Память круглых дат: что происходит с крупнейшим захоронением Первой мировой

Реконструкция ул. Дачной. Виталий Невар / Новый Калининград
Все новости по теме: Память

Спустя два года после завершения памятных мероприятий, приуроченных к 100-летию окончания Первой мировой войны, в районе крупнейшего в России и официально поставленного на учёт воинского захоронения той поры начались строительные работы. «Новый Калининград» вспоминает, как краеведы убедили власти увековечить память павших, и рассказывает, чем всё это закончилось.

В июне горадминистрация Калининграда на своей странице в «Фейсбуке» сообщила, что при реконструкции улицы Дачной поисковики извлекли из-под земли останки 38 человек.

«В начале прошлого века на этом месте располагалось Новое военное кладбище Кёнигсберга, о чём до 1956 года сообщали даже советские карты города. Потом де-юре оно исчезло. Де-факто погибшие оставались покоиться в земле. Только в 2014 году мэрия Калининграда вновь смогла поставить объект на учёт <...>. При разработке проекта реконструкции улицы этот факт был учтён <...>. У нас было время переговорить с Ассоциацией международного военно-мемориального сотрудничества „Военные мемориалы“ <...>. Если только ковш экскаватора зацепит захоронение, уполномоченные организации будут об этом оповещены», — говорилось в сообщении мэрии. Также читатели были уведомлены, что на объекте находятся волонтёры Народного Союза Германии по уходу за воинскими захоронениями, которые забирают извлекаемые при раскопках останки на хранение, чтобы осенью перезахоронить их на интернациональном кладбище в конце улицы Невского.

Пост в соцсети, призванный успокоить общественность, с задачей справился, тем более что жителей 765-летнего Калининграда-Кёнигсберга информацией об очередном старом кладбище не удивишь. История — типичная для города. Но не для конкретной ситуации, которая, по мнению краеведов, игнорирует отражающее законодательство мнение президента России, не раз заявлявшего о недопустимости «строек на костях», особенно если речь идёт о павших защитниках Отечества. Такие защитники упокоены и на Новом военном кладбище — официальном воинском мемориале, за сохранность которого несут ответственность местные органы власти. Калининградские краеведы в своё время до этих органов «достучались» и захоронение было поставлено на учёт.

Долгая дорога к памяти

Впервые «Новый Калининград» рассказал о захоронении в районе улицы Дачной семь лет назад, когда в 2013 году, в преддверии 100-летнего юбилея, по инициативе и при непосредственном участии краеведа-исследователя Александра Панфилова запустил проект «По следам Первой мировой».

Для региона Великая война, как её называют во всём мире — событие не абстрактное. На нынешней территории области в 1914 году прошли одни из первых боёв. Именно здесь, выполняя союзнические обязательства, русская армия оттягивала на себя части немецкой армии вплоть до марта 1915 года. И именно здесь навечно остались тысячи наших прадедов. Причём остались не по лесам и оврагам, а на воинских кладбищах.

Согласно немецким архивным данным, которые изучал Панфилов, речь идёт о тысяче с лишним захоронений Первой мировой. И почти на всех — рядом, с равными воинскими почестями — упокоены и немцы, и русские. Всего 23 тысячи 330 человек — 10780 солдат и офицеров русской армии, 12257 германской, а также представители других стран. Понятно, что события Второй мировой войны, смена населения и идеологии стёрли с лица земли большинство могил, но некоторые всё-таки уцелели и даже поставлены на учёт как объекты культурного наследия. То есть имеют гарантии неприкосновенности в силу как минимум трёх федеральных законов «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества», «Об объектах культурного наследия народов Российской Федерации» и «О похоронном деле». Неприкосновенным, считает Панфилов, должно было быть и Новое военное кладбище Кёнигсберга (оно же — Первое гарнизонное кладбище).


На расположенном в районе пересечения нынешних Московского проспекта и улицы Дачной крупнейшем госпитальном воинском захоронении завершали свой земной путь умершие в лазаретах. За 1914-1918 годы — 2 тысячи 904 воина из разных стран мира (2629 немцев, 263 русских, 5 австрийцев, 2 румына, 2 англичанина, американец, итальянец и француз). 

Имена погребённых здесь представителей кайзеровской армии известны из сохранённых немецких источников. По воинам же Русской императорской армии данные предельно скупы: общая численность и факт упокоения на Новом военном кладбище командира 106-го пехотного Уфимского полка Константина Отрыганьева.

По данным исследователей Первой мировой, полковник Отрыганьев прибыл в Восточную Пруссию в августе 1914 года, отличился в боях при Шталлупёнене и Гумбиннене (современные Нестеров и Гусев — прим. «Нового Калининграда»), попал со своим корпусом в окружение в Августовских лесах, при прорыве у деревни Махарце был ранен шрапнелью в ногу и 3 февраля 1915 года пленён. Местом пребывания пленного стал госпиталь, где русского военачальника прооперировали, ампутировав ногу, лечили, но остановить гангрену так и не смогли.

