Калининград: образ будущего

Мы видим, как меняется наш город. А многие определяющие его кардинальное изменение моменты еще только были озвучены на прошедшем в конце прошлого года международном архитектурно-проектном семинаре (воркшопе), который объединил под одной творческой крышей архитекторов не только России, но и Европы. Координаторы Ольга Мезей и Юлиус Эллерс, модераторы Владимир Крогиус, Вернер Меллер и Николай Новиков не отступали от плана-программы воркшопа ни на шаг, ни на минуту, задавая ритм и тон всему семинару.

С появлением нового генерального плана Калининграда впервые встали и вопросы, выходившие за его рамки, но требующие решения. В числе приоритетных — в каком стиле должен застраиваться город, должна ли в нем присутствовать высотная этажность, где должны располагаться парки и скверы и сколько их должно быть? Следом по цепочке потянулись другие, не менее важные: как относиться к историческому центру, который полностью разрушен, что восстанавливать из памятников немецкой архитектуры и что охранять и что вообще может являться предметом охраны?

Основная проблема заключалась в том, что у нас центр города не несет никакой смысловой нагрузки, нерациональное использование пространств потребовало вмешательства профессионалов. Вот тогда и возникла идея проведения воркшопа с учетом того, что большая инициативная поддержка шла от специалистов из Германии. Первый этап семинара носил познавательный характер. Шел обмен опытом, специалисты подробно рассказывали, как в других странах пытаются «лечить» такие территории. Тогда впервые зашел разговор и о том, как можно «вылечить» территорию с учетом того, что на ней уже построено. Европейские архитекторы делились опытом не только создания территорий благополучия, но и опытом того, как «лечат» в Европе территории, где размещены трущобы. Анна Брунов-Маунула, архитектор из Хельсинки, обратила внимание участников на подход к проектированию: «Нам нужны другие инструменты для решения новых задач. Центр — для кого? И чего нельзя делать?». Эти два важных принципа были положены в основу всей трехмесячной работы участников воркшопа. Интернациональные проектные группы более всего были озабочены тем, чтобы, во-первых, в результате «мозгового штурма» родилась такая модель развития центральной части города Калининграда, которая сделала бы жизнь людей максимально комфортной. А во-вторых, и все участники сходились в этом, надо по-хозяйски бережно распорядиться историческим наследством. Артуром Сарнитцем был предложен девиз: «На мощном фундаменте прошлого построим будущее». Валерий Губин выступил за то, чтобы в основу проектных разработок положить принцип: «Возвращаем городу собственный образ и пространство».

Образ города — вот основное, за чем уже вырисовывались плотным кольцом более масштабные проблемы: и транспортная, и озеленения, и создания мест отдыха, которых сегодня в городе практически нет. Образ фасадов — эта традиционная полемика в Калининграде между сторонниками воссоздания немецкой архитектуры и современного облика, получившая новый виток с приходом в главные архитекторы Александра Башина, тоже нашла свое дискуссионное воплощение в воркшопе. Потому что международная конференция в полном объеме проанализировала историческое наследие, планировочную структуру города, историю развития стиля и адаптации. И отрадно, что эта тема была дискуссионно озвучена очень аккуратно и отнюдь не однозначно: город может развиваться в разных направлениях, но не стоит идти по пути бутафорского воссоздания того, что осталось лишь на открытках. Кстати, когда в сентябре специалисты анализировали построенное и увиденное ими в городе, особых комментариев удостоились и «Калининград-Плаза», и дом напротив «Рыбной деревни». Хотя сама «деревня» может служить хорошим местом для привлечения туристов, по мнению московских специалистов, но без привязки к прошлому — потому что выглядит в таком случае как бутафория. А торгово-офисный центр «Калининград-Плаза» по внешнему облику был приравнен к Дому Советов — ничем не лучше, несмотря на разделяющие здания три десятилетия.

