Тихий анархист: как в Калининграде судили Вячеслава Лукичева

Вячеслав Лукичев после освобождения.
Все новости по теме: Интернет

В четверг, 14 марта, в Калининграде вынесли приговор 24-летнему анархисту, антифашисту и экозащитнику Вячеславу Лукичеву, которого обвиняли в оправдании терроризма за пост о взрыве в приемной архангельского УФСБ. Лукичеву, признавшему вину еще на стадии следствия, назначили штраф в размере 300 тысяч рублей. Несмотря на фактическое признание вины, анархист заявил, что его слова неверно интерпретировали. За ходом судебного процесса следил корреспондент «Нового Калининграда».

В Балтийском флотском военном суде, длинном трехэтажном здании с зеленой крышей, никогда не было так многолюдно, как утром 13 марта 2019 года. К 11:00 туда явились полтора десятка юношей и девушек — друзей анархиста Вячеслава Лукичева. С момента его задержания осенью 2018 года прошло четыре месяца — все это время Лукичев провел в СИЗО — как он утверждает, в спецблоке для «особо опасных» заключенных.

Наплыв людей несколько ошеломил приставов. От одного из молодых людей потребовали вытащить из ушей тоннели; других предупреждали об аресте на 15 суток, если они будут шуметь; у корреспондента «Нового Калининграда» проверили книги, заметив то ли в шутку, то ли всерьез, что «антисоветскую литературу» придется оставить на входе. Так дотошно не досматривают ни в одном суде Калининграда.

Сторону обвинения в процессе представлял Михаил Львов — в структуре Калининградской областной прокуратуры он отвечает за надзор за исполнением законов о федеральной безопасности и противодействии экстремизму. Львову потребовалось всего две с половиной минуты, чтобы огласить обвинительное заключение. Из него следовало, что Вячеслав Лукичев «придерживался радикальных взглядов» и хотел сформировать среди подписчиков Telegram-канала «Прометей», администратором которого он был, мнение о терроризме как о «правильной идеологии и практике, нуждающейся в поддержке и подражании». По версии обвинения, 31 октября 2018 года около десяти часов вечера отправил с айфона своей подруги Насти Тимошковой (свою сим-карту он потерял) текст, который начинался словами «Что нужно сказать», а заканчивался фразой «Вечная память герою». Полный текст анонимного поста Львов не привел.

«Размещал я его, исходя из того, что, человек, взорвавший [себя] в здании ФСБ в Архангельске, являлся анархистом. <...> Я боялся, что будут подражатели, поэтому я разместил запись в канале. Она мне казалась правильной в том, что рассматривала как личность подрывника, так и сам поступок. В самой статье, которую я разместил, очень много говорилось о том, что по пути подрывника не следует идти и прибегать к подобным действиям», — попытался объяснить свои мотивы Лукичев. Его адвокат Мария Бонцлер добавила, что опубликованный им текст является умно написанным и по своему посылу «антитеррористическим».

Лукичев подтвердил, что именно он был автором «Прометея», созданного, по его словам для публикаций социально-политических новостей. Основными подписчиками канала были анархисты. Статью, которая стала поводом для возбуждения уголовного дела, Лукичев нашел в мессенджере WIRE, а затем просто ее переписал. В суде анархист заявил, что раскаивается по поводу публикации поста, так как его содержание неверно интерпретировали.

Во время допроса Вячеславу Лукичеву пришлось объяснять, почему он придерживается анархических взглядов и почему современная анархическая идеология не приветствует радикальных действий, тем более таких как терроризм.

914cab5a358407d1a52ce6aa9e18faea.jpg

— А по вашему мнению, эволюция анархическая каким образом должна прийти? — спросил Львов.

— Если люди будут больше узнавать, будут больше симпатизировать [анархизму], то общество постепенно само придет к отказу от государства. История показывает, что такие практики уже были, — сказал Лукичев.

Гособвинителя смущало, что анархист одновременно восхищался поступком подорвавшего себя подростка, называл его «героем», но в то же время осуждал сам теракт. «С этической точки зрения поступок Михаила [Жлобицкого] безупречен», — цитировал Львов фрагмент из размещенного Лукичевым поста и просил объяснить, что тут имеется в виду. Анархист говорил, что его поразила «самоотверженность» Жлобицкого, а не сам теракт.

Прокурор опирался на экспертизу, которая трактовала текст поста как заявление «об оправдании идеологии и практики терроризма и формировании убежденности и допустимости осуществления террористического акта для достижения социально-политических целей анархизма». Независимую экспертизу, представленную защитой суд счел недопустимым доказательством.

Дело Вячеслава Лукичева рассматривала коллегия судей из Московского окружного военного суда под председательством Сергея Кривошеева. Он тоже недоумевал, как можно называть совершившего самоподрыв человека «героем», но осуждать при этом сам террористический акт. «Если поступок [Жлобицкого] неверный и неправильный, а сам самоподрыв...вы написали, что он герой. Где логика?» — удивлялся Кривошеев.

Иногда Кривошеев позволял себе немного пошутить. Например, когда просил объяснить ему, что такое веганство (Лукичев — веган). «Хорошо, мы про яйца в протоколе так и запишем», — усмехнулся он, когда ему объяснили, что подсудимый не употребляет всю пищу животного происхождения.

В ходе заседания допросили мать и бабушку Лукичева, а также его подругу Анастасию Тимошкову и невесту Дарью Кошкину. Показания девушек в суде несколько отличались от тех, что они давали следователям после задержания. И Кошкина, и Тимошкова сказали прокурору, что могли ошибиться во время допроса из-за перенесенного стресса — в здании УФСБ их продержали почти сутки.

Другим ключевым свидетелем по делу оказался 19-летний военнослужащий Данил Демин. Именно он сообщил сотрудникам ФСБ о появлении поста в Telegram-канале «Прометей». Демин заявил, что это единственный канал, название которого он запомнил. Демин также отлично помнил, что пост им был прочитан тем же вечером, когда его опубликовали, но при этом не смог сказать, когда именно подписался на сам канал. «Меня это возмутило», — заявил свидетель, объясняя, что его побудило обратиться в ФСБ. Демин также добавил, что пост, по его мнению, считывался как «оправдывающий терроризм».

В прениях Михаил Львов попросил суд назначить Лукичеву наказание в виде штрафа в размере 400 тысяч рублей. Мария Бонцлер настаивала на оправдании подзащитного. Она сравнивала Вячеслава Лукичева с анархистом-революционером Петром Кропоткиным. «Он такой же тихий анархист», — заявил Бонцлер.

Приговор Лукичеву оглашали на следующий день. В зале заседаний также было полно друзей и знакомых анархиста. Когда судья объявил, что Лукичеву назначен штраф и он может быть свободен, слушатели начали аплодировать, девушки заплакали от радости. Невеста Лукичева после заседания сказала, что практически не надеялась на мягкий приговор. «При допросе сразу шел разговор о реальном сроке. Поэтому я морально готовилась к этому и сейчас чувствую себя немного шокированной», — сказала Дарья Кошкина.

Реального срока заключения ожидал и сам Вячеслав Лукичев. Аплодисментами его встречали и на улице. «Сейчас я счастлив, что вышел», — сказал он в беседе с корреспондентом «Нового Калининграда». После чего сел в такси и поехал вместе с друзьям в СИЗО — забирать вещи. По его словам, первое, что он сделает сегодня — будет «долго обниматься со своими близкими».  

Текст, фото — Олег Зурман, «Новый Калининград»

Комментарии к новости

prealoader
prealoader

С легкой руки премьера

Замглавреда «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, как вероятно был поставлен рекорд хищения из бюджета.