Мертвый мебельный сезон

Лето 2009 года многие мебельщики запомнят надолго: к традиционному спаду продаж, характерному для летнего сезона, добавились проблемы, которые принес с собой финансовый кризис. В итоге мы наблюдаем снижение объемов производства в районе 50 %. Этот показатель варьируется от компании к компании, тем не менее он говорит сам за себя: мебельная отрасль переживает не самые лучшие времена. Чему учит кризис мебельные фабрики? Какова ситуация в ритейле? Когда следует ожидать позитивных изменений? Сколько потребуется времени, чтобы вернуться к показателям 2008 года? На эти вопросы, волнующие каждого производителя мебели, мы попросили ответить самих участников рынка.

От кризиса – к кризису

О том, что впервые за последние 5-7 лет подавляющее большинство мебельных производств Калининградской области вступили в период операционных убытков, калининградские мебельщики заявили еще в марте. Ситуация в отрасли сложилась напряженная, кризис достаточно серьезно задел мебельщиков. Мебельного рынка в том виде, в каком он существовал до кризиса, больше нет. Стройки заморожены, в разработке находятся только те объекты, которые были начаты в прошлом году, а их не очень много. А ведь именно динамичный рост рынка жилья способствовал стабильному увеличению спроса на мебель. Прогнозы специалистов разнятся, но схожи лишь в одном: выживут не все. Кто-то даже предрекает и полнейшую гибель отрасли с возвратом к началу девяностых, когда отрасль только начинала создаваться. Специфичность рынка в силу географического положения региона и близость к Европе в свое время позволили калининградским мебельщикам достичь небывалых высот. Кризис 1998 года дал толчок развитию мебельной промышленности в России. За этот период на ноги встали предприятия, производящие корпусную мебель, появились новые игроки в сегментах кухонной и мягкой мебели. Причиной роста стали резкое сокращение объемов импорта мебели и постепенная стабилизация экономики страны. В последние годы увеличение ВВП превышало среднемировые показатели, что привело к повышению внутреннего спроса на все товары, в том числе мебель. Калининграду за короткое время удалось обогнать многие регионы по темпам роста мебельной промышленности, на долю области приходится около 6 % продаж мебели в России. Часть калининградской мебели экспортируется в Казахстан и Западную Европу. В области работают более 120 мебельных предприятий, на которых заняты более пяти тысяч человек.

Вряд ли эти показатели сохранятся теперь, когда наблюдается значительное сокращение темпов роста потребления мебели как в России, так и в регионе. С начала года падение спроса на мебельном рынке оценивается в 25-30 %. Больше всего пострадал сегмент производства и продажи офисной мебели. Чтобы сократить издержки, многие мебельные производства региона перешли на трехдневную рабочую неделю или режим «неделя через неделю». Провели и сокращение рабочих мест – примерно на 8 %.

Как удержать рынок?

Сергей Краснов, руководитель компании по производству мягкой и корпусной мебели «Ваша мебель»: «Реально за минувший год объем работы снизился в два раза. Если раньше мы работали по графику два дня через два в две смены по двенадцать часов, то сейчас работаем в одну смену, и то неполную рабочую неделю. Вдобавок пришлось уменьшить коллектив на тридцать процентов, хотя большую часть работников сохранить нам пока удается. В два раза уменьшился и товарооборот, хотя количество собственных торговых точек мы увеличили вдвое. Мы не паникуем, главное сейчас для нас – сохранить коллектив».

В выгодном положении сейчас оказываются компании, не складывавшие «все яйца в одну корзину». Степан Куртев, директор компании «Карвеон»: «Особых проблем сейчас в нашей компании не наблюдается. Во многом это связано с тем, что наш бизнес является диверсифицированным. Когда мы изначально строили фабрику по производству деревянных изделий, брали любую работу и ее выполняли. Постепенно это выстроилось в ряд производств: оконное пластиковое и деревянное, мебельное интерьерное, лестничное, дверное. Если вдруг возникнут провалы на одном из производств, мы легко сможем загрузить работой другое, чтобы люди не простаивали ни одного дня. Считаю, что такой способ построения бизнеса сейчас наиболее оптимален, потому что чем быстрее ты можешь реагировать на спрос, тем легче тебе и лучше для клиентов».

