Экология Калининграда

За увеличением темпов строительства и, как следствие, появлением новых строительных площадок как-то в стороне осталась тема экологии. А вместе с тем, например, все так активно застраиваемые сегодня участки находятся в промышленных зонах и прочих не очень экологически благонадежных точках Калининграда

Мусорная эпопея

О том, что Калининградская область загрязнена и замусорена, речь впервые всерьез зашла в конце 90-х годов прошлого века. О необходимости создания новых свалок, построении мусороперерабатывающих заводов и полигонов для твердых бытовых отходов говорили как чиновники, в чьем ведомстве продолжало находиться муниципальное предприятие «Чистота», ведающее городской свалкой, так и частные структуры. Мусор — бизнес прибыльный. И именно в те годы разгорелись настоящие войны между частниками и не частниками по поводу того, кто будет возить, перерабатывать твердые бытовые отходы. Казалось бы, споры к чему-то конструктивному все равно должны были привести: появлялись даже проекты мусороперерабатывающих заводов, приезжали потенциальные инвесторы. Но инвесторы уезжали, о проектах забывали, а мусорные свалки продолжали расти.

Только в этом году в регионе появился новый закон «Об отходах производства и потребления в Калининградской области», разработанный министерством ЖКХ и строительства регионального правительства, который должен положить конец несанкционированным свалкам и безостановочному загрязнению территории.

Бить тревогу и принимать серьезные решения есть от чего. На сегодняшний день в области насчитывается 161 санкционированная свалка. Общая площадь — несколько тысяч гектаров, на которых постоянно находится 35 миллионов кубометров. Помимо официальных свалок растет число неофициальных, возникающих стихийно.

Мало того, загрязняются и водоемы. Так, калининградский Центр лабораторного анализа и технических измерений обследовал Лесной, Товарный и Гагаринский ручьи. Итоги неутешительные: в Лесном обнаружены и высокая концентрация сероводорода, и излишнее содержание жиров и азота. Основным загрязнителем оказался находящийся неподалеку продуктовый комбинат. В Гагаринском ручье обнаружили сульфиды, в Товарном — все эти химические вещества оказались в месте сброса канализационных стоков в районе роддома № 3 на улице Судостроительной. По заключению специалистов, из-за систематического и длительного загрязнения водных артерий Преголя сегодня является, например, одним из источников загрязнения воздушного бассейна сероводородом.

Новый закон призван положить конец стихии и урегулировать отношения между производителями, сборщиками и потенциальными переработчиками твердых бытовых отходов. Казалось бы, в России и, соответственно, на территории Калининградской области действуют федеральные законы. И «Об охране окружающей среды», и «О санитарно-эпидемиологическом благополучии», плюс СанПиНы, регламентирующие любое покушение на экологию со стороны человека. Все эти нормативные акты худо-бедно призваны регулировать взаимоотношения людей с окружающей средой, наказывать нарушителей. Существуют, правда, только в теории, и малоотходные, и безотходные технологии производства. А еще раздельные технологии сбора мусора. Все это не приживается в глобальных масштабах. На полигоны мусор вывозится без сортировки, вредные вещества нередко не обезвреживают, а везут вместе с обычным мусором на свалку. Бывает, до официальной свалки мусоровозы попросту не доезжают — так вредные и «не вредные» вещества скопом пополняют канавы, лесочки вблизи питьевых озер и придорожные ямы. Строительный мусор могут и до стихийной свалки не довезти, а попросту закопать на стройплощадке. То есть вполне очевидно, что настало время «Ч», потому что нецивилизованный подход может запросто обернуться экологической катастрофой.