В общей сложности было обозначено около двух десятков проблемных вопросов, которые озвучил главный архитектор Калининграда Александр Башин. В том числе необходимость уточнения и детализации функционального зонирования центра города, проработка схемы движения транспорта в центре и историческом ядре, предназначение Московского проспекта как составляющей центра, судьба эстакады и развитие исторических территорий, исторических мостов в ядре города. Что делать с Королевским замком, сносить или использовать Дом Советов? Быть ли Международному университетскому центру на острове Кнайпхоф? Как решать в дальнейшем судьбу районов панельной застройки? Перспективы использования поймы на Большом острове. Как должен выглядеть и где находиться административно-деловой центр города? Что делать в дальнейшем с промышленными зонами в центре города — выносить или перепрофилировать? Как должны выглядеть ландшафтно-рекреационные зоны и пешеходные пути в центральной части, есть ли перспективы развития прибрежных территорий в ядре города? Въездные градостроительные узлы и акценты. Что делать с территорией порта — выносить или перепрофилировать предприятие?

Третий этап, совместная проектная работа групп, стал логическим завершением всей предшествовавшей работы. Или продолжением. Потому что, безусловно, то, что предстоит сделать теперь, по мнению специалистов, рассчитано на много лет вперед. Главная задача, которая стояла перед интернациональными проектными группами, заключалась в том, чтобы в результате работы получилась модель развития центральной части города, позволяющая сделать жизнь людей комфортной. Основной акцент был сделан на том, что к историческому наследию надо относиться бережно.

Архитекторы России, Германии, Нидерландов, Финляндии, Польши под руководством модераторов рассматривали город с учетом существующих проблем и представляли свою единую концепцию перспективы застройки центральной части Калининграда. По мнению Рональда Шерцер-Хайденбергера из Лейпцига, важным в ходе работы стал вопрос идентичности города: «Мы должны уважать не только историю древнего прусского города, но и его современную историю. Это подход равноценной значимости. Мы предлагаем сохранить и памятники истории, такие как фортификационные сооружения, и Дом Советов. Раскопки на месте Королевского замка — память города. И остров Кнайпхоф — тоже. Их развитие должно идти уникальным способом, их нельзя превращать во что-то другое».

Была решена и главная задача — как относиться к центральной части города, к ее застройке, к тому, где надо ее разрядить, а где добавить пешеходные зоны. Калининград в этой связи может вполне стать новой экспериментальной площадкой, на которой можно воссоздавать прошлое и экспериментировать с новыми формами. Ведь Кенигсберг, застраивавшийся по радиально-кольцевому принципу, был перекроен в советскую эпоху и стал развиваться по линейному типу. Итогом такого развития стал невнятный Ленинский проспект, как основная зона центра с нанизанными на него общественными зданиями, и отсутствие самого ядра центра. Наш своеобразный городской центр переместился на ту территорию, где для него не так уж и много места и где его невозможно дальше развивать. Поэтому проектные группы воркшопа решали в том числе и эту задачу — сколько нужно добавить общественных пространств, где они должны появиться и какими в итоге они должны быть, надо ли менять уже сложившуюся систему линейных пространств и пытаться вернуть утраченную радиально-кольцевую? И если смещать центр города в новое место, то какое здание общественной значимости нужно в этом центре строить или создавать? Надо ли переносить в таком случае в этот центр орган власти, например, ведь это непременный атрибут центральной части, вокруг которого формируется своя зона активной значимости? В числе предложений были озвучены и идеи переноса либо органов муниципалитета, либо федеральной власти. И в принципе доля рационализма в этом предложении есть: по мнению специалистов, вокруг функции вырастает пространство и меняется его статус. Поэтому если новый центр города получит статус официального, то органы местного самоуправления вполне могут быть перенесены в эту часть центра. Речь в этой связи шла о вариациях воссоздания Королевского замка. Не исключено, что после всех исторических проработок, историко-культурной экспертизы будет принято решение, в каких образах и объемах реставрировать-восстанавливать замок или какие-то его фрагменты. Вся территория вокруг Дома Советов — от Дворца бракосочетаний и до Ленинского проспекта — после единогласного решения обозначена на схеме красным пунктиром: ее застройка теперь возможна только после объявленного международного архитектурного конкурса.