По мнению Михаила Майстера, президента Ассоциации калининградских мебельщиков, основные проблемы отрасли (наряду с падением спроса) связаны с тарифами – как железнодорожными, так и естественных монополий, а также с бюрократическим давлением. Выход может быть через прозрачную систему госзаказов с преимущественным правом для легально работающих компаний, организацию специализированных выставок, в том числе и за рубежом, продвижение товаров с брендом «Сделано в Калининграде» на российском пространстве. Сегодня промышленников беспокоят возможные нововведения в законе об особой экономической зоне – а именно отмена десятилетнего переходного периода, когда за предприятиями сохраняются льготы по таможенным пошлинам.

Михаил Майстер: «Если раньше в силу специфичности и ограниченной емкости местного рынка многие крупные компании оперировали в основном на российском рынке, то одной из самых явных тенденций минувшего года стал возврат интереса этих производителей к работе на внутреннем рынке».

Худший, но вполне реалистичный сценарий развития событий – это общее сокращение числа производителей мебели на 30 %. Но это может позволить успешным компаниям занять больше места на рынке. Мебельщикам важно удержать рынок, добиться соответствия продукта спросу. Добиться этого можно только адекватной реакцией всех участников рынка на сложившуюся ситуацию. Наиболее приемлемый вариант – снижение прибыли всеми – начиная от производителей и заканчивая магазинами. Как итог – большое снижение стоимости продукции для потребителя и сохранение темпов развития. К сожалению, перспективы для снижения цен на мебель весьма призрачны, у покупателей периодически возникает возможность что-либо приобрести на распродажах в магазинах, где меняют выставочные образцы или распродают остатки складской программы. По логике вещей цены должны бы опуститься, но такие факторы, как увеличение арендной платы на землю, кредитных ставок, тарифов на электроэнергию и бензин, снижению стоимости не способствуют. Да, импортные комплектующие (ЛДСП, МДФ, ткани, кожзаменитель и фурнитура), которые в большинстве своем используют наши мебельщики, подешевели. Но в сочетании с ростом курса валют это не может благоприятным образом сказаться на ценовой политике производителей.

Владимир Федоришин, директор компании по производству корпусной мебели «Веста-мебель»: «Три месяца в начале года мы сидели почти без работы, валовый доход за первый квартал 2009 года уменьшился в разы по сравнению с тем, что было раньше. Можно сказать, что в начале этого года деньги, что заработали в прошлом году, мы тратили на зарплату сотрудникам и текущие расходы. А эти суммы можно было направить на переоборудование компании. Такой возможности в этом году у нас не было».

После провального начала года мебельщики пережили достаточно трудное лето, характеризовавшееся лишь редкими всплесками покупательской активности. Большинство уповает на осенний рост продаж, как это традиционно происходит каждый год.

Кризис – как прививка от гриппа

Михаил Майстер: «Надеяться на хороший сезон, как это было раньше, – ошибочно. Подъем будет, но он не сравнится с прошлыми годами бурного роста продаж. В такой ситуации, когда рынок может замереть в определенном состоянии надолго, оптимизация бизнеса, которую с успехом осуществляли до сих пор многие коллеги, не может продолжаться бесконечно. Сокращение издержек – очень примитивная и недостаточная мера в борьбе с кризисом. Нужно понимать, что в состоянии циклического кризиса нам придется существовать не полгода и не год. Теперь важно пересмотреть политику компании, определить эффективные направления развития. Необходимо расставлять иные приоритеты, выпускать новый, актуальный для нынешнего покупателя продукт».

