Архитектурный Калининград: мечта и реальность

Проблемы градостроительства и архитектуры постоянно находятся в фокусе общественного внимания, и о них пытаются судить все. Уже не сосчитать, сколько же раз власти Калининграда предлагали общественникам, экспертам и политикам решить вопрос развития центра города. В этом многоголосом хоре как-то не слышно голоса профессионалов. А может, его никто не хочет слышать?

Что имеем: кризис или анархию?

Сфера градостроительства у нас в городе во многом остается теневой и непонятной как для горожан, так порой и для бизнеса. Отличительная черта периода территориальных преобразований городского пространства прошлого десятилетия – анархизм, выросший на желаниях двух активных субъектов. Инвесторов, заинтересованных во вложении средств в объекты недвижимости и не придававших значения внешним характеристикам здания. И строителей, заинтересованных в том, чтобы с минимальными затратами реализовать как можно больше квадратных метров. Другими участниками формирования облика сегодняшнего города были власть, в решениях которой присутствует субъективный подход, и – на последнем месте – архитекторы, вынужденные исполнять волю заказчика. Калининград пережил непростой период преобразований городского пространства, и его наследие заключается как в приросте жилищного фонда, так и, к сожалению, в градостроительных ошибках, которые зачастую невозможно исправить. Именно на эти ошибки реагируют горожане, организуя протестные акции и создавая общественные движения. Сейчас очевидно, что существующий в архитектуре города кризис напрямую связан с отсутствием полноценной градостроительной документации. А ее отсутствие – с дефицитом архитекторов-градостроителей.

Как принимаются решения?

Существующая система принятия градостроительных решений в администрации города мало отличается от советских времен. Есть главный архитектор, есть при нем Градостроительный совет, имеющий совещательный (консультативный) статус. В результате главный архитектор не может принять самостоятельное решение, будучи в прямой зависимости от воли своего начальства. Он пытается обсуждать проекты, затрагивающие сложившиеся городские территории, на Градостроительном совете, но совещательный орган хоть советы и дает, но ничего не решает. Получается, что главный архитектор остается один на один с инвестором и своим начальством. А общественному обсуждению проектов, затрагивающих интересы множества горожан, в нынешней системе принятия решений просто нет места, хотя формально они и проводятся. Трудно сказать, что последние несколько лет обсуждается и на Градостроительных советах. Прессу туда не допускают, информацию об обсуждаемых проектах не публикуют. Например, в правительстве Калининградской области с апреля прошлого года ежемесячно заседает Градостроительный совет. На нем архитектурное сообщество региона знакомят с предполагаемым внешним видом планируемых к строительству объектов и развитием территорий. Журналисты на Градостроительный совет не допускаются. Почему? Так как логически это объяснить сложно, вывод напрашивается один: нечего жителям раньше времени знать, что им построят под окнами. Главный архитектор Калининграда Олег Купердяев также является членом областного Градостроительного совета, но на свой – городской – совет тоже журналистов не приглашает, аргументируя это тем, что он собирается нечасто по причине того, что сейчас проектируется не так много объектов.

Давайте посмотрим, а что проектирует нынешний архитектор? В основном, как и двадцать лет назад, он проектирует отдельно стоящие здания. Редкий случай, когда архитекторы проектируют еще и городскую среду вокруг отдельных зданий (почему-то называя это благоустройством), и еще реже, когда у них это выходит удачно. Поэтому сегодня так трудно найти хотя бы один удачный пример создания комфортной городской среды. Получается, что отдельные здания наши архитекторы проектировать еще могут, а вот «выращивать» городское пространство (проектировать не сквер, фонтан и памятник, а городскую среду!) никто почти не умеет. Более того, исключение архитекторов из состава рабочей и государственной комиссий не дает возможности авторам проекта влиять на качество строительства и препятствовать изменению архитектурно-художественных решений. Таким образом, нарушается равноправное взаимодействие структуры «заказчик-архитектор-подрядчик», что наносит непоправимый вред градостроительной среде и тем самым обществу.