Поскольку до недавнего времени мусором в Калининграде занимались одна муниципальная и одна частная структура, то теперь эту нишу, скорее всего, расширят.
По новому закону предусмотрен, например, ряд экономических мер, стимулирующих этот бизнес. Частные предприниматели или юридические лица получат бюджетные кредиты и субсидии за то, что будут заниматься переработкой и обезвреживанием отходов, также получат пониженный коэффициент к ставкам арендной платы за землю. Контролировать ситуацию будет специально уполномоченный орган исполнительной власти в сфере обращения с отходами. В настоящий момент в правительстве области несколько десятков предложений по поводу создания предприятий, занимающихся утилизацией отходов. Пока все они стопорятся. С одной стороны, в любом конце мусороперерабатывающего цикла должен быть завод по утилизации мусора. С другой, именно завод и является камнем преткновения. Все проекты предусматривают либо гарантии правительства области под создание такого производства, либо частичное участие бюджета. Правительство напрямую участвовать не хочет, за исключением поддержки инвестиций в виде компенсации части процентной ставки банковских кредитов при создании экономически и социально-значимых объектов.
В любом случае, «зеленый свет» цивилизованному развитию мусорного бизнеса будет дан после утверждения нового закона в областной думе, и может быть, будет положен цивилизованный конец частичному загрязнению области.

Загазованный коллапс

Чем мы дышим — это вопрос тоже отнюдь не риторический. Потому что по данным специалистов, ежегодно из двигателей автомобилей выбрасывается в атмосферу около 200 тысяч тонн вредных веществ. У нас в области не только перегружены транспортом дороги, у нас заставлены автомобилями все дворы. Отсутствие цивилизованных, на европейский лад, парковок преследует, по крайней мере, Калининградскую область с незапамятных времен. Многие гаражные общества находятся практически в центре города. Относительно узкие и заставленные транспортом по ходу движения магистрали. А теперь еще и торговые центры-монстры без достаточного количества парковочных мест. Все это создает в Калининграде зоны особой загазованности практически повсеместно. Сегодня в области насчитывается около 340 тысяч единиц автотранспорта (для сравнения: в 90-х годах у нас было всего порядка 37 тысяч), которые способствуют тому, что высокое загрязнение воздушного бассейна на 84 процента происходит за счет выхлопа СО2. В 2006 году в Калининградской области приняли правила благоустройства и озеленения. Исходя из этого документа, парковка транспорта наконец-таки должна принять цивилизованные очертания: теперь нельзя парковаться, затрудняя проезд спецмашин, нельзя мыть автотранспорт в неотведенных местах, нельзя оставлять его ближе, чем на 5 метров от домов, 15 метров от школ и 25 метров от лечебных учреждений.

Похоже, правила придумываются для того, чтобы их нарушать: автомобили из дворов никуда не исчезли, и от школьных заборов их никто не торопится убирать. А ведь по сути, дышим вредными веществами все мы, вне всякой зависимости, за рулем мы сидим или ходим пешком. По данным, опубликованным известным калининградским экологом Феликсом Алексеевым, на каждого гражданина приходится до 400 килограммов вредных веществ: диоксида серы, угарного газа и диоксида азота.

Кстати, вредные вещества в атмосферу выбрасывают и фабрики-заводы, большая часть которых опять-таки в центре города.
По генеральному плану Калининграда предусмотрен, например, вынос промышленных предприятий за пределы городской черты. Реорганизация производственно-деловых зон, их вынос на периферию города признаны одной из приоритетных задач.
И этот процесс начался в конце 2006 года. Правда, на месте сносимых вредных заводов проектируют отнюдь не парки и скверы, а огромные жилые комплексы и гостиницы и с многоуровневыми парковками и открытыми паркингами. Значит, загазованность и повышенное содержание вредных веществ в воздухе в нашем городе не уменьшится. А вот тот факт, что Росэнергоатом изучает возможность строительства в Калининградской области АЭС, уже получил как сторонников, так и противников — кто-то считает, что область сможет торговать собственной электроэнергией, а кто-то видит в этом еще одну попытку внести экологический дисбаланс. Кстати, впервые тема АЭС прозвучала еще в 2001 году в проектном предложении генерального плана — в пояснительной записке было отмечено, что разрабатывается эскизный проект модульной АЭС на базе судового реактора КН-3. Тогда экологи промолчали. Другой аспект генплана предусматривал существование в городе зеленых островков, своеобразных легких города. Прежде, например, были резервные территории в том же центре Калининграда. Но сегодня все они практически застроены или планируются под застройку.

