Архитектурная пауза?

Пожалуй, именно сейчас, на фоне кризиса, когда приостановлена реализация практически всех крупномасштабных проектов, пришло время остановиться и подумать над главным вопросом: каким быть нашему городу? Проведенный чуть более года назад международный семинар (воркшоп) выявил самые болезненные проблемы в обустройстве комфортной среды обитания для жителей Калининграда. Но перед формированием облика сердца города архитекторы спасовали. Они предложили провести по концепции исторического центра города отдельный международный семинар, так сказать, мозговую атаку. Не столь важно, оставим мы Дом Советов или нет, будет восстановлен Королевский замок или не будет. Это место должно задать тон застройке всего Калининграда. Начиная от этажности домов, их архитектурного облика и заканчивая широтой улиц. И хотя нам, калининградцам, далеко не безразлично, в каком городе мы будем жить завтра и что, собственно, от Калининграда останется нашим детям, нас никто не собирается ставить об этом в известность. Поэтому редакция «СИ» решила открыть дискуссию по поводу облика нашего города. Мы предоставляем трибуну профессионалам-архитекторам, понимая, что каждый из них может иметь свое мнение, отличное от других. Но ведь истина всегда рождается в споре.
Разговор на эту больную тему начинает калининградский архитектор Александр Невежин.

Без прошлого нет настоящего

Когда я приехал в Калининград, а это случилось в 1972 году, здесь сосуществовали новостройки и руины, останки замка и уцелевшие уютные улочки старого города. Хотя уже начали строиться дома из крупных железобетонных блоков – невзрачные, примитивные. И все же город привлекал своей человечностью – даже несмотря на этот новодел и разруху. Он был зеленым, цветущим, комфортным – потому что имел человечный масштаб. Сегодня я чувствую себя в Калининграде менее комфортно – строится много, но городская среда не становится лучше, а вот экология ухудшается на глазах.
Странно, столько новых строительных технологий, позволяющих воплотить самые интересные идеи, создать полноценное городское пространство, в котором человек чувствовал бы себя легко, но почему-то получается «как всегда».
Не один я, но многие мои коллеги по цеху испытывают беспокойство по поводу будущего исторического центра города. Да, международный work-shop нас окрылил, все это было интересно, нужно… Но что делается по конкретным рекомендациям уважаемого профессионального сообщества? Скоро должен состояться международный конкурс на застройку этого ядра – но конкурс почему-то закрытый, в котором Союз архитекторов по воле устроителей не участвует. Да и участников для такого судьбоносного мероприятия маловато – всего-то около шести, причем те, кто, к сожалению, уже преуспел в изменении облика города, знакомые всем лица… Заботит и то, будет ли в составе жюри конкурса представлен Союз архитекторов, – в последнее время нашим мнением не интересовались, когда меняли облик центра города.
Да что говорить, если во время теледискуссии по поводу «Клевер-хауса» куратор проекта на острые вопросы и замечания профессионалов отрезал: «Так должно быть – это печка, от которой будут плясать». Возможно, только это вряд ли обрадует тех, кто любит этот город. Или взять «Рыбную деревню» – сам по себе интересный проект, но выглядит декорацией, потому что полностью оторван от окружающей застройки (где же хоть какое-то внимание к предшественникам?). И опять типовая реплика: «будут плясать от Рыбной деревни, остальное все равно все снесут». Оптимисты, однако…
И еще по поводу участия в конкурсе – конкурс заказной, и, значит, исторический центр будет формироваться по желанию застройщиков и власти. Можно в качестве незваного гостя принять в нем участие, посвятить работе над проектом 3-4 месяца, бросив все остальные дела, но потом – и это не предчувствие, не догадки, а уверенность – твою работу, скорее всего, просто не заметят, поскольку наши «конкурсы» – уже далеко не творческое соревнование профессионалов. К примеру, разве можно назвать конкурсом соревнование двух идентичных по методам и по отношению к городу архитекторов, по объединенным проектам которых будет застроена площадь Василевского?

Где польза человеку?

Сейчас говорят о застое в архитектуре, о том, что у нас некому проектировать. Это не так – есть крепкие интересные профессионалы, но они в номенклатуру не входят: и потому, что профессионала труднее склонить на компромисс, и потому, что профессионал – это всегда недешевый вариант. К примеру, крупные застройщики Калининграда предпочитают привлекать к сотрудничеству москвичей. Действительно, московские и питерские архитекторы – это личности, и мы были бы только рады, если бы их искусство и знания воплотились в замечательные проекты. Но ведь привлекаются не личности, не величины, а все те же дешевые кадры, порой еще недоучившиеся студенты, и результат, увы, не на пользу городу. Мы снова видим огромные кварталы высокой этажности, и как ни корректируй, ни узаконивай архитектурное безобразие, которое «не срастается» с городом, его историей, в итоге – архитектурный триллер… как на окраине Москвы.
Жаль, что некоторые мои коллеги по цеху забыли, чему их учили профессора – бережному обращению с культурным наследием: с историей, с городом, с людьми. Все они работают, как будто до них и после них никого не будет – кто во что горазд. Яркое тому подтверждение – формирование площади перед мэрией города. Не получилось ансамбля – нет единого целого, полный архитектурный разброд, да еще «наугад» поставили колонну, не подготовив для этого среду. Сравните с аналогом – Александрийским столпом Кваренги на Дворцовой площади в Петербурге: уважительное отношение великих архитекторов друг к другу позволило создать в конце концов благородный ансамбль, в котором все гармонично, доминанта – колонна, скромные фасады и арка генерального штаба очерчивают и подготавливают пространство, а Эрмитаж тактично и логично завершает площадь.
Архитектура, как, пожалуй, ни одно другое искусство, формирует мышление человека. Антигуманная архитектура – это в будущем агрессивные, эгоистичные одиночки, жить рядом с которыми будет так же неуютно, как неуютны серые городские многоэтажные кварталы. Ну а хаос, анархия – это тоже разрушение личности. Так будет, пока бизнес нарушает баланс города не в пользу человека (у бизнеса одна цель – создать среду и условия, удобные для бизнеса), да и так называемые тендеры – лишь бы побыстрее, подешевле, о качестве можно и не говорить.
Вот и получаются полуфабрикаты.

