Архитектурная пауза-2

На первую часть «Архитектурной паузы» редакция нашего журнала получила множество откликов. Что вполне понятно. Ведь музыку пишут не для одних музыкантов. Архитектуру создают опять-таки не для одних архитекторов. И власть дается не ради власти, а для того, чтобы обеспечивать воплощение архитектурных идей и порядок в созданном пространстве. Своим мнением о том, чему нас должна научить архитектурная пауза, делится архитектор Валерий Губин, в послужном списке которого и серьезные проекты, получившие в свое время премии, и градостроительная деятельность в команде бывшего губернатора Орловской области. Валерий Губин приехал в Калининград сложившимся профи. Свидетельства тому – реализованные проекты отделений Сбербанка в Балтийске и Нестерове.

Что есть город?

Город – это не просто дома, дороги и парки, город – это люди. А вместе с ними – воробьи, кошки, собаки, вороны. То есть особый коктейль, приготовленный с соблюдением множества ментальных, культурных, физических, национальных особенностей. Возьмите городскую собаку – дворняжки сами ездят на рынок в трамвае, не путая маршрутов. Сельская кошка в городе погибнет на ближайшей дороге. Здесь другие воробьи, другая среда. И чиновник в городе хоть и особый, но свой же горожанин, не импортный продукт. Как так получается, что беспределом на майдане возмущается одна ипостась чиновника, а в кожаном кресле, отстраненная от земной суеты, сидит совсем другая? И – что немаловажно – в присутственном месте присутствует ипостась, отстраненная от задач реального управления. Странная метаморфоза: горожанин бьется за свое правое дело до того момента, когда вдруг попадет во власть. Потом он успокаивается – «достиг». И это значит, что власть нужно тоже контролировать.
Первое, что меня удивило как чиновника, когда я приехал сюда 17 лет назад, – отсутствие системы управления, неработающий генплан, вообще отсутствие внятного управления в градостроительстве и градосодержании. В управлении города Фрунзе (теперь Бишкек) были мастерская генплана, мастерская зеленого строительства, мастерская реставрации и ремонта – все в одной системе градостроительного управления, и все занимались решением насущных для города проблем. Сегодня законодательство предусматривает все эти вещи… но и только. Впрочем, ошибки по этим дисциплинам в Калининграде были сделаны очень давно – когда город восстанавливался после бомбежки и штурма.

Работа над ошибками

Исправить ошибку – не значит усугубить ее, сделать глобальнее, но именно так мы и поступаем в России: создаем все большие проблемы, чтобы с еще большей энергией их преодолевать. Главная градостроительная ошибка города К. и гигантский прокол в пространственной композиции города – проваленность центра. Пойма реки вместе с Королевской горой и кафедральным собором оказались под мостом. Под эстакадным. То есть центр как таковой исчез, вместо него две параллельные дыры – пойма и Московский проспект. Прежде город был спланирован иначе, в нем бытовала другая структура застройки – это пространство пересекали улицы, набережная, но строительство моста просто уничтожило возможность дальнейшего формирования этой части Калининграда – нельзя формировать и развивать провал.
Конечно, причины уважительные присутствовали: город был казнен, от былого Кенигсберга остался лишь фантом. Казнь растянули на десятилетия. И потом, сколько ни пытались «поправить», делали только хуже. Ко времени моего приезда в городе оставалось совсем чуть-чуть старого и достаточно много невнятного нового, которое продолжало невнятно разрастаться. Впрочем, одна приемлемая «точка» на Королевской горе уже была – Дом Советов, интересный объект, кажется, отмеченный госпремией. Это была хорошая архитектура прошедшей эпохи, о ней много чего навыдумывали пустого – и зря.
На земле не так уж много городов, заложенных королями. В России всего лишь два: Санкт-Петербург и Кенигсберг, и жаль, если под новым культурным слоем город К. исчезнет безвозвратно. Дело вовсе не в сносе Королевского замка или его восстановлении – не такой уж это был и замечательный замок, в области есть поинтереснее. Вообще Кенигсберг архитекторами не славился – обычный северный город. Но город, в котором человеку было комфортно. Вот этот комфорт и надо вернуть, начиная с центра.

Архитектор и власть

Создатель среды обитания – это звучит гордо. В Калининграде много архитекторов – для такого небольшого региона. Это Еремеев, Горбач, Лебедихин, Невежин, Ваганов – хорошие профессионалы первой волны, те, кто вложил в город целую жизнь. Вторая волна – мои сверстники, те, кто сюда приехал, тоже, нужно сказать, хорошие профи: Ли, Кузлянов, Ахметов, Денисов, Чепинога. Наконец, третьи – и вовсе замечательное явление, это те, кто родился в Калининграде, отучился и вернулся в родной город. Чтобы строить. Собрание архитекторов и собрание художников – компания ярких индивидуальностей, которые будут отстаивать свое кредо до последней капли здравого смысла. Но они не смогли бы жить в этом городе, если бы его не любили. Но при всем разнообразии и противоположностях мнение этих людей о том, каким быть городу, должно было прозвучать. Произошло это два года тому назад на совершенно великолепном форуме – именно так я могу назвать workshop. В последний раз нечто подобное было, когда столица Туркмении объявила мозговой штурм для создания центра, и Ашхабаду это пошло на пользу – красивый город! Здесь, в Калининграде, произошло событие, которое в один миг соединило в одном порыве вдохновения совершенно несоединимых людей.

А был ли workshop?