В 2011 году в районе Виштынца в Нестеровском районе краеведы по архивам установили братскую могилу 69 воинов 106 пехотного Уфимского полка, погибших в феврале 1915 года. В сентябре 2013 года поисковый отряд «Фридрихсбург» могилу вскрыл, останки русских солдат вывез. Следственные органы возбудили уголовное дело по статье «Надругательство над могилами», но не смогли «установить виновных».

Андрей Теплов, друг потомков Отрыганьева, хранит фотографии той поры. На первой — сам полковник на больничной койке. Надпись на фото, адресованная супруге, гласит: «15 марта 1915 г. Уважаемая Нина Васильевна! Супругу Вашему сделали операцию, после которой он очень слаб и просит написать Вам. Поддерживают его пока вином. Рана очень осложнилась. О последующем течении болезни буду сообщать. Недавно мы снимались и высылаем карточки. Уважающий Вас А.Кульдвер, поручик 106 п[ех.] У[фимского]. полка». Вторая фотокарточка — украшенная цветами могила полковника и схема, как найти её на кладбище в Кёнигсберге. Местная (немецкая) администрация похоронила Отрыганьева с воинскими почестями и отправила это фото семье в Москву.

Попала ли могила полковника под построенные здесь в недавнем прошлом административные и торговые здания — неизвестно. Согласно старым планам кладбища, поверх Почётного участка захоронения в 2013 году стояли торговый центр с промышленной площадкой и автоцентр, чьим задним двором стал русский сектор захоронения. «Судя по схеме кладбища, — рассказывал Александр Панфилов, — здесь и находится братская могила 143 русских воинов. Вероятно, остальные 120 чинов Русской императорской армии покоятся в индивидуальных могилах, которым присвоены порядковые номера. Это даёт надежду, что по немецким архивам их имена удастся установить».

При помощи Совета

В 2013 году в ответ на постоянные обращения неравнодушных жителей (и призыв Владимира Путина обратить внимание на приближающуюся годовщину начала Первой мировой войны, который он озвучил в Послании Федеральному собранию) при губернаторе Николае Цуканове был создан Совет по увековечению памяти защитников Отечества. В совещательный орган вошли многие областные краеведы, поисковики, в том числе и исследователь Первой мировой Александр Панфилов. В подготовку к юбилейному году регион включился активно: в бюджете определили средства на ремонт воинских мемориалов, муниципалитеты включили их в туристические маршруты, в посёлке Лермонтово прошёл военно-исторический фестиваль «Гумбинненское сражение», а в Гусеве и около Астрономического бастиона в Калининграде появились памятники Первой мировой.

Не раз обсуждалась на Совете и судьба Нового военного кладбища Кёнигсберга. Глава поисковой организации «Совесть» Руслан Хисамов подтверждал, что часть останков пока не тронута. «Там есть зелёные участки, где можно восстановить захоронения», — говорил он.

В итоге в 2013 году областные и городские (на тот момент мэром города был Александр Ярошук) власти по ряду предложений краеведов поддержали. На месте мемориала появилась памятная табличка, год спустя мемориал был поставлен на учёт и паспортизирован, а в 2015 году на Московском проспекте появился памятный знак. В ноябре 2016 года к нему возложил цветы и исполнявший тогда обязанности губернатора Антон Алиханов, который готовился к предвыборной кампании.

В конце прошлой недели после ситуации с полем Гросс-Егерсдорфского сражения, на котором началось строительство фермы, часть членов Совета при губернаторе по увековечиванию памяти погибших при защите Отечества написала заявления о выходе из него. Такие заявления подали, в частности, краеведы Марк Волков, Андрей Румачик и Юрий Жиляев.

Однако в начале 2017 года состав Совета при губернаторе по увековечению памяти погибших защитников Отечества сократили почти в три раза, а краеведение в целом ушло на периферию забот главы региона. Алиханов встречался с энтузиастами редко. Последний раз — в мае 2019 года, когда общественники понадобились для мероприятия с участием губернатора по обустройству найденного поисковиками мемориала Великой Отечественной в посёлке Переславское. Впрочем, члены Совета продолжили выполнять свою миссию. Группа создателя сайта «Пруссия39» Дмитрия Вострикова по-прежнему систематизирует областную Книгу памяти погибших в годы Великой Отечественной войны, сотрудник БВМИ имени Ушакова Андрей Румачик и краевед Альберт Адылов по-прежнему организуют субботники на памятниках Первой мировой.

Защитить память

В числе отстранённых членов Совета оказался и Александр Панфилов. Но даже переехав на время в Санкт-Петербург по работе, исследователь постоянно приезжал в регион, посещал и обихаживал захоронения Великой войны, а на «удалёнке» создавал интерактивную карту её мемориалов, искал и находил новые факты, локации и даже родных погибших воинов. Для жителя Луганска Владимира Косатых и его дочери стало огромным событием посещение в Озерском районе могилы прадеда, подполковника 98 пехотного Юрьевского полка Константина Николаевича Лоренца, которое в 2018 году организовал Панфилов.