Отдельного внимания заслуживали предложения по пешеходным зонам. Большинство групп архитекторов предложили создать с севера на юг непрерывную рекреационную зону, связывающую части города, которые сегодня достаточно разрозненны. Московский проспект, построенный в советскую эпоху и на месте которого не было улицы в Кенигсберге, отсек северную часть города от южной. На воркшопе были высказаны предложения, как связать с учетом существующей застройки, строительства мостов и разницы по уровням эти части города в единое целое.

Особое внимание было уделено ядру города и решению транспортной проблемы. Необходимо создать внешнее транспортное кольцо, чтобы разгрузить центр, и предложить современные инструменты улучшения коммуникаций. Среди предложений транспортной развязки были и необычные для Калининграда: приглашенный из Минска в качестве эксперта Юрий Важнов считает, что в перспективе у города может появиться собственное метро. А финские архитекторы предложили формировать инфраструктуру для велосипедистов. В далекой перспективе, посчитали участники воркшопа, не исключено, что Московский проспект потеряет свое сегодняшнее значение, и тогда его можно будет превратить в небольшую по ширине дорогу с бульварами. Многим архитекторам по душе идея убрать эстакадный мост, но пока это финансово неподъемная затея. Пока же до ее воплощения далеко, можно воспользоваться предложением голландских архитекторов: построить под мостом вдоль гавани здания, как это и было в старом городе, создав там зону отдыха. Возможно, в первозданном виде будет восстановлен и Зеленый мост, воссоздан Альтштадт. Было много предложений по различным стилям и образам будущей застройки. Примечательно одно: никто не предложил построить декорации. Все творческие работы были направлены на то, что город должен быть современным. В каждом проекте были предложения, как реализовать нашу потребность увидеть тот город, который мы никогда не видели — Кенигсберг. При этом предлагалось реализовывать через современное восприятие и архитектурные формы — такая своеобразная связующая нить между прошлым и будущим. Например, предложение о создании регулярного французского сада из боскетов, который по объему, высоте и размеру улиц между боскетами напоминал бы ранее существовавшую застройку на острове. В итоге подобных экспериментов, по мнению участников воркшопа, могут появиться такие художественные приемы, которых нет ни в одном городе, что, безусловно, понравится горожанам и привлечет туристов.

Воркшоп ответил на важные вопросы. Он констатировал, что есть очень много больных для города тем, которые надо решать, при этом некоторые вопросы необходимо было решать еще вчера, например, строить второй эстакадный мост, который мы только начали возводить. Вообще транспортная проблема была признана для города одной из серьезнейших проблем. Было отмечено, что в транспортной схеме нашего нового генерального плана порядок реализации отдельных транспортных магистралей не учитывает интенсивности изменения и напряжения ситуации в городе. Исходя из этого, порядок реализации транспортных магистралей надо менять. Надо вовремя возводить мосты и приступать не только к скорейшему завершению начатого моста, но и строительству следующего из намеченных.

Раньше Калининград застраивался с севера на юг, потом по линии Московского проспекта — с запада на восток, сегодня проектировщики предлагают осваивать промышленную зону в районе порта, вблизи двухъярусного моста и по соседству с Фридрихсбургскими воротами, которые в одном из предложений своеобразно обыграли, предложив сделать вокруг гигантский Экспоцентр. Архитектор из Москвы профессор МАРХИ Андрей Некрасов внес предложение, как грамотно убрать давление бизнеса на центр. Для этого, по его мнению, надо вынести на запад гавань для паромов, гостиницы и бизнес-центр. Там сделать марину, систему отелей для туристов, канал. Калининградский архитектор Сергей Лебедихин увидел на генплане «зеленый крест», положенный на тело города и два направления развития у зеленых зон: с севера на юг — от Верхнего озера до парка 40-летия ВЛКСМ, и с запада на восток — по линии Московского проспекта. Более того, по его мнению, можно включить в активную жизнь мертвую зону отрезанного транспортными коммуникациями парка Победы и связать его единым пешеходно-транспортным маршрутом с другими достопримечательностями Калининграда, построить на острове стадион и создавать там рекреационную зону.

