Выживают сильнейшие

Генеральный директор ООО «Компания Телебалт» Виктор Борисенко рассказал о том, что происходит в отрасли контрактной сборки электроники в Калининградской области.

Еще три года назад в Калининградской области работало около полутора десятка производств, на которых осуществлялась сборка бытовой электроники, преимущественно телевизоров. Сегодня из них остались единицы.

- Виктор Анатольевич, как известно до кризиса 2008-2009 годов Калининградская область обеспечивала телевизорами практически всю Россию. Неужели мировой финансовый кризис стал убийцей такой мощной отрасли в регионе?

- Контрактная сборка электроники в регионе не умерла, но очень сильно похудела. Это должно было произойти и без кризиса. В период 2005-2006 годов спрос на сборочные услуги превышал предложение, сборщики тогда могли позволить себе быть агрессивными по отношению к заказчикам: некоторые заводы даже отказывались от предложений сотрудничества с серьезными мировыми брендами. И тогда многие подумали, что если быстро переоборудовать любой ангар в завод, привести бывший в употреблении конвейер и начать собирать телевизоры, то можно заработать легкие деньги. В этот ажиотажный период отрасль стала стремительно расти. К 2008 году расплодившиеся заводы перегрели рынок, и уже предложение по сборочным услугам превысило спрос, а некоторые пошли на откровенный демпинг – снижали цену своих услуг в 2,5 раза. В каком-то смысле кризис послужил санитаром леса, хотя и без него отрасль похудела бы со временем.

-То есть объем мощностей стал превышать реальный рынок телевизоров?

- Цифры скажут лучше. В 2008 году только заводы Калининградской области, работай они 5 дней в неделю в 2 смены без аврала и сверхурочных, могли выпускать около 10 миллионов телевизоров в год, тогда как в России на тот момент продавалось до 6 миллионов телевизоров в год. Мы, не напрягаясь, покрывали почти 200% российского рынка телевизоров! Объективно столько мощностей просто было не нужно. Но все были ослеплены стремительным ростом рынка бытовой телевизионной техники: тогда еще шла стадия насыщения, высокий спрос, в попытке завоевать более крупную долю рынка бренды вели агрессивную ценовую политику, все готовились к «высокому» сезону, который должен был начаться осенью 2008 года – этот момент должен был стать самым удачным периодом за всю историю рынка телевизионной техники в России! Все это привело к значительному перепроизводству на момент начала кризиса, который тут же ударил по карману конечного потребителя, и «высокий» сезон так и не наступил.

- Все, что было произведено, не было продано?

- По нашим данным на 1 января 2009 по всей России на складах производителей и поставщиков находилось до 1,5 миллиона тех телевизоров, которые планировалось продать осенью 2008 года. Если говорить о нашем предприятии, то у нас «застряло» до 0,5 миллиона единиц продукции. Они еле-еле разошлись в течение 2009 года.

- Какова ситуация на рынке электроники сегодня?

- Самая острая фаза миновала, но кризис на рынке потребительской электроники еще не закончился. У нас пока нет уверенности в благополучии и дальнейшем развитии этого рынка. Сборщики зависимы от финальной продажи: от того, насколько активен рынок конечных потребителей, зависит положение наших клиентов, а от них - мы. Привлечение в Калининград клиентов происходит в очень напряженной конкурентной борьбе. Сегодня на российском рынке электроники присутствуют два самых крупных игрока - Samsung и LG. Имея в России собственные заводы, в сумме они охватывают ровно половину рынка. Весь спрос на сборку для других брендов – это оставшаяся половина. Особенно напряженной стала ситуация в связи с открывшимся в поселке Шушары под Санкт-Петербургом заводом китайской компании TPV Technologies, которая приобрела 70% телевизионного бизнеса Philips (в течение 5 лет оставшиеся 30% также перейдут китайцам). Кроме того, серьезную конкуренцию нам сегодня составляет минский завод «Горизонт», который в условиях плачевного состояния белорусской экономики предлагает брендам сборку в 2 раза дешевле, чем у нас. На это польстилась, к примеру, тайваньская компания Unihan Corporation, разместившая в Белоруссии значительную часть своих заказов – бренд Toshiba. Одновременно, тендер на сборку телевизоров Toshiba малых дюймов, а это довольно значительные объемы, выиграла турецкая компания Vestel. Турки сначала сделали ставку на свой бренд Vestel, но это проект провалился, а потому открытый ими собственный завод во Владимирской области нужно было чем-то загрузить. Они сделали очень выгодное предложение для Toshiba, и те распараллелили потоки: большие телевизоры собирают в Белоруссии, маленькие – турки. Правда, российский завод Vestel не прошел аудиты бренда, но так как обязательства компанией на себя уже взяты, эти телевизоры будут собираться в Турции, и поставляться в Россию уже в виде готовой продукции. В результате в Калининграде, а конкретнее ООО «Компания Телебалт» производит около ¼ всего объема Toshiba. Sharp является клиентом ООО «Компания Телебалт», но сам по себе этот бренд – не крупный игрок на российском рынке. Тем не менее, мы предпринимаем значительные усилия для удержания своих клиентов. Так на недавних переговорах топ-менеджментом Philips были подтверждены планы по сборке телевизоров этой марки на нашем предприятии до 1 квартала 2013 года включительно.