Среда общения исчезает

Оптимизма я не испытываю, а за город – обидно. Выходит, что архитектура советского застоя дала человеку больше, чем свобода творчества в постсоветский период: даже в хрущевках человеку были оставлены для общения пространства – дворики, с которых все для нас и начиналось. Это потом человек выходил в центр, на другие площадки, которые продолжали его формирование, но мир сначала представал перед нами именно в двориках – в которых не одни старушки, а мужики с домино, молодежь с волейболом и гитарами, мамаши, поглядывавшие на детвору из окон. Где сейчас формируется среда для общения? Современный калининградец ограблен – такого места у него нет и не планируется. Даже если в проекте прописан такой двор, на бумаге он и остается: слишком дорога городская земля.
В Европе нашли выход – устройство на крупных зданиях этажа общения для жильцов дома и их гостей. Там организуются кафе-бары с бильярдом, зонами тихого отдыха за шахматами или чтением газет. Нам это следовало бы взять на вооружение, более того – активно внедрять где только возможно эксплуатируемые кровли с озеленением, соляриями и т. д. Такие «оазисы» примиряют людей с мегаполисом.

А нужен ли честный конкурс?

Архитектурная номенклатура – клуб людей, забывших, как правило, о профессиональной совести: успешнее других работают те, кто «не заморачивается этим понятием». И не надо ссылаться на эпоху, на соцзаказ – заказывают люди, непрофессионалы, а истинным профи надо их наставлять, объяснять, что такое хорошо и что такое плохо в архитектуре.
Но и потом, даже если ты проект выпестовал, выспорил на стадии архитектурного эскиза – тебя отсекают от дальнейшего участия в работе над объектом, и надо быть готовым к тому, что твое произведение будет упрощено и удешевлено до абсурда. Архитектор, который будет совать свой нос в каждую мелочь, доводить ее до ума, говорить, как надо по науке, нудить насчет элегантности и пропорций, запрещать излишние упрощения, не нужен. А потом еще экономный подрядчик и хитроумный прораб доведут любую хорошую задумку до полного абсурда. Но ведь архитектор всегда работает над созданием среды обитания человека – от него зависит, насколько удобно и красиво будет оно сформировано.
Оттого, что главный архитектор накладывает негласное вето на всю работу «неприрученных» архитекторов и к распределению допускаются только СВОИ, город проигрывает. Доказать это трудно, трудно и как-то поправить сложившуюся ситуацию. К большому сожалению, наши пути здесь с властью и бизнесом расходятся. Архитектору необходимо понимание, поддержка.
И как мы ни просим – давайте формировать город, центр, у нас уникальный случай! Пусть будет честный конкурс! Но ничего подобного – достучаться невозможно.

На какие образцы мы равняемся?

Прежде архитектор был универсалом, знал все смежные профессии как специалист широкого спектра и выражал свое видение через графические наброски – карандашом на бумаге, вручную. Сейчас появился хороший и удобный инструмент – компьютер… но архитектор разучился рисовать!!! Не так давно в Гамбурге в мастерской известного архитектора Геркана нам с гордостью показывали архитектурную графику, выполненную молодым коллегой вручную. Для них это был высший класс – «живая рука». На какие образцы мы равняемся? На то, от чего отказывается архитектурное мировое сообщество, которое успело наиграться достижениями прогресса?
Даже мировая звезда архитектуры, творец небоскребов сэр Норман Фостер, считает, что без живой руки и живой мысли архитектора город много теряет: «Некоторые застройщики не прибегают к помощи архитектора на уровне замысла, сами придумывают, как должен выглядеть дом, предоставляя архитекторам техническую работу. Я считаю, что каждый город уникален. Уникальны и отношения, связывающие новый высотный дом с окружающей его историей… города, где появляются шаблонные небоскребы, которые не нравятся жителям, и общественность протестует… Должно быть своего рода равновесие между наследием и коммерцией. Это урбанистический баланс, при нарушении которого город начинает серьезно болеть».

Р.S. Пожалуй, трудно не согласиться с мнением именитого архитектора.

Елена Чиркова

Источник: Журнал "Стройинтерьер"

На правах рекламы