчики с суммой вклада до 700 тысяч рублей (благодаря системе страхования вкладов). Далее АСВ распродает активы, формирует конкурсную массу и выплачивает кредиторам первой, второй и следующих очередей.  Понятно,  что при данном сценарии развития событий права юридических лиц (третья очередь кредиторов) не защищены и свои деньги получат не все.  Разве кто-то, кроме самого банка,  будет стремиться в их интересах по максимальной цене продавать активы?
При этом надо помнить, что акционеры банка никакого влияния на расчеты с вкладчиками и кредиторами уже не имеют. Управление банком полностью переходит к конкурсному управляющему и представителям налоговых органов. Их обязанность, прежде всего, - возврат государственных средств, а долгая процедура распродажи недвижимости и иных активов банка по  рыночным ценам, «расшивка» долгов перед юридическими лицами в их интересы не входит.

Казнить  нельзя помиловать.

Действительно ли «СНБ» был в числе аутсайдеров, которых следовало убрать с рынка финансовых услуг, чтобы расчистить поле для сильных игроков? Как видно из приведенных ниже показателей, он был далеко не самым худшим из тех 100 банков, которые обратились к ЦБ за санацией.
Если судить по официальному балансу, «СНБ» не был банкротом. Его сальдо было положительным, +300 млн. рублей. А именно: обязательства банка перед кредиторами равнялись 1 млрд. 300 млн. рублей, а банку должны были 1 млрд. 600 млн. рублей.  Проблемы у банка, безусловно, были, но не больше и не меньше, чем у других. Причины, по которым произошла остановка платежей – тоже, как у всех: резкий отток вкладов и отсутствие источника их замещения. Это остановка рынка МБК,  невозможность вернуть кредиты, обесценивание портфеля ценных бумаг.
Так что СНБ вполне мог оказаться в числе тех банков, которым государство помогло и дало кредит в 1-2 млрд. рублей. «СНБ» не понадобились бы даже такие суммы. Ведь на деле АСВ через Сбербанк выплатило вкладчикам «СНБ» всего 900 млн. рублей. При санации те же самые деньги Агентство могло бы «закачать» в банк на корсчет. В этом случае банк продолжил бы работу, «расшил» неплатежи, доверие к банку было бы восстановлено. Регион сохранил бы ведущий региональный банк, т.е. тот банк, который выполнял свою непосредственную и так необходимую для области задачу - кредитование регионального малого и среднего бизнеса.
Да, это была бы не очень впечатляющая по масштабам в сравнении с федеральными объемами, но абсолютно реальная поддержка абсолютно реального регионального сектора экономики. Поддержка, о которой сегодня  охотно говорят, но, как показывает практика, мало кто из нуждающихся в ней ее видит.