- Какие козыри для привлечения и удержания клиентов есть в руках калининградских сборщиков, и конкретно «Компании Телебалт»?

- «Компания Телебалт» – действительно высокотехнологичное и современное предприятие. Мы учились у всех наших иностранных партнеров, посещали их заводы, изучали их опыт, проходили и проходим каждый год многочисленные аудиты со стороны всех наших контрагентов и внимательно относимся ко всем их замечаниям, оперативно устраняя недоработки. Завод был всегда конкурентоспособен на мировом уровне с точки зрения качества предоставляемой услуги. Кроме того, кризис заставил нас провести серьезную оптимизацию менеджмента. До него на предприятии работало около 3000 человек, что было крайне экономически неэффективно. Сегодня, в зависимости от сезона, - 1700-2000 человек. Это – оптимальная цифра, проверенная другими подобными предприятиями по всему миру. К примеру, на заводе Philips в Венгрии больший, чем у нас объем продукции, собирают всего 900 человек. А те калининградские сборочные предприятия, которые раздули штат управленцев и не оптимизировались вовремя, сегодня стоят.
Выжить в кризис нам помогло также повышение в апреле 2009 года ввозной пошлины на готовые телевизоры. Ее подняли с 10% до 15%, что дало нам возможность собирать больше маленьких недорогих телевизоров, которые лучше продавались в кризисные времена. Но этого повышения пошлины нам пришлось добиваться на федеральном уровне, оббивая пороги министерств. К сожалению, в высоких кабинетах и тогда и сейчас бытует мнение о Калининграде, как о некой налоговой дыре. И так считают не только наши конкуренты, расположенные в России, но люди, наделенные властью. Хотя, «Компания Телебалт» - реально самое крупное в России производство по сборке электроники. Соперничать с нами по объемам сейчас сможет лишь Samsung, построивший собственный завод в Калужской области. Они, как и мы, покрывают сегодня примерно по 30% российского рынка телевизоров.

- Как известно, ваши конкуренты на остальной территории России не стесняются и политического лобби?

- Да, например, руководители Ленинградской области озвучили официальную политику превратить этот регион в кластер производства электроники. Их задача, чтобы через несколько лет надпись «Сделано в России» для электроники было синонимом «Сделано в Санкт-Петербурге». Они оказывают давление на Правительство, чтобы то принимало меры, которые сделают производство в Ленинградской области максимально выгодным. Результатом таких усилий стала нулевая ввозная пошлина на LCD, LED и плазменные панели, стоимость которых составляет 70-80% цены всего комплекта для сборки телевизора. Соответственно, те экономические преимущества, которые имела Калининградская ОЭЗ по сравнению с остальной Россией, становятся гораздо меньшими. Но, чтобы иметь свои преференции, мы должны проводить работы определенной технологической сложности, достигая нужного процента переработки, что, естественно, не удешевляет процесс. А остальные российские сборочные производства, не имея калининградских преференций, могут просто, образно говоря, прикручивать заднюю крышку к готовому телевизору и платить копеечные пошлины.

- Почему же калининградские сборщики электроники специализируются в основном на телевизорах, не собирают «белую» технику?

- Единственное, ради чего есть смысл иметь подобный завод в Калининградской области – это льготы ОЭЗ. Не будь их, по всем остальным критериям такое производство не выдержало бы конкуренции с российским заводами. Есть масса бытовой электроники, которую теоретически мы могли бы собирать: GPS-навигаторы, видеокамеры, сотовые телефоны… Но ввозная пошлина на эту продукцию колеблется от 0% до 5%, а учитывая небольшую стоимость этих товаров, нет смысла заниматься их сборкой. И лишь сборка телевизоров, которые облагаются достаточно большой ввозной пошлиной, экономически целесообразна в условиях ОЭЗ. Разница между ввозной пошлиной на готовый телевизор и стоимостью сборки существенна, а потому выгодно его собирать в Калининграде. Телевизор, особенно большой, сам по себе - вещь дорогая, и в процессе его производства можно достичь требуемой глубины локальной переработки, а именно набивки плат.
Что касается «белой» техники, то платы в ней недостаточно сложные, и чтобы достичь нужной глубины переработки, нужно делать корпусное изделие. Это могут позволить себе только китайцы, учитывая, как быстро меняются модельный ряд и дизайн, либо крупные игроки на российском рынке «белой» техники LG и Ariston, которые производят корпуса только для себя.