Но учиться хорошему не хотим

Хотя изобретать велосипед самому сегодня вовсе не требуется. До границ Калининградской области расстояние от 30 до 50 километров, и мы видим совсем другую архитектуру городов. Градостроительная документация, подходы к обустройству окружающей среды тоже не являются секретом. Во всех цивилизованных странах подхода к градостроению два – профессионализм и уважение к гражданам своей страны. Хотя близкая к нам Европа тоже активно застраивается. Но у них получается красиво, а у нас нет. Почему? Недавно я вернулась из Норвегии, страны очень схожей с нашим регионом как по климатическим условиям, так и по численности населения на квадратный километр. Успехи новой норвежской архитектуры имеют достаточно простое объяснение. Норвегия – страна с самой эффективной на сегодняшний день государственной программой поддержки архитектуры и дизайна. Будучи третьим по величине экспортером нефти в мире, Норвегия имеющиеся в распоряжении государства средства расходует на планомерное улучшение жизни граждан, в том числе с помощью архитектуры и дизайна. Свежий пример: совсем недавно в 2009 году был принят документ «Норвежская архитектурная политика», в котором сформулировано шесть основных постулатов:

  1. Архитектура должна выбирать экологичные и энергосберегающие решения;
  2. Города и населенные пункты должны застраиваться архитектурой хорошего качества;
  3. Государство должно охранять культурную среду и архитектурное наследие;
  4. Знания об архитектуре необходимо компетентно и широко пропагандировать;
  5. Государство должно подавать пример;
  6. Норвежская архитектура должна быть заметна на международной арене.

Как повысить качество архитектуры?

Все гениальное просто. Надо просто захотеть. Если выражаться российской терминологией – проявить политическую волю. Чтобы совершить отбор наиболее качественных проектов, необходимо проводить конкурсы на проектирование в тех участках, которые особо ценны с исторической и градообразующей точки зрения. Конкурсы идей или объемно-пространственных концепций. Они должны стимулировать профессиональную дискуссию. А победившая идея или концепция послужит впоследствии для привлечения инвесторов. На особо сложных территориях конкурсы необходимо проводить в несколько этапов. Сначала провести конкурс на идею функционального использования данной территории, а потом уже на архитектурное решение. Без этого мы не научимся создавать улицы с разными фасадами, где есть место почеркам разных архитекторов, соседствующим друг с другом. Не научимся использовать материалы, очень желательно отечественного производства, надежные и приятные на ощупь, проходя мимо которых можно ощутить богатство деталей и разнообразие окружающей построенной среды. Но такой подход полностью исключает такое российское понятие, как «договориться». Власть не должна договариваться с инвестором или застройщиком, она должна создать условия, когда все городское строительство будет осуществляться на пользу горожанам, а не тем людям, которые успели купить или взять в аренду кусочек городской земли. Потому что городская земля – это ограниченный невосполнимый ресурс исключительно высокой ценности. И эффективное использование этого ресурса отнюдь не означает получение сверхприбылей для инвестора. Это прописные истины, для понимания которых совсем не обязательно брать консультации даже у такого знаменитого датского архитектора-урбаниста, как Ян Гейл. Чтобы сделать город комфортным для проживания, нужно прежде всего научиться уважать людей, которые в этом городе живут. А значит, не пренебрегать мнением граждан, которое они высказали на общественных слушаниях. Яркий пример – строительство «дома разума» на месте бывшего кафе «Сказка». Горожане не просто против высотного здания в этом месте Калининграда, существующие правила землепользования и застройки не предусматривают здесь высотного строительства. Зачем их нарушать в угоду инвестору? А судя по позиции власти Калининграда, решение будет принято, не совпадающее с мнением калининградцев. Во всяком случае, главный архитектор Олег Купердяев уже озвучил, что вынужден подписать разрешение на строительство. Интересно, кто его вынудил? И к чему тогда дискуссии о комфортном городе? Но все же, по моему глубокому убеждению, если уж мы снова после кризиса громче заговорили о градостроительстве, поверили в будущее, то важнее всего как можно быстрее приступить к созданию пространств городов, которые нам в душе уже всегда нравились, но где мы до сих пор предпочитали путешествовать, а не жить постоянно.