Генплановые зоны

Генеральный план Калининграда — документ достаточно интересный. Документ предполагает массу полезных вещей, которые просто необходимы любому задумывающемуся о своем дальнейшем экологическом благосостоянии городу. Например, по генеральному плану предлагалось застраивать центр малоэтажными домами с сохранением исторической составляющей и проработкой делового центра. Также говорилось о необходимом выносе всех крупных торговых объектов в район первого транспортного кольца. То есть приоритет в развитии крупного домостроения был практически официально смещен к окраинам Калининграда. Это позволило бы избежать увеличения транспортного потока в центральной части областного центра. При этом затрагивалась немаловажная тема с воссозданием пешеходных улиц и целых зон. То есть это добавило бы центральной части «свежего воздуха».

Формирование природного каркаса — еще одно направление, причем одно из главных направлений проектирования современного города. Например, разработчики нашего генплана, питерская научно-проектная фирма «ЭНКО», до того уже проработавшая и приморскую зону, и часть областных поселений, предложила не изобретать велосипед, а оттолкнуться от того, что у нас, или, вернее, до нас когда-то было в этом городе — многочисленных скверов, зеленых зон и парков. В советские годы парки и скверы, доставшиеся в наследство от Кенигсберга, почему-то не получили законного статуса зон отдыха. Несовершенное на тот момент законодательство и резкий рывок в развитии частного строительного бизнеса позволили отдать зеленые зоны под застройку. Сегодня на месте тех зеленых зон — высотные дома с наземными парковками. В генеральном плане эта ситуация описана более политкорректно: «…во время и после войны многие зеленые насаждения пришли в упадок или были разрушены».

Ситуацию можно было бы стабилизировать. И об этом в генеральном плане есть очень интересная информация. По мнению специалистов из санкт-петербургского проектного института, необходимо воссоздать три зеленых городских кольца. Первым должно стать «зеленое кольцо» архитектора Э. Шнайдера (вокруг центральной части города). Второе было предложено создать вдоль окружной дороги с включением в него территорий фортификационных сооружений. Предполагалось, что со временем появится и третье, средозащитное кольцо с тематическими парками.
Не остались в стороне и водные зоны. Вдоль них предлагалось сделать линейные парковые и прогулочные зоны отдыха. Все это, при условии «сохранения буферных зеленых зон с высоким процентом озеленения, разделяющих урбанизированные городские территории», позволило бы хоть как-то минимизировать те экологические минусы, которые приобретены нашим городом в процессе его эволюции.

На водоемы в годы работы над генпланом, наверное, еще только начинали засматриваться. Например, несколько лет назад одной калининградской компании не дали застроить территорию Нижнего пруда. Предлог был более чем благовидный — ведь это место отдыха тысяч горожан. Сегодня этот участок практически весь под прицелом застройки московскими компаниями. Сопоставлять и делать выводы или что-то менять и принимать решения, наверное, еще не поздно. Наш так долго ожидаемый генеральный план имеет весьма существенные к экологической стабилизации в регионе предпосылки: все, что разрабатывалось в нем, изначально направлено на оздоровление экологической обстановки. Работа над генпланом шла практически целую пятилетку. И еще тогда аналитики региональной ситуации били в колокола и говорили об ужесточении экологических требований, ликвидации источников загрязнения и технологической модернизации. О том, что сегодня иногда преподносится за ноу-хау XXI века….

Источник: Подробней читайте в журнале «СтройИнтерьер»

На правах рекламы