От потери работы до надежды на власть: чем карантинные меры уже обернулись для Польши

Все новости по теме: Пандемия коронавируса в 2020 году

Экстренные меры в связи с распространением коронавируса, предусматривающие в том числе отмену всех массовых мероприятий, закрытие образовательных учреждений и заведений общепита и рекомендации по возможности оставаться дома, в Польше начали вводить на неделю раньше, чем в Калининградской области. «Новый Калининград» попросил журналиста-фрилансера Паулину Сигень, сотрудничающую с одним из крупнейших ежедневных изданий «Газета Выборча», рассказать о том, как жители соседней республики справляются со сложившейся ситуацией, какие проблемы в социальной сфере, экономической и политической жизни страны уже возникли, а с какими только предстоит столкнуться.

В начале марта у меня намечалась поездка в Данию. В Италии в это время эпидемия коронавируса успела набрать обороты, уже были выявлены случаи в Германии. Поэтому, наверное, только поднявшись на борт самолёта в Копенгаген, я убедилась, что ничего уже не отменят и мероприятие, на которое я собралась, состоится. Самый крупный в стране варшавский аэропорт им. Шопена показался мне в день вылета пустоватым, но я смогла переубедить себя, что это, возможно, просто из-за времени суток. В Копенгагене, наоборот, аэропорт бурлил жизнью: везде толпа, людей в масках вовсе не было видно. Заселение в гостиницу прошло стандартно, темы коронавируса и каких-либо предохранительных мер никто не поднимал. Только на вторые сутки с утра я заметила, что в лобби появились стенды с дезинфицирующим средством.

В тот день, когда я вернулась в Варшаву самолетом, заполненным в лучшем случае на треть, в Польше обнаружили первый случай заболевания коронавирусом. Нулевым пациентом оказался мужчина, который приехал на автобусе из Германии. На улицах польской столицы ничего не изменилось: люди ходили на работу, гуляли, сидели в кафе и барах. Тема коронавируса еще не перекрыла текущие вопросы. На следующий день я села в забитый людьми поезд в сторону дома, которым сейчас для меня является милая глухая деревня в Подляском воеводстве, и спустя пару часов мне показалось, что проблема коронавируса осталась позади. Увы.

С каждым следующим днем ситуация в стране развивалась все более стремительно. Самое странное, как мне сейчас кажется, заключалось в том, что вроде мы всё знали, могли предвидеть разворот событий и должны были серьезно испугаться, глядя на развитие эпидемии в Италии. Но нет, даже тогда, когда в стране уже были зарегистрированы первые случаи коронавируса, на территории Польши никто еще не думал, что вскоре мы все — абсолютно все, как оказалось, и поляки, и калининградцы, и вообще вся Европа и вся Россия, — окажемся запертыми дома. А ведь все было очевидно и понятно заранее.

Только когда 11 марта премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий объявил о введении режима эпидемиологической угрозы, что на практике означало закрытие для посещения всего, что только можно закрыть, т.е. школ, кинозалов, театров, музеев, развлекательных центров и прочего, и когда попросил всех, кто может это себе позволить, работать из дома, жизнь в стране вдруг перевернулась. Друг из Калининграда тогда попросил меня сразу сообщить ему, если Польша решит закрыть границы, так как на конец марта у него была запланирована поездка в Варшаву. Конечно, в тот момент идея закрытия границ мне показалось не то что нелепой, а просто невыполнимой. Но пару дней спустя границы закрыли, и не только с третьими странами, но и с Евросоюзом. Дальнейшее развитие событий известно: в конце концов Евросоюз решил закрыть свои границы, по крайней мере, на месяц, Россия тоже решила не пускать иностранцев до конца апреля.

