«Уже невыносимо»: рассказ медсестры из закрытой на карантин областной больницы

Виталий Невар / Новый Калининград
Все новости по теме: Пандемия коронавируса в 2020 году

В конце прошлого месяца областную клиническую больницу перевели на особый режим работы из-за вспышки коронавируса. По состоянию на 23 апреля в учреждении было выявлено девять случаев заражения COVID-19 как среди персонала, так и среди пациентов. К 28 апреля эта цифра увеличилась до 50-ти. В начале мая в областном минздраве заявили, что ожидают в общей сложности до ста заражённых медиков и до 60-ти пациентов. Медучреждение перевели на «полуинфекционный стационар», а затем — в режим обсервации. Сотрудники не покидают здание. Некоторые из них находятся там уже больше двух недель. «Новый Калининград» публикует рассказ медсестры одного из отделений областной клинической больницы о том, как она переживает изоляцию.

— Ситуация разворачивалась, как известно, с конца апреля. Я дежурила в ночную смену. Было уже поздно, часов десять-одиннадцать вечера, и вдруг в отделение приехал заведующий. Мы, естественно, удивились, зачем он приехал в такое время. Оказалось, что пришло распоряжение главного врача срочно выписывать всех пациентов.

Люди, которые поступили накануне, должны были на следующий день оперироваться. У нас так положено: пациент поступил — его на следующий день кладут на операцию, не затягивают с этим, если нет каких-то вопросов по диагностике и так далее. И всех тех, кто готовился к операции, выписали — пока эти пациенты находятся в режиме ожидания. Потом ещё несколько дней из больницы усиленно выписывали людей. Оставляли только тех, которым было необходимо пребывание в стационаре, но их тоже старались постепенно выписать.

Через несколько дней, 24 апреля, нам, не предъявляя какого-либо официального документа, предполагающего, что мы должны поставить подпись о том, что ознакомлены с ним, сказали: «С этого дня вы работаете вахтовым методом». То есть одна смена заступает на неделю, а потом две недели отдыхает. Предполагалось, что мы будем уходить на это время домой. Такой вариант всех устраивал.

Я 24 апреля заступила на недельную вахту. Потом резко начались массовые проверки на коронавирус. Стали брать мазки. У одной из наших сотрудниц выявили «ковид», но он был в бессимптомной форме. Она не кашляла, не чихала, температуры не было. Впоследствии мы узнали, что в больнице выявили ещё несколько случаев. В тот же день нам объявили распоряжение (не знаю, чьё, — просто в вайбере заведующий присылал текст старшим медсёстрам). Там было сказано, что с 29 апреля больница работает в режиме обсервации.

Я, конечно, вообще не рассчитывала, что останусь здесь ещё на две недели. У меня слёзы, истерика от непонимания, что будет дальше. Сотрудницу, у которой обнаружили коронавирус, сразу забрали в многопрофильную больницу, а к нам пришли брать повторные мазки. У меня оба мазка отрицательные, чувствую себя нормально.

Сейчас администрация больницы молчит, с персоналом вообще никак не контактирует. Мы пытаемся выяснить, сколько нам ещё ждать. Насколько мне известно, последний случай здесь был выявлен в начале мая.

В больнице лютый холод. В мае потеплело, и стало немного получше, но всё равно мёрзнем. Врач, с которым я осталась, спасается обогревателем, мне привезли тепловентилятор. Питаемся в основном едой, которую нам передают родственники. Их не пускают, они приходят ко входу со стороны памятника Павлову, стучатся, оставляют пакет, охранник его забирает. Но даже если посылку привезли, например, в 11 часов утра, к тебе она попадёт только в четыре часа дня. Раньше приносить отказываются, хотя кому-то, может быть, что-то горячее передали или лекарства, которые надо принимать по времени.

Из нашего отделения родственникам что-либо передавать запрещено. Мне, например, передавали еду в пластиковых боксах, и в итоге у мамы они закончились. Я пыталась вернуть эти формы, но охранник отказал.

Ходят слухи, что 11 мая должно быть совещание, на котором решат, как быть дальше. В понедельник были 18-е сутки с тех пор, как я безвылазно нахожусь в больнице. Здесь есть внутренний дворик, но даже туда нельзя выйти подышать воздухом. Нас не то что из здания — даже из отделения не выпускают. Но при этом к нам направляют врачей из других отделений.

Понимаете, я здорова, мне есть где самоизолироваться. Я пыталась донести это до руководства, просила выпустить меня, но, к сожалению, не получилось. С юридической точки зрения меня здесь ничего не держит. Я никакого документа не подписывала, что обязуюсь здесь сидеть.

13 мая будет 20 дней с тех пор, как мы изолированы. Мы надеемся, что после этого нам хотя бы сделают пересменку. Те из коллег, кто находится дома, сидят по предписанию Роспотребнадзора на больничном до 13 мая, насколько мне известно. У них хотя бы есть какой-то определённый срок, а мы вообще не понимаем, что дальше. Находиться здесь столько времени безвылазно, видеть одни и те же стены, одних и тех же людей — это уже просто невыносимо. Честно говоря, кажется, что начинается или депрессия, или апатия.

Записала Елена Калугина

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Тема в развитии


[x]


Комментарии к новости

prealoader
prealoader

Снимая «корону»

Глава управляющей компании индустриального парка «Штальверк» Олег Чернов о том, что ждет бизнес после карантина