Но условия резко ужесточились. На вывод «в свет» любой новинки требуется как минимум полгода, поэтому мебельные компании автоматически оказываются в цейтноте, теперь у них нет права на ошибку. Постепенно уменьшается количество покупателей
среднего класса. Люди ищут в магазинах качественную мебель, но они стали более осмотрительными. Спонтанные покупки, которые часто случались в прошлые годы, сейчас прекратились. Нынешний потребитель не уверен в будущем, от этого делается еще более консервативным. Вывод лежит на поверхности: эксперименты со стилями и формами уже не так актуальны, как раньше. И это подтверждается продажами: неожиданно стали пользоваться успехом некоторые модели из старых коллекций. И этот фактор мебельщики просто обязаны учитывать при разработке новых моделей, отказываться от которых они не собираются. Есть и положительные моменты: на фоне увеличения курса валют, вызвавшего рост цен на импортную продукцию, у мебельщиков появляются неплохие шансы утвердиться на местном рынке. Эта тенденция особо актуальна для среднего и высшего ценовых сегментов. Смогут ли производители воспользоваться своим преимуществом?

Все же, несмотря на положение дел, кризис есть за что благодарить: во-первых, мы все стали больше экономить и меньше тратить, во-вторых – мы стали тщательней считать и оперативнее принимать решения. Нынешний кризис не без оснований сравнивают с прививкой от гриппа, позволяющей переболеть в легкой форме, чтобы укрепить иммунитет. Специалисты сходятся во мнении, что рынок (и не только мебельный) давно нуждался в этой прививке. Последние годы стабильности пошли на пользу населению, но сделали бизнес подобием застойного болота. Стабильно растущий спрос создавал ситуацию, при которой любое, даже самое неэффективное производство имело право на существование, все окупалось высокой доходностью. Это сделало производителей зависимыми от курса валют и от цен на нефть, а не от качества и конкурентоспособности их продукта. В результате себестоимость продукта в России выше, чем в Азии, Европе и Америке. Наш продукт абсолютно неконкурентоспособен на мировом рынке. Получение прибыли только за счет увеличения цены оправдан в случае уникальности продукта, но мебельные фабрики создают продукцию, на 99 % придуманную и растиражированную тысячами других производителей. Получается, что фабрики могут серьезно конкурировать преимущественно лишь ценой, и выиграет тот, кто сделает продукт по самой низкой себестоимости.

Александр Мусевич, директор фабрики мягкой мебели «Нимакс»: «Сейчас настал в определенном смысле час истины, потому что на первый план выходит порядочность. Убежден, что самым важным критерием выживания мебельных компаний станет доверие потребителя. Важным становится не формат или специализация предприятия, а то, насколько разумно и правильно люди работают, именно работают, а не воруют, способны ли пожертвовать своей прибылью ради поддержания репутации. Вдобавок большую роль будут играть взаимоотношения внутри компании, в самом коллективе. В такой ситуации очень важна консолидация менеджмента и персонала фабрики. Раньше не все об этом задумывались, но сейчас все меняется».

Важно то, что именно в нашем регионе существует достаточно сильная организация – Ассоциация калининградских мебельщиков, объединяющая порядка 70 процентов всех мебельных компаний области. Как показывает опыт, такая консолидация весьма эффективна в решении экономических и политических проблем.

Нерадужные прогнозы

К сожалению, прогнозы на конец 2009 года не отличаются особым оптимизмом. Большая часть экспертов считает, что влияние кризиса будет затяжным, отрасль впадет в депрессию на 1-2 года. При этом окажут заметное влияние снижение покупательской способности, стагнация рынка потребительского кредитования и снижение темпов роста ввода нового жилья. Только на 2009 год прогнозируется 30-35%-ное снижение объемов производства. Все заняли выжидательную позицию, надеясь на изменения рынка, цен на нефть и курсов валют. Понятно одно – чтобы в условиях нестабильного спроса работа была эффективной, необходимо обозначать правильные цели и быстро принимать правильные решения. Оживление мебельного рынка произойдет не раньше второй половины 2010 года. Но не стоит ждать быстрого скачка. Тем более что предметы мебели в списке интересов потребителей стоят лишь на пятом или шестом месте.

Сами мебельщики в панику не впадают, считая, что выход из сложной ситуации всегда найти можно. Большинство по-прежнему делают хорошую мину при плохой игре, а истинные масштабы бедствия той или иной компании озвучивают лишь ее конкуренты. Кого и к чему это приведет – покажет время, которого у мебельщиков осталось не так уж и много.

Источник: Журнал "СтройИнтерьер"

На правах рекламы