****

В каждой стране общенациональный карантин выглядит похоже. Польские власти в итоге решили закрыть еще и магазины в торговых центрах, за редкими исключениями. Работать по-прежнему могут продуктовые магазины и магазины с косметикой и средствами гигиены, аптеки и некоторые предприятия сферы услуг, например прачечные. Бары, рестораны, кафе и любые гастрономические заведения могут работать только на самовывоз или с доставкой. Курьеры обучены оставлять еду или другие доставляемые посылки за дверью, постучать или позвонить и уйти. На некоторое время компании по доставке решили, что для успешного завершения процесса не требуется подпись клиента. Все ради того, чтобы ограничить личный контакт.

Польские школы, поняв, что речь идет не о неделе, которую можно было бы наверстать, допустим, во время летних каникул, а о весьма продолжительном и непредсказуемом периоде, перешли на дистанционное обучение. В сети появились ролики с реакцией молодежи на заявление премьер-министра об отмене школьных занятий: она была бурной и положительной. Но скоро на смену радости пришла обычная скука.

Что касается взрослых, то среди них идут яркие дискуссии в соцсетях о том, кому больше повезло: тем, кто может работать из дома, но закрыт в квартире с супругом/супругой и детьми, или тем, кому, несмотря на угрозу заражения, все равно надо ходить на работу. Еще не прошла полная неделя карантина, а уже отовсюду слышно, что находиться всем вместе 24 часа в сутки в одной квартире — невыносимо и небезопасно для семей.

В Польше все понимают, что самую большую опасность коронавирусная инфекция представляет для людей старшего возраста и тех, у кого есть другие заболевания. Так как в польских городах живет много одиноких стариков, появились соседские инициативы по обеспечению пожилых людей продуктами питания, лекарствами и другой необходимой им помощью. Волонтеры-соседи ходят для них за покупками, выгуливают собак.

И похоже, как и в других странах, у части поляков есть проблема с самим пониманием карантина и его цели. Сегодня многие говорят, что самой большой ошибкой итальянцев было то, что они восприняли карантин как сверхплановые каникулы, устраивали вечеринки, ходили к друзьям, распространяя таким образом вирус. Поляки отнеслись к карантину более строго, но ведь мы все — люди, и несложно заметить, что тема коронавируса довольно часто плавно перетекает в желание совместно провести внезапно освободившееся время и, к примеру, выпить. В тяжелое время людям особенно требуется компания, а в Польше пока (по крайней мере, на момент написания этого текста) нет запрета на передвижение. Если люди решаются в такое время приходить друг к другу в гости, то это остается на их совести. Хочется надеяться, что они осознают все риски.

Кроме этой общей картины есть множество личных историй, так как каждый справляется с карантином по-своему и для каждого эта ситуация означает разные последствия в будущем. Есть те, в чьей жизни карантин вообще ничего сильно не поменял; есть те, кто в данный момент теряет бизнес и сбережения; есть те, кто застрял в нежелательном месте и не может оттуда выбраться. Кто-то боится больше, кто-то меньше, кто-то не боится вообще.


Героем последних дней неожиданно стал министр здравоохранения Польши Лукаш Шумовски. О развитии событий во время пандемии он информирует спокойно, по существу, не сеет паники, но говорит правду. Например, о том, что Польша достигнет четырехзначного числа заболевших просто потому, что такова логика развития эпидемии.

****

Эпидемиологическая ситуация и карантин в каждой стране вызывают не только волну единения и солидарности, но выявляют и пороки: системные, политические и общественные. Самым ярким вопросом в первые дни эпидемиологических ограничений стало отношение католической церкви к коронавирусу. Школы и заведения уже давно закрылись, но все еще было непонятно, как будут проходить воскресные литургии в костелах. Польские епископы долго колебались. Сначала предлагали увеличить число литургий, чтобы в итоге на каждую в среднем приходило меньше людей. Часть общества этим подходом была сильно возмущена, особенно потому, что в церковь прежде всего ходят именно пожилые люди. Но были и такие, кто, наоборот, утверждал, что во времена «чумы» люди сильнее всего нуждаются в духовной пище. В связи со специфической природой отношений государства и церкви правительство воздержалось от любых указаний насчет проведения служб и молебнов. Один из министров сказал даже, что в эпидемию костел — это как больница, просто для души. Но в итоге бурных дискуссий и общественного давления епископы решили, что в ближайшее время посещение костелов по воскресеньям не будет обязательным. Правда, попадаются священники и епископы, которые идут вопреки этим инструкциям и призывают посещать церковь, несмотря ни на что, ведь «Христос не несет с собой болезни», поэтому посещение храмов является, по их мнению, абсолютно безопасным.

