Мебель на поток

Мебельная отрасль региона не в состоянии воспользоваться всеми экономическими инструментами, которые ей как одной из приоритетных предлагает новая редакция закона об ОЭЗ. В первую очередь это связано с тем, что отрасль развивается в основном за счет мелких и средних предприятий, интересы которых в законе попросту не учтены.

Предыстория вопроса
Свое развитие мебельная отрасль как частный сектор экономики начала в середине девяностых годов двадцатого века. Пока шло становление отечественного бизнеса, у нас появилась своя, региональная специфика — прежде чем на пустых постсоветских прилавках стали возникать новоявленные российские товары, в область хлынул поток недорогой польской мебели. Итог дешевой экспансии не замедлил сказаться: появляющиеся в регионе местные мебельные предприятия с самого начала стали ориентироваться на большую Россию, игнорируя Калининград или снабжая его своими товарами по остаточному принципу. Равнодушие к родному региону мебельщики объясняли просто: рынок узкий, потребителей мало. Причем мало их было и для того, чтобы развить свои предприятия до больших масштабов, и для того, чтобы конкурировать с торговыми компаниями, поставляющими в регион недорогую мебель.
В результате местный потребитель получил возможность покупать либо импортную мебель в любом ценовом диапазоне, либо самую дешевую, собранную на небольших предприятиях Калининграда. И это в то время, когда калининградская мебель наряду с московской, кировской и питерской занимает лидирующие позиции на российском рынке. Около сотни региональных мебельных компаний свой рынок продолжают игнорировать: он им не интересен ни с экономической, ни с какой другой стороны. В итоге вал качественной конкурентоспособной продукции (за год появляется около десятка новых моделей в каждой компании, работающей в среднем ценовом сегменте) идет на Россию. А местный рынок в это время условно можно поделить на два сектора: мебель премиум-класса для тех, кто любит иностранные качественные товары, и мебель эконом-класса для патриотов отечественной продукции, вынужденных покупать «одноразовые» диваны и дешевые стенки. Средней ценовой прослойки как таковой нет вообще. Потому мебель медиум-класса представлена как раз теми калининградскими предприятиями, которые ориентированы на Россию и свой доморощенный рынок снабжают от случая к случаю.

Экономический тупик
В такой ситуации от новой редакции закона об особой экономической зоне, вступившего в действие 1 апреля 2006 года, ждали как минимум толчка для развития среднего и малого бизнеса. Ожидания не оправдались, причем не только в мебельной отрасли. Поэтому, по мнению участников рынка, спустя год после того как закон начал работать, каких-то глобальных изменений в мебельной экономике не произошло. Более того, появились нюансы, из-за которых развитие малых, да и крупных предприятий отрасли попросту тормозится.
Основная проблема нового закона об ОЭЗ, считают аналитики, кроется в том, что он рассчитан на привлечение крупных инвестиций и не поддерживает малый и средний бизнес. Калининградская мебельная отрасль, лишенная по новому закону таможенных преференций, из привлекательной становится относительно конкурентоспособной — затраты на доставку продукции возрастают. То есть необходимы собственные мощные производства внутри региона.
До сих пор, считают участники рынка, нет ответа на вопрос: как развиваться после завершения переходного периода? Наверное, в этой ситуации необходимо расширять собственное производство. Однако сделать это совсем не просто. Энергетические проблемы тормозят сегодня не только строительство фабрик и заводов, из-за нехватки мощностей срываются даже сроки начала строительства жилых домов. Отсутствие сетей за городской чертой приводит к тому, что мелкие предприятия, занимавшиеся сборкой продукции из импортных комплектующих, не в состоянии вступить в следующую фазу своего развития и начать выпуск собственных деталей, а крупные — расшириться и выйти на поточное производство.
Для серьезной розничной торговли, считают производители, необходимы более крупные цеха. Под их строительство нет земли в городе. За границы города не выйдешь — нет сетей. Вот и получается, что дешевая поточная продукция от местных производителей местному рынку не грозит по определению: через региональные проблемы отрасль самостоятельно не перепрыгнет, а рычагов и механизмов, способных выправить ситуацию, никто не предлагает.
— Все собственники предприятий, — отмечает президент Ассоциации калининградских мебельщиков Михаил Майстер, — понимают, что ситуация будет только усугубляться. Тем более что сегодня в области наблюдается настоящий кадровый голод.
Это вторая проблема, тормозящая развитие мебельной отрасли. Существующая жесточайшая рыночная конкуренция за трудовые ресурсы опять-таки спотыкается о специфику региона: наша оторванность от большой России позволяет нам рассчитывать лишь на подготовку собственных кадров. А их нет: ни управленцев-мебельщиков высшего и среднего звена, ни квалифицированных рабочих, ни даже неквалифицированной рабочей силы. Так что появись сегодня у наших мебельщиков возможность строиться и расширяться, кадровый голод был бы более насущным. А так пока предприятия занимаются переманиванием кадров друг у друга и самостоятельным обучением персонала, благо небольшие производственные мощности пока позволяют это делать. С другой стороны, региональные кадровые проблемы толкают мебельщиков и на закупку современного оборудования, причем более быстрыми темпами, чем в среднем по России. Реорганизация идет по пути снижения доли ручного труда. Этот фактор и рост стоимости рабочей силы из-за ее дефицита приводят к стабильно высокой цене на товар даже в низком ценовом сегменте. Получается, что ни потребитель, ни производитель от рыночных и экономических преобразований не выигрывает практически ничего.