Событие и впрямь было потрясающее, невероятное, эпохальное – спасибо устроителям. По ощущениям могу отнести к лучшим событиям своей жизни. Власть, правда, непонятно на это отреагировала – пару раз заглянули некоторые ее представители, и все.
А надо было быть там: огромное количество профессионалов отодвинуло свою работу и явилось на форум – разрабатывать возможные направления развития города. Это был не конкурс – пресса принялась было решать, кто выиграл… Да никто! Выигрывал город!
Я возглавлял одну из рабочих групп и, как и все участники, ощущал праздник души: мы разрабатывали тактику и стратегию. Вместе работали немцы, поляки, голландцы, казанцы, москвичи. Но самое большое удовольствие я получил от работы своих, калининградцев. В тот момент между нами не было никакой конкуренции, никаких разборок – прорыв профессионалов. Наши работали круто, хоть и бесплатно. Круче, чем оплаченные профи из Европы. В моей группе работали Миша Селянин, Олег Копылов, Артур Сарниц, Андрей Денисов, Олег Купердяев, каждый – личность. У каждого – своя позиция. Свои идеи. Самолюбие. И общий кайф. Устроители горели святым пламенем не меньше нашего – Башин рвался в бой, жюри забыло, что надо «жюрить», – влезли по уши в работу. А потом была… тишина. Как будто ничего и не произошло.
Сейчас, оценивая то событие с дистанции в два года, я вижу, что мы создали радугу, которую нельзя разъять. Радугу, исчезнувшую под сукном столоначальников. Результаты должны были быть представлены в форме рекомендательного материала руководству города, но этих материалов лично я не видел. Как не видели мои знакомые коллеги.
Вот говорят о конкурсе по застройке исторического центра города, который опять-таки рекомендовал workshop, но о котором я тоже ничего не слышал – только слухи. Например, что непременно нужно позвать профи из заграницы. Заодно и самого сэра Фостера, одного из самых дорогих архитекторов в мире. На какие деньги понт? На мой взгляд, это тот самый «черепаший супчик первой лошадью из Парижу», которым уже сыты по уши. Мы мало ценим своих. На workshop’е мы увидели, что работаем далеко не хуже «импортных». Я встречался не раз с выпускниками МАРХИ, из СНГ, Испании, Германии, Турции, Кубы, и все говорят, что архитектурное образование в СССР было лучшее. Мы же вошли в дикий капитализм, отбросив и обругав все, что имели, усвоив из новой формации в основном только ее пороки.

Три короля – Сила, Воля, Вера

Если бы Александр Башин не спровоцировал своим «Сердцем города» такой форум, проблема кисла бы еще лет пятьдесят. Все прошло от фанатического восторга до сладчайшего цинизма – разбор полетов походил на гладиаторский матч. Но, как ни странно, власть это не завело – не хочется верить, что наши помыслы, наши мечты так и сгинут. Мы говорим много о демократии, о доступности информации, но информация – руководство к действию, а действия-то и нет. Как нет и самого руководства, притом что руководители имеются. Россия – удивительная страна мечтателей, которые создают великолепные законы, но, увы, бездействующие.
Как чиновник я знаю команду авторов Градостроительного кодекса – это великолепные профи, грамотные люди, я бы порекомендовал власти почитать книгу Трутнева «Правовое зонирование города – введение проблемы регулирования в рыночных условиях», очень бы помогло, если бы чертовски захотелось поработать. В этом труде четко написано, как руководить городом. К примеру, много клеймят точечную застройку – но ведь без нее невозможно преобразовывать городское пространство, надо только играть по правилам, и чтобы эти правила были ясны и прозрачны. Конечно, в мутной воде ловить рыбу легче. Но хорошая рыба живет в чистой воде.
Пора бы заветы трех королей – Силу, Волю и Веру – собрать воедино и сдвинуть проблему с мертвой точки. Хватило бы у города денег на этот подвиг. Ну а замок. Как говорил Жванецкий, «нет ничего печальнее судьбы деликатесов». Замок – это не принципиально, в любом случае это будет даже не ремейк – подделка. Свою роль он уже сыграл – как талантливая башинская провокация с его странным, аритмично бьющимся «Сердцем города».

Искусство и признание, или Бизнес и маркетинг

Архитектура в наши дни плавно переходит в один из жанров шоу-бизнеса. Оттуда и шедевральность проектов на площади и около. Но ничего не попишешь, рыдать поздно, с этим надо жить, потому что это уже тело города. Пусть серенькое, кривенькое, но это уже создано. Время снесет лишнее, отсечет случайное. Архитекторы – мечтатели, и каждый градостроительный проект – это неизбежные нью-васюки, а иначе и быть не может: вопросы завтрашнего дня решают существующие проекты застройки, сегодняшнего – коммунальное хозяйство, архитекторам принадлежит светлое послезавтра. К несчастью, у нас унизительная система, в которой чиновники «вносят коррективы» в проекты и сводят их на нет. Попробуйте с ними что-нибудь согласовать (кстати, в законодательстве НИЧЕГО НЕТ О СОГЛАСОВАНИИ). Мы не обязаны оплачивать и ПОДКЛЮЧЕНИЯ (в ту же топку и ОБРЕМЕНЕНИЯ). Все это сверх закона, а значит, нелегально. Все, что нужно – это ГПЗУ, градостроительный план земельного участка, который в соответствии с проектом застройки определяет регламент действия на отведенной площадке. То есть мы получаем рамки, за которые выходить нельзя. Но… попробуй верни прозрачность процедурного вопроса в системе управления города. Нам говорят – в области нет архитекторов.
Есть.
Думаю, что город вполне может своими силами вернуть себе комфортную среду, а то ее и улучшить.

Источник: Журнал Стройинтерьер

На правах рекламы