Качество проектирования

С началом каждого нового строительного сезона возникают вопросы: как строить, как вносить изменения в проектную документацию, можно ли параллельно проектировать и строить? Не секрет, что от 60 до 70 процентов проектной документации не отвечает современным требованиям – качество проектирования остается одной из главных проблем отрасли. В свое время проекты проходили жесткий контроль во множестве инстанций, а значимые градостроительные объекты кроме суда градоначальников выносились на суд Союза архитекторов и общественности. Ныне горожан частенько ждут сюрпризы, да и мнение профессионалов учитывается далеко не всегда. Тем временем город прирастает и прирастает новыми жилыми комплексами, бесчисленными торговыми центрами, которые не добавляют городу ни комфорта, ни красоты.

 

Слабое звено

Одно из важнейших условий качественного проектирования – состояние нормативной базы. Система технического регулирования в строительстве по сей день практически остается слабым звеном. По сути, разработаны два технических регламента: «Безопасность зданий и сооружений» и «Безопасность строительных материалов» – вот и все регуляторы качества. Поэтому приходится жить старыми наработками – существующими строительными нормами и правилами, пока не вступят в силу соответствующие технические регламенты.

Более действенным регулятором качества уже сегодня стал закон о СРО, который, во-первых, сыграл роль фильтра, пропустив на рынок только сильные проектные организации, а во-вторых, предусматривает коллективную ответственность за работу каждого своего члена за счет создания компенсационного фонда и системы личного и коллективного страхования имущества. Время покажет, насколько подобное страхование эффективно в условиях России вообще и в регионе в частности. Сегодня положение о страховании в СРО дорабатывают: в том виде, в котором оно существует, предполагается страхование рисков нанесения материального ущерба только третьим лицам при производстве строительных работ и в течение года после сдачи объекта, и застраховать объект от прямых убытков – при возникновении страховой ситуации – может лишь заказчик, которому это и невыгодно, и неинтересно. В итоге получается, что для проектировщика страхование риска прямых убытков при случайных ошибках в проекте дольше, чем на один год, невозможно.

 

Критерии предпочтения: цена или качество?

Приоритеты тех, кто создает интеллектуальный продукт, и тех, кто его покупает, порой не совпадают. Главное с точки зрения заказчика – получить такую проектную документацию, которая позволит построить здание без особых проблем, при этом будет недорогой и сделанной быстро. О каком качестве проектного продукта можно говорить?

Опять же, с точки зрения заказчика, триединым составляющим оного должны быть: удельная материалоемкость, т. е. расход материалов на единицу здания, эффективность и удобство использования завершенного объекта и отсутствие ошибок. Для заказчика первый параметр крайне важен – от материалоемкости зависит стоимость строительно-монтажных работ, причем не столько из-за цен на материалы, сколько из-за стоимости всего объема самих работ. Но и материалоемкость – весьма тонкий вопрос: экономия на железобетоне, в котором соотношение более дорогой арматуры с более дешевым бетоном может нечаянно выйти дороже, чем «неэкономный» вариант. А проекты на стадии рабочей документации, как правило, грешат именно расчетом смет и объема монтажных работ. Что до эффективности и удобства, то это не выяснится, пока не будет готова конструкция. А там уж поздно пить боржоми – такие серьезные конструктивы, как балки, колонны и т. п., уже не переделаешь. Взять, к примеру, поэтажное понижение подоконников (на верхних опасных этажах – едва ли не по колено) в одном из элитных домов у Королевских ворот: ошибка бросилась в глаза, когда дом уже стоял под крышей. Чувство полета над бездной добавляло адреналина, однако такие дополнительные бонусы развлекают далеко не всякого. Как выяснилось, в готовый и грамотный проект по настоянию заказчика была внесена поправка – добавлено шесть этажей. Ну и посыпались ошибки.

Впрочем, такой показатель, как отсутствие ошибок, никогда не бывает абсолютным и порой виден уже в начале строительства. Речь не о фатальных просчетах, когда рушатся колонны и складываются стены – СНиПы имеют страховой запас прочности, – но почти всегда строители, а с ними и заказчик начинают нервничать из-за мелких несостыковок и «доставать» проектировщика требованием работы над ошибками. Как правило, это несовпадение размеров, когда хомуты не надеваются на продольную арматуру, сборные балки синхронно «не встают» в свои гнезда в стенах и т. д. Подобные ошибки возникают всегда, когда заказчик требует ускорения сроков проектирования. Но, по мнению всех без исключения профессионалов, спешка как раз и рождает ошибку за ошибкой.

 

Аккомпанирует автор!

В коллективах, где у руля грамотный профи, проект проходит многоступенчатый контроль, и там не стесняются исправлять ошибки и вносить исправления в проект на всей стадии работы. И, конечно, грамотно сопровождают затем процесс материализации. Действительно, на практике такой «аккомпанемент» может обеспечить только солидная фирма – из тех, что занимают не последние строчки в ценовом рейтинге. «Дешево и сердито» – вечная приманка даже для людей явно не бедных, несмотря на то, что ее результат всегда одинаков. В новых условиях закона о саморегулируемых организациях «архитектурные бистро», где быстро-дешево спроворят проектную документацию, по идее, не должны осилить членство в СРО и соответственно получить допуск. Хотя ниша для них остается – кризис переориентировал строительство с комплексного и многоэтажного на коттеджики, так что быстроделам все еще остается место под солнцем.