Когда верстался номер

Главный архитектор Калининграда Олег Купердяев подал в отставку.

Экспертный совет

Как повысить качество архитектуры?

Александр Попадин, культуролог:

«Первое – ввести народно-профессиональное звание «качественный заказчик». Половина некачественности зависит именно от того, ставит ли он перед собой задачу качественной архитектуры, ведь она может быть такой в любом рыночном сегменте – от экономкласса до элитного, которого у нас почти нет. Может ли заказчик формулировать задачу не только на экономическом языке, готов ли он тратить на полпроцента от бюджета больше или экономит на проекте и в итоге на качестве города, в котором потом мы все живем? И уж вторым пунктом идут собственно архитекторы, качество их работы. Будет спрос – они будут заинтересованы работать иначе. А третьим – мэрия, которая должна в проектах планировки задавать регламентами правила архитектурной игры, не поддаваясь лоббистским интересам. Тут надо, чтобы кто-то из лобби подал пример, что можно хорошо зарабатывать, не штампуя стандартные многоэтажки, как это делают сейчас на месте бывшего КВАТУ.

Как повысить качество архитектуры?

Сергей Гулевский,

директор архитектурной мастерской «4+»:

«Во-первых, качественная архитектура в смысле высокого качества городской среды может «вырасти» только из системного подхода к комплексу проблем градоустройства, из понимания, что город – это единый организм, а не отдельно взятые проблемы транспорта, площадей, скверов, градостроительных доминант и т. д. У меня есть ощущение, что сейчас решаются проблемы по мере их поступления, а вот комплексный подход отсутствует. Во-вторых, качественная архитектура может возникнуть только при высокой конкуренции. Нужно хотя бы на самые значимые объекты в городе объявлять конкурсы. В-третьих. Архитектурному цеху необходима «молодая кровь». Сейчас старится поколение архитекторов, прибывших в Калининград еще в советское время по распределению, а молодых архитекторов раз-два и обчелся».

Как повысить качество архитектуры?

Юрий Забуга, архитектор:

«Любая архитектура показывает уровень развития экономики. Так что экономический фактор является главным стимулом для качественной архитектуры. Более того, спрос на нее должен быть и у общества. Нужно повышать общий уровень культуры и людей, и заказчиков, и застройщиков. Считаю, что нужно возвратить лицензии на архитектурную деятельность, которые были отменены в 2003 году. Это нарушило систему ответственности за качество проекта. Сейчас кто угодно может назвать себя архитектором. Надо все-таки понимать, что проектирование и архитектура – это разные вещи. Архите́ктор (от др.-греч. αρχι- (главный, старший) и Τέκτων (плотник, строитель) – «главный строитель» – квалифицированный специалист, который на профессиональной основе осуществляет архитектурное проектирование (организацию архитектурной среды), включая проектирование зданий, в том числе разработку объемно-планировочных и интерьерных решений. И этому определению альтернативы нет».

Как повысить качество архитектуры?

Александр Глушков, архитектор, директор архитектурной мастерской «АККО»:

«Как повысить качество архитектуры? Инициировать законопроект об обязательной установке на зданиях памятных досок об архитекторах и заказчиках «произведения» архитектуры. Город должен знать своих «героев»! Ответственность перед будущим. Что твое имя оставит потомкам – Макс Ашман парк или фасады ТЦ «Европа?»

Текст: Наталья Будоян

Фото: Ольга Данилова

www.stroyint.ru

Источник: Журнал "Стройнтерьер"

На правах рекламы