Как и в других странах, серьезнейшие опасения вызывают экономические последствия эпидемии и карантина. Как правило, страдают компании, работающие в области туризма, транспорта, организации мероприятий и сферы общепита. В особенно сложной ситуации оказались сотрудники, которые работали, так скажем, не по настоящему трудовому договору, а на контрактных обязательствах, которые в Польше принято называть «мусорными». Эти контракты позволяют работодателям увольнять сотрудников в любую минуту. Так и случилось со многими официантами, продавцами, сотрудниками кинотеатров. Оптимисты ныне считают, что коронавирус может обернуться упразднением «мусорок» как формы узаконивания трудовых отношений. С другой стороны, даже если работодатели не увольняют сотрудников, то открыто говорят им, что не в состоянии выплачивать зарплаты.

В этом месте открывается политическая сторона истории. Практически все согласны, что коронавирус привел к тому, что поляки вдруг стали на редкость единодушными во многих вопросах, и особенно в том, что правительство должно предложить меры по спасению экономики и поддержке особо пострадавших людей, компаний или целых секторов экономики. Опасения на этот счет возникли из-за того, что польское правительство, «серым кардиналом» которого является председатель правящей партии и рядовой депутат Ярослав Качиньский, ввело беспрецедентные социальные трансферты, которые, по мнению многих экспертов, обеспечили партии широкую общественную поддержку, но легли слишком тяжелым бременем на бюджет страны. И теперь следует ожидать критики в адрес властей, так как уже потраченные деньги стали по-настоящему нужны сейчас. Если правительство не придумает соответствующих мер и не успокоит ту часть общества, которая сильнее вируса боится банкротства, то потеряет политическую поддержку.

Дополнительная проблема — президентские выборы, запланированные на 10 мая. Все, кроме нынешнего президента и его партии, сходятся во мнении, что выборы надо переносить, ведь в условиях карантина нет возможности вести предвыборную кампанию. Однако политическая среда президента Анджея Дуды опасается, что если выборы перенести на более поздний срок, то будет сложнее их выиграть, поскольку люди уже серьёзно устанут от карантина и его экономических последствий.

Некоторое время в Польше обсуждалась правильность принятой правительством стратегии борьбы с вирусом. В качестве альтернативы предлагалась британская модель. Но чем больше стало всплывать деталей британского подхода к пандемии, тем яснее становилось полякам, что они не готовы жертвовать жизнью своих родителей, бабушек и дедушек ради возможного коллективного иммунитета. Кроме того, буквально за пару дней стало понятно, что польские меры не жестче других — вся Европа закрылась на карантин.

То, что полякам пока хватает терпения в непростой ситуации, тоже обусловливается пониманием, что система здравоохранения Польши не в состоянии справиться с по-настоящему масштабной вспышкой заболевания, и единственный вариант спасения — это ограничение числа заболевших. Иначе не все получат необходимую медицинскую помощь.

Чего бы мы хотели? Конечно, чтобы все поскорее закончилось и чтобы у нас не было так, как в Италии. К «итальянскому» сценарию развития событий Польша не готова, ни материально, ни морально.

Текст: Паулина Сигень. Фото: Виталий Невар / Новый Калининград

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Тема в развитии


[x]


Комментарии к новости

prealoader
prealoader
???

Что-то пошло не так

Создатель центра «Верю в чудо» София Лагутинская о ситуации с помещением для волонтеров в ДОБ.