Прогнозы — дело неблагодарное
Спрогнозировать, по какому пути в дальнейшем пойдет калининградская мебельная отрасль, сегодня практически невозможно. Европейский и общемировой путь — это укрупнение уже имеющихся предприятий, переход масштабных компаний на создание мебели эконом-класса, это и стабилизация кластерного пути.
В ситуации, когда рынок никак не может добиться стабильного положения даже внутри своих предприятий, часть из них, очевидно, рано или поздно должна будет уйти, освободив место либо серьезным российским компаниям, активно осваивающим сегодня региональные рынки, либо торговым фирмам, поставляющим готовый товар разного ценового диапазона, в том числе и эконом-класса. По мнению участников рынка, столичную экспансию на калининградские просторы уже можно наблюдать. Когда доморощенным компаниям не по силам расширять производства, московские и питерские могут себе это позволить без особых осложнений.
В это время калининградские компании, большинство которых создавалось на реинвестируемую прибыль, как и прежде, идут своим путем, выстраивая маркетинговые внешнеторговые стратегии за счет всевозможных программ сотрудничества, в том числе и ТАСИС.
Конкуренция внутри отрасли крупные предприятия не заботит: ее попросту нет, так как основная борьба за потребителя идет между отдельными кластерами. А здесь калининградские мебельщики, привыкшие с первого дня своего существования работать без серьезных финансовых вливаний со стороны, чувствуют себя более уверенно. Они снисходительно смотрят в сторону мелких сервисных фирм, обслуживающих региональный внутренний рынок. Ведь за переходный период мебельщикам надо очень много успеть сделать: модернизировать предприятия, укомплектовать их рабочей силой или пойти по пути слияния с другими компаниями. Ничего из вышеперечисленного сделать на практике в регионе пока нельзя. И если крупные предприятия, работающие на российский рынок, могут позволить себе небольшой функционально-производственный простой, то мелкие станочники-сервисники как раз-таки этого времени и не имеют — их ниши, не отличающиеся особой эксклюзивностью, в случае простоя сразу же займут другие компании или ЧП.
Что будет дальше — вопрос. Единой стратегии никто по сей день не вырабатывает. Все действуют самостоятельно, причем настолько, что даже не озвучивают возможные пути собственной реорганизации. Среди стабильных предприятий в течение последнего года, по мнению Михаила Майстера, наметилась более серьезная внутренняя кооперация. Просматривается вариант и создания совместных холдингов. Наверное, это в какой-то степени позволит выправить положение на рынке.
Для того чтобы быть более эффективными, предприятия отдают свои производства частично на аутсорсинг (заключение субдоговора на выполнение работ с внешними фирмами, особенно иностранными). Результат не замедлил сказаться: уже сегодня первичное сырье и полуфабрикаты стали производиться в Калининграде.
Помешать этому может, пожалуй, лишь неправильное восприятие кластеров и неверно выработанный механизм промышленной политики, направленной на средний и малый бизнес, которому и до кластерного варианта развития нужно вырасти, и заводы самостоятельно не поставить. Так что элементы существующей программы помощи развитию малого бизнеса — субсидирование процентной ставки банковских кредитов, частичная оплата выставочных площадей — не могут стать программой в прямом смысле, как не могут и дать толчок к дальнейшему развитию.

Источник: Подробней читайте в журнале «СтройИнтерьер»

На правах рекламы