Коррупционные «ловушки» недоверия

Коррупционные скандалы в российских государственных органах: Министерстве обороны, Роскосмосе, Минрегионе, — грянувшие как гром среди ясного неба, заставили обратить на себя внимание тех, кто никогда особо не интересовался подобными темами. В интернете — в социальных сетях, в блогах, на новостных порталах, — в общественном транспорте идет живое обсуждение количества золотых украшений, раритетных картин, изъятых при обыске ближайшей соратницы экс-министра обороны Сердюкова. Сразу же после громких разоблачений медиа-киллеры в лице телеведущих телеканалов разного уровня выстроились вереницей за своей очередью разоблачений. За перемыванием интимных подробностей жизни высокопоставленных коррупционеров, анализом уголовного дела, описанием деталей теряется самая главная ценность журналистского ремесла — возможность проведения непредвзятого собственного расследования той или иной ситуации.

Если внимательно присмотреться к коррупционным кейсам и их расследованию, то становится понятно, что борьба с коррупцией подменена борьбой с отдельно взятыми чиновниками, по какой-то причине попавшими в опалу. Противодействие коррупции нельзя отождествлять исключительно с борьбой против проявлений коррупции, поскольку всегда всплывает вопрос относительно создания нормальных взаимоотношений между обществом и государством, когда коррупционные взаимоотношения  были бы неприемлемы с обеих сторон. Однако происходят вещи обратные.

Разбирая последние коррупционные примеры, ставшие достоянием всего российского медийного рынка, можно говорить о том, что речь уже даже не идет о борьбе с конкретным коррумпированным чиновником, а ситуация превращается в травлю с использованием всех доступных медийных инструментов, ослабляя один из властвующих «кланов» в стране. Внутриэлитные разломы всегда поднимают ковры, под которыми долгими годами скапливались горы коррупционного мусора. И только политическая конкуренция, главным образом, позволяет применить принцип соразмерной обратной силы, который будет являться тем самым медиатором, ограничивающим злоупотребления со стороны конкретных должностных лиц, находящихся у власти.

Именно вопрос создания политической конкуренции стал основой и для вскрытия многочисленных фактов коррупции и слома коррупционной системы в Италии. Операцию по борьбе с коррупцией «Чистые руки» (Mani pulite), проводимую в Италии в 90-х годах прошлого века, возглавили миланский следователь Антонио Ди Пьетро и прокурор Джованни Фальконе, ставший прототипом комиссара Коррадо Катани в фильме про сицилийскую мафию «Спрут». Монополию на власть двух итальянских партий — христианских демократов (ХДП), сыгравших важную роль в антифашистком сопротивлении, и социалистов (ИСП), которые были втянуты в многочисленные коррупционные скандалы, - разрушили связка честных судей и независимые средства массовой информации. Если взглянуть на итальянский опыт, то после операции «Чистые руки» на скамье подсудимых оказались несколько тысяч вышестоящих государственных служащих, политических деятелей из партий разного уровня, крупных предпринимателей. Именно политическая конкуренция с опорой на добропорядочных представителей судейского корпуса и инициативных журналистов могла бы стать подобным локомотивом прогресса и в нашей стране.

Возможны ли подобные практики для России в нынешнем эволюционном витке развития? Вероятнее всего, нет.

Отсутствие механизма обратной связи между государством и обществом приводит к системному кризису доверия государственных институтов со стороны гражданского общества, обывателей и даже бизнеса. Пелена взаимного недоверия мешает гражданам, мешает государству, но ни государственные институты, ни объединения граждан не собираются делать первый шаг для устранения этой поволоки.

Прошлогоднее исследование, которое мы с коллегами провели в Калининградской области, оценивая уровень региональной коррупции, показало нам, что оценка коррумпированности того или иного органа власти зависит от уровня доверия к этому органу со стороны обывателей и бизнеса. Повышение доверия к решениям, принимаемым органами власти, возможно только через ряд обязательных условий, без учета которых пропасть недоверия между властью и гражданами будет шириться. Это, безусловно, открытость принимаемых решений органом власти, консультации с независимыми экспертами для принятия взвешенных решений по общественно значимым вопросам, наличие положительной репутации и надлежащей компетенции у государственных служащих, замещающих высокопоставленные должности.

Устранение причин системного кризиса доверия повлечет за собой формирование неких точек взаимного притяжения власти и граждан, а через некоторое время, возможно, даже запустит механизм самоочищения власти.