Заместитель главного пристава: по количеству дел у нас половина области — должники

Олег Демьянченко
Все новости по теме: Долги
В региональной службе судебных приставов сегодня находится 481 тысяча дел. В период отпусков это грозит некоторым должникам обернуться непредвиденными неприятностями. Из-за наложенных ограничений сегодня выехать за границу не могут 3,5 тысячи жителей области. Почему отпускнику лучше не надеяться на интернет и по старинке зайти в отделение службы, сколько калининградцы накопили долгов и во что обходится работа приставов — об этом в интервью заместителя главного пристава региона Олега Демьянченко.

— 3,5 тыс ограничений выезда — в принципе, результат достаточно… Ну, может быть, не такой большой, но, по крайне мере, на полторы тысячи больше, чем за соответствующий период прошлого года. И так вот мы из года в год постепенно увеличиваем эту цифру.

— Эффективная мера?

— У нас есть статистика, по отдельным категориям производств, где-то 15–20% из них заканчивается в ближайшие 2–3 месяца после вынесения ограничения. Тут надо еще иметь в виду, что не каждый человек из числа должников заинтересован в постоянном перемещении через границу. Но, учитывая особенности географические нашего региона, эта мера, может быть, не на 100%, но достаточно эффективна.

— В каких случаях она применяется?

— Должно быть возбуждено исполнительное производство на основании судебного акта. Должнику направляется копия постановления. Проходит определенное время, должник не оплачивает, наступает элемент уклонения. В этом случае пристав вправе вынести постановление об ограничении.

— То есть, это касается не всех?

— Не 100%. Во-первых, роль играет соразмерность, во-вторых — то, что у нас есть ряд исполнительных документов, которые не являются судебными решениями, а вынесены другими органами — ГИБДД, налоговой. Но здесь есть другой вариант — постановление об ограничении-то пристав сам не вправе вынести, но по таким должникам при злостном уклонении мы сами подавали иски в суды. Вы знаете, есть еще такой вариант: не всегда люди проживают по месту своей регистрации. К нам поступает решение суда, мы направляем туда соответствующее извещение. Получил его адресат, не получил — по закону, это, тем не менее, считается надлежащим уведомлением человека.

— Несмотря на то, что, в принципе, он может и не знать?

— Ну как вам сказать, он может не знать, но закон устанавливает так. Конечно, обидно, когда человек купил путевки, а бывают и сложные семейные ситуации: болезни, например. И вот он прибегает на границу, а ему говорят: извините, вам ограничен выезд. Он начинает бегать, судорожно пытаться находить деньги, погашать задолженность…

Но надо иметь в виду, мы всегда предупреждаем: здесь цепочка, некоторые говорят, бюрократическая. Но это порядок, установленный федеральной службой судебных приставов и федеральной службой безопасности, порядок прохождения документов.

То есть, постановление о снятии ограничения выносится приставом, предоставляется нам сюда в управление, раз в неделю мы формируем реестр, проверяем законность, обоснованность, соответствие необходимых реквизитов, направляем его в электронном виде в центральный аппарат ФССП, там тоже проверяют, сводные реестры по России делают, направляют их в центральный аппарат Федеральной службы безопасности. Те — свои процедуры… И потом оттуда уже эти документы, соответствующим образом оформленные, расходятся в пункты пропуска по всей территории нашей России.

pristav_3.jpg— И на сколько приходится отпуск в среднем отложить?

— В среднем, мы подсчитывали, где-то в пределах 15 дней все это занимает. Но бывает, конечно, когда мы идем навстречу, это два момента: либо постановление вынесли явно незаконно, были случаи, когда мы сами устанавливали, что пристав необоснованно применил такую меру, либо человек приходит, показывает документы: необходимо срочное лечение, какие-то другие процедуры и его «неперемещение» через границу может создать угрозу жизни, здоровью. Тогда мы в экстренном порядке выходим на Москву, но и тогда процедура в пределах двух-трех дней занимает — установлен определенный порядок, мы не можем его нарушить.

Правда, сейчас проговаривается, что со временем, возможно, будут установлены в пунктах пропуска специальные терминалы платежные, возможно, мы доработаем наш уровень взаимодействия с ФСБ и пограничной службой, чтобы можно было человеку оплатить, тут же сигнал пошел по электронной почте и они сразу отреагировали. Но это пока, скажем так, из области желаемого, но пока нереального. Мы вносили такие предложения и на уровне нашей службы, и обсуждало руководство страны эти вопросы, но пока в силу технических возможностей они не решены.

Поэтому мы всегда настоятельно убеждаем людей проверять все заранее. Тем более, сегодня получить информацию, является человек должником, не составляет труда. Иногда достаточно зайти на наш сайт, набрать свою фамилию-имя-отчество и увидеть, есть ли дело, в каком отделе, даже телефон пристава указан. Кроме того, есть новшество для наиболее продвинутых граждан, которые используют «Айфоны» и прочее: возможность зайти в специальное приложение, подписаться на услугу — и вам автоматически будет приходить информация, если на вас в каком-нибудь регионе России завели дело.