Он же был в числе тех, кто первыми забили тревогу, когда стало известно о проекте реконструкции улицы Дачной. В октябре 2018 года по итогам публичных слушаний по поводу намеченной «стройки на костях» Панфилов и действующий член Совета при губернаторе по увековечению памяти защитников Отечества Юрий Жиляев подготовили замечания. В протокол слушаний вошло и то, что «проект включает реконструкцию в месте расположения воинского захоронения, где покоятся 263 русских воина и 2641 воин других государств», и что «данное захоронение зарегистрировано в Министерстве обороны и охраняется государством», и что «при проведении строительных работ воинское захоронение может быть повреждено». В ответ на это мэрия Алексея Силанова сообщила, что о кладбище они и сами знают, а Управление капстроительства организовало государственную историко-культурную экспертизу земельного участка в границах проекта и, мол, никаких проблем нет.

У застройщиков проблем действительно нет. Из акта историко-культурной экспертизы, направленного в областную Службу государственной охраны объектов культурного наследия, следует, что ни культурного слоя, ни объектов археологического наследия на территории, по которой пройдет будущая дорога, не зафиксировано. Соответственно, мероприятия по сохранению объектов культурного наследия не нужны. Узнав о таком результате, Александр Панфилов обратился к Алексею Силанову через соцсети.

«По наследию»: как строят новые выходы с Гагарина на Московский (фото)

«Вынужден обратиться к Вам публично, чтобы привлечь максимальное внимание городских властей и жителей к строительным работам <...> на ул.Дачной <...>. У пересечения этой улицы с Московским проспектом 74 года назад находилось Новое военное кладбище Кёнигсберга, где в числе почти 3000 воинов противоборствующих армий покоятся и 263 наших защитника Отечества <...>. В советские годы надземная часть мемориала была постепенно утрачена, однако перезахоронений останков никто не проводил. При спрямлении <...> Дачной, её южный отрезок пустили поверх могил, а позднее вокруг появились торговые площади.

Тем не менее, в 2014 году воинский мемориал удалось поставить на государственный учёт, внести в реестры Министерства обороны РФ, и на сегодня он охраняется федеральным законом. Сейчас это место обозначено памятным знаком. Однако экспертиза <...> не выявила или не захотела выявить культурный слой в районе расширения дорожного полотна, лежащего на могилах <...>. Не помогли и публичные слушания, на которых отмечалось, что с большой вероятностью будут снова затронуты воинские могилы. Почему снова? Потому что при каждом рытье земли в этом районе на поверхности оказываются человеческие останки».

Краевед попросил Силанова взять строительные работы под личный контроль и дополнительно проинформировать подрядчиков о специфике места, чтобы человеческие кости и надгробия, «которые там непременно обнаружатся», были изъяты и сохранены. «Возможно, обнаружатся и памятники русским солдатам, по которым удастся определить их фамилии. Может быть, получится организовать небольшую площадку для временного хранения таких находок», — выражал надежду Панфилов. 

Летом 2020 года в воинское кладбище вгрызся экскаватор и, разумеется, тут же наткнулся на человеческие останки.


«Позвонили из пресс-службы мэрии, пригласили на выезд на Дачную, а я в Санкт-Петербурге, оперативно приехать не могу... Думаю, горвласти облегчённо вздохнули, съездили „без ансамбля“ и по итогам выдали успокаивающий, как им казалось, пресс-релиз, — рассказал краевед „Новому Калининграду“. — На территории захоронений, с момента создания которых прошло более 100 лет, по закону вправе работать только уполномоченные, имеющие „открытый лист“ археологи, а никакие не „волонтёры“ — даже если речь о замечательных ребятах из Народного Союза Германии. По факту обнаружения костных останков по закону вызывается Следственный комитет и полиция, которые свидетельствуют обнаружение останков и составляют протоколы под последующую экспертизу. Поразительный правовой нигилизм и духовный вакуум, конечно <...>. Вот мы с вами сейчас говорим, а там, на Дачной, в этот момент, возможно, останки посмертно награждённого Георгиевским оружием за храбрость Константина Прокофьевича Отрыганьева уже из могилы в отвал выкинули».

Панфилов направил заявления в Прокуратуру и Следственный комитет. Прокуратура заявление «спустила» в мэрию Калининграда. Ответ мэрии за подписью главы города Алексея Силанова отчасти повторил релиз горадминистрации в «Фейсбуке». Реакция Следственного комитета пока неизвестна.

Текст: Вячеслав Максимов. Фото: пресс-служба мэрии Калининграда, Виталий Невар / Новый Калининград

Подписывайтесь на нас в Telegram, ВКонтакте, Facebook и Instagram.

[x]


Искусство фотографии

Главный редактор «Нового Калининграда» о наследии, сохранять которое нам часто кажется слишком сложным делом.