- Какие меры предпринимаются вами сегодня, чтобы сохранить то, что не растеряли в кризис, и противостоять нынешним экономическим конкурентам?

- Мы очень активно пытаемся войти в другие сегменты элеткронки. Есть надежды начать изготавливать интернет-модемы совместно с одним из сотовых операторов. Мы не рассчитываем много на этом заработать, но для нас это - возможность выйти на некий более серьезный рынок.
У нас есть текущие заказы, и для их выполнения мы модернизируем свои производственные линии, закупаем и устанавливаем новое оборудование, применяем собственные разработки. Ведь технологии не стоят на месте, и если когда-то мы собирали миллионы кинескопных телевизоров, то сегодня они уходят в историю, а мы производим LCD, LED и плазму. Новые поколения телевизоров диктуют новый подход к их производству, требуется новое оборудование для настройки, для прошивки и т.п. Кроме того, чтобы «Компания Телебалт» оставалась конкурентоспособной в сегодняшних жестких экономических условиях, мы вынуждены постоянно работать над эффективностью, оптимизировать затраты на каждом участке, снижать себестоимость сборки и издержки при производстве. Этому способствует более современное оборудование, в которое в этом году мы планируем инвестировать около 700 тысяч евро.
Мы «подкинули» в региональный Минпром мысль о том, что было бы разумно создать на территории области кластер по производству микроэлементной базы, которой он будет снабжать всю Россию. Такой завод мог бы разместиться и на базе «Компании Телебалт». Но перспективы его создания будут зависеть от активности лоббирования этого вопроса региональным правительством. Для этого потребуются серьезные инвестиции: оборудование для производства элементной базы стоит в десятки и в сотни раз дороже, чем для сборки потребительской электроники.

- Каковы, по-Вашему, перспективы электронной отрасли региона после окончания переходного периода ОЭЗ по ФЗ-13 в 2016 году?

- К сожалению, пока не известно, что будет с экономикой региона после 2016 года, не говоря про электронику и отдельно взятую «Компанию Телебалт». Мы и сейчас, теоретически, можем работать в том же формате, что и подобные заводы на остальной территории России – платить пошлину за ввоз комплектации без льгот ОЭЗ, предварительно зарегистрировавшись в Минпроме РФ, чтобы обнулить пошлину на панель, и заниматься здесь отверточной сборкой. Но в этом случае мы получим все макроэкономические минусы в виде отдаленности от основной территории РФ и ни одного конкурентного преимущества.
Нельзя рассматривать Калининградскую область отдельно от остальной России: рынок сбыта в регионе настолько мал, что любые меры должны быть направлены на реализацию произведенной здесь продукции в «большой» России, иначе любая ОЭЗ будет бессмысленной. К примеру, в Калининградской области за 2010 год было продано 70 тысяч телевизоров – это неделя работы для нашего предприятия! Я уже не говорю о том, что на местный рынок очень сложно попасть. Нашим предпринимателям от торговли гораздо выгоднее покупать длинные позиции залежавшихся прошлогодних моделей на складах крупных европейских торговых сетей со скидкой в 40% и, не платя никаких пошлин, ввозить и продавать все это калининградским потребителям с 200-300%-ной наценкой. Потому у нас цены на все выше, чем в Европе.
Преференции для Калининграда должны быть не абстрактными, а сопоставимыми с аналогичными экономическим условиями в большой России.
Наш главный минус - исходящая логистика, особенно в «высокий» сезон. И это проблема не только для нашей отрасли, а для всей региональной экономики. Необходимо на правительственном уровне дать нашим перевозчикам такие преференции, чтобы уровнять стоимость доставки из Калининграда и из других российских городов, скажем, в Москву, и чтобы заказчику не приходилось ждать одну машину по 2-3 недели. Никто не развивает и не удешевляет паромные линии. Железнодорожные тарифы из Калининграда всегда выше, чем из Клайпеды, но никто не рассматривает возможность частичной дотации государством РЖД на калининградском направлении, чтобы та в свою очередь снижала тарифы. А ведь от этого вся имеющаяся в регионе промышленность теряет конкурентоспособность.

Интервью было опубликовано в журнале «Королевские ворота» №9/2011
Фото Егора Синюгина и Елены Нагорных

На правах рекламы

Источник: ООО «Компания Телебалт»

На правах рекламы