— То есть, это гарантировано: я не вижу своей фамилии на сайте и смогу 100% уехать?

— Ну, давность обновления базы тоже есть определенная, стараемся, чтобы поддерживался суточный режим, но периодически есть отставания на 2-3-4 дня. Поэтому мы всегда настоятельно рекомендуем: собрались ехать за границу, собрались ехать в отпуск — никто же не принимает решение спонтанно, какое-то время есть — у нас по вторникам и четвергам каждое подразделение открыто для общения с гражданами. Надо подойти по месту регистрации своей — как правило, производство возбуждается там, где гражданин зарегистрирован. Посмотрели, убедились, что нет, и с чистой совестью, спокойно…

— Не очень удобно для тех, кто живет не по месту прописки.

— Можно письменный запрос направить. Можно, в конце концов, если сложности есть, обратиться к нам в управление. Но мы же не просто ко всем такую меру применяем, мы применяем к определенной доле должников. Самое главное — вовремя стараться следить за своими долгами, не накапливать их, не прятать голову в песок, зная, что у тебя есть машина и не пришла квитанция по каким-то причинам… Ну не пришла — и что, у нас амнистии нет, значит, произошел сбой по каким-то техническим причинам, это не повод. Проходит время, в конце концов этот долг накапливается, пени образуются. То же самое касается административных штрафов. Ну что, человек, которого остановил сотрудник ГИБДД и оформил протокол, не знает, что ему штраф назначили? Думают: «Может, не найдут, может, забудут», — а потом в самый неподходящий момент это «выстрелит» и появятся лишние проблемы.

Отдельно хотел бы сказать о поручителях. У нас такое отношение к кредитам в последнее время, что это свободно, что это просто. «Ну вот я кредит беру, поручись за меня», — так сказать. Но все забывают о том, что в случае непогашения кредита наступает солидарная ответственность. А потом говорят: «Он же взял кредит, почему вы с меня пытаетесь спросить?». Извините, мы взыскиваем задолженность со всех трех (поручителей в каждом случае два). И мы вправе взыскать всю сумму, а он уже потом пускай разбирается со своими «сотоварищами», чтобы они компенсировали ему что-то.

5tys_1.jpg— А сколько у нас таких несчастных поручителей?

— Эту цифру я не могу назвать, у нас такой статистики нет, а в целом по итогам четырех месяцев по искам кредитных организаций более 17 тысяч производств по области. И в большинстве случаев — это физические лица. И сумма задолженности очень большая, 20 миллиардов рублей. А всего у нас на сегодня на исполнении 481 тысяч исполнительных производств на 43 с половиной миллиарда рублей.

— Половина жителей области!

— По количеству дел — да. Я говорю обычно, что у нас в области обязательно кто-то должник, а кто-то взыскатель. Но, конечно, утрирую, потому что есть у нас должники, в отношении которых несколько производств — это касается и штрафов, и услуг ЖКХ. А вообще уровень бедствия, вы сами видите, достаточно серьезный. Хотя по ЖКХ количество в общем-то незначительное, 25 тысяч производств на 241 миллионов рублей.

— На это надо, видимо, армию приставов.

— Вы знаете, непосредственно у нас занимаются принудительным исполнением 220 сотрудников. Вот и считайте, 481 тысяча дел на 220… При условии, что где-нибудь в Немане, в Нестерове, Полесске, дел гораздо меньше, а вот в Калининграде и Гурьевске на сотрудника приходится 4–5 тысяч производств. Люди обращаются с жалобами, и в ряде случае они обоснованы, но просто физически, понимаете… А взыскатель хочет, чтобы к нему назавтра деньги начали поступать. Высокая нагрузка, плюс в Калининграде для начинающего пристава-исполнителя 10–12 тыс зарплата, сами понимаете, не самая высокая. И поэтому — текучесть кадров. Приходят выпускники юридических вузов, в течение нескольких месяцев-полугода набираются опыта, а опыт колоссальный, и ищут себе более предпочтительное место. Потом приходят новые сотрудники, уходит время на их обучение. И вот постоянно эти процессы идут.

Я не хочу, чтобы это выглядело, будто я начинаю оправдываться, за, может быть, недостатки, потому что есть и плюсы. Ведь большинство госорганов тратит деньги налогоплательщиков, некоторые говорят, мол, «армия чиновников». Нас тоже относят к чиновникам, но скажу, что по итогам 2012 года нами в бюджет было возвращено налогов, штрафов, платежей более 800 миллионов. При этом на содержание нашей службы в прошлом году было потрачено около 210 миллионов. А всего судебные приставы региона за прошлый год взыскали более 3 миллиардов. По количеству это около 280 тысяч производств.

Текст — Оксана ОШЕВСКАЯ, фото — из архива «Нового Калининграда.Ru», пресс-службы управления ФССП


Комментарии к новости

Свои люди в облдуме

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, зачем бизнесмены на самом деле идут в депутаты.