Проектирование – технически сложный и многокомпонентный процесс, и в идеале заказчик должен его контролировать поэтапно, имея возможность влиять на результат. А если результат его не устраивает – вовремя заменить команду. То есть процесс должен быть прозрачным и поддающимся коррекции. Еще до «переправы» проектировщик должен знать и учитывать требования к назначению помещений, планировкам, применяемым технологиям и материалам, эстетической составляющей, включая фасады, цветовую гамму, благоустройство. Помогает в этом сотрудничество заказчика с проектной фирмой – в результате своевременного и надежного обмена информацией можно ускорить процесс разработки, уменьшить трудозатраты и связанные с этим издержки.

 

Кадровый дефицит

Компетентность специалистов-проектировщиков – главное условие обеспечения качества в проектировании. Ошибки проектировщиков могут основательно попортить жизнь не только жителям отдельно взятого дома, но и всему населению города. Они возникают и в процессе взаимоувязки функциональных зон отдельного объекта, и в комплексном освоении территории. Во всем мире архитектор получает право на самостоятельное осуществление архитектурной деятельности только после того, как сдаст экзамены по строительному законодательству, на знание нормативов, стандартов и сможет подтвердить свой опыт реального проектирования и строительства (поработав не один год в мастерской хорошего уровня). У нас не так: для самостоятельного проектирования достаточно диплома архитектора. Злую шутку сыграла и коммерциализация образования – на популярных архитектурных факультетах было создано платных мест на порядок больше, чем бюджетных. Результат не заставил себя ждать: мы имеем армию дипломированных недоучек с большими амбициями и маленьким потенциалом и колоссальный дефицит грамотных проектировщиков. В крупных проектных институтах создается также не слишком продуктивная среда – из профессионалов, давно перешагнувших 50-летие и плохо ладящих с новыми технологиями, и молодежи, слишком полагающейся на компьютерные программы и Интернет. По словам самих профессионалов, за последние годы проектные институты утратили специализацию, оставив прежнее свое занятие – разрабатывать и внедрять новые технологии проектирования.

 

Пробки – ошибка в генплане

В трудном положении и российская школа генплана. Калининград задыхается в пробках – и это скорее результат неграмотного планирования, чем переизбытка автомобилей. Неграмотно организованные транспортные потоки, абы как привязанные инженерные сети выливаются в бесконечные пробки на городских магистралях, сбои подачи энергии, отопления и т. д. И это опять-таки последствия ошибок в проектировании. Случаи, когда застройщики обращались к иностранным специалистам, тоже не обошлись без нервов: они действительно грамотно зонируют и рисуют красивые картинки, но на стадии госэкспертизы картинки возвращают на доработку из-за несоответствия российским нормам и стандартам. Время действительно требует пересмотра части СНиПов.

 

Качественный процент

Внесение изменений в проект – один из важнейших аспектов качества проектирования. Безусловно, делать работу над ошибками можно и нужно – но вовремя. Не строить, а потом исправлять построенное, а вносить изменения в документацию на стадии проектирования и строительства. Довольно часто и сам заказчик изменяет готовый проект, заменяя одни конструкции на другие – в итоге ухудшая качество проекта и здания в целом. Автору проекта сложно противостоять давлению заказчика – всегда найдется конкурент, согласный поступиться принципами. Большие трудности возникают и с проектами высотного строительства – из-за недостаточности нормативной базы и серьезных наработок в этой области. Стремление к индивидуальности проектов заранее обречено: сколько-нибудь интересные и экономичные индивидуальные проекты превращаются в типовые, оригинальные проектно-конструктивные решения тиражируются. Впрочем, тиражируются и не оригинальные (пример тому наша Сельма, аналог ул. Строителей, 25, кв. 12 из «Иронии судьбы»). Но и при этом, по мнению экспертов, около 70 процентов проектной документации оставляют желать лучшего. Особенно это касается жилья, в том числе и так называемого элитного – его «зависает» на рынке больше всего. Жилой дом надо проектировать так, чтобы он был востребован. Именно рынок показал, что потребителю нужны современные, компактные (40-60 м²) квартиры, а у нас продолжают строить неэкономичные и часто неуютные апартаменты по 180-200 квадратных метров. Заказчики и инвесторы должны вернуться к хорошо забытому старому, правда, на новом уровне. Тем более что цены на жилье, по прогнозам экспертов, снова будут расти – и достаточно активно, поскольку заделов в прошлый год почти не было и предложение скоро будет значительно отставать от спроса. Конечно, с учетом качества…

 

Как навести порядок?

Нельзя сказать, что никто в стране об этом не думает. Возможно, что скоро одним из основных требований к членам проектировочных СРО будет наличие системы менеджмента качества, подтвержденное сертификатом. Внедрение системы менеджмента качества в соответствии с ИСО 9001 позволит упорядочить процесс проектирования, открыть скрытые резервы и найти слабые звенья, обеспечив контроль качества этапов проектирования и конечного результата.

Современные компьютерные технологии позволяют и обеспечить необходимое качество проектов, и сократить сроки процесса (требование, к которому заказчик особенно придирчив). Но качество проекта и качество застройки взаимозависимы – многое зависит от совести и подготовки профессионала.

Возможно, качество проектирования значительно возросло бы, если региональный Союз архитекторов имел бы возможность видеть работы друг друга и оценивать их. Пока этого нет, а отсутствие критики всегда чревато: сегодня члены союза являются в первую очередь конкурентами и только потом – коллегами.

 

Елена Чиркова

Фото Ольги Даниловой

Источник: СтройИнтерьер

На правах рекламы