Польская группа, включавшая реставраторов, поднимавших из руин Гданьск, предложила идею восстановления исторического центра ганзейского города Кенигсберга, которая тоже кому-то покажется фантастической: площадь Победы может снова стать Ганза Плац — не по названию, а по сути, с рыночной мощеной площадью и средневековыми домиками по периметру. На реставрацию может уйти и 20 лет. Но все эти годы, считают поляки, жители города будут жить предчувствием появления Старого исторического центра, ожиданием встречи с прошлым, которое неразрывно связано с настоящим. Олег Копылов предложил восстановить синагогу — на старом месте, напротив Кафедрального собора. Она окажется как раз на туристической тропе. Архитектор из Финляндии Анна Брунов-Маунула уверена: Кнайпхоф после восстановления здесь Альбертины, старого немецкого университета и с Кафедральным собором может стать объектом, охраняемым Юнеско. И это тоже привлечет в Калининград туристов.

Архитектор Мирослав Зайдлер из Гданьска за появление замка на Королевской горе, за возвращение исторического ландшафта. Польская группа в поисках «гениуса лоци» — души города — пришла в своих проектах к тому, что надо реставрировать старинные места: Альтштадт, Лебенихт, Кнайпхоф. В проектах московской группы восстановление застройки Кенигсберга до 1944 года. Атмосферу средневекового города будут создавать здания, построенные перед домами семидесятых на Московском проспекте. Предполагается, что эта часть города — на пути пешеходной зоны — плавно спустится от берегов бывшего Замкового пруда к зеленой набережной Преголи и по новому мосту через реку устремится в южную часть Калининграда. Территорию вокруг Нижнего озера автор-победитель конкурса проектов Музыкального театра Андрей Некрасов видит как парк-украшение города. Концепция застройки исторического центра Калининграда, представленная архитектором Юрием Забугой, основана на опыте двадцатилетних исследований. По его мнению, нам не нужны новоделы и дома, восстановленные один в один. Сохраняя старые структуру и масштаб, надо предлагать современные архитектурные проекты, которые будут развивать город. Воркшоп показал, что возможно совместить линейный общественный центр, разделить два общественно-политических центра и найти между ними общее. Мы можем, не боясь, применять в этом городе любые формы — и современные, и использовать историзм. Главное — ставить правильные задачи. Нельзя восстанавливать ничего не значащие фасады, город должен быть благоустроенным и удобным и для любителя современного уровня жизни и динамики, и для человека, который любит размеренность и старую застройку.

Следующим шагом должна стать детальная проработка всех предложений. В тексте новых Правил землепользования и застройки будет приведен перечень разрешенных использований и будут названы запрещенные использования, перечислены условно-разрешенные использования, названы предельные параметры застройки: предельная этажность, предельная плотность. В эти правила должны быть внесены соответствующие регламенты, которые касаются транспортных магистралей, будущих пешеходных зон и будущих территорий, которые подлежат изменению, но сегодня застроены. Чтобы это все реализовать, потребуется не одно десятилетие. Предстоит работа и по проектам планировки, расчету необходимых для привлечения в бюджет средств, разработке инвестиционных проектов, поиску территорий для замещающего жилья.

Андреа Мен, архитектор из Нидерландов, при подведении итогов работы воркшопа сказала: «Стремление работать в кооперации — это качество жителей европейского города». А это стремление было проявлено архитекторами на семинаре в полной мере. Сию минуту нельзя сказать, сколько будут стоить проекты преобразования Калининграда, но уже сейчас понятно, что все мы, и градостроители, и жители города, переступили невидимую черту, отделившую Калининград, устремленный в мечту, от Калининграда прозябающего. Вернер Меллер, модератор международного проектного семинара, назвал это «прыжком в вечность». Главное же, что показал международный семинар — у Калининграда есть шанс получить свою, особую модель развития с удачным совмещением архитектуры из прошлого, настоящего и будущего.

Источник: журнал Стройинтерьер

На правах рекламы