Начальник уголовного розыска: в поджогах машин очень много ревности

Все новости по теме: Сгоревший транспорт
Почему в Калининградской области по ночам горят автомобили, что чаще всего становится причиной возгораний, как часто находят виновных в поджогах машин, что им грозит и как бороться с этими происшествиями, корреспонденту «Нового Калининграда.Ru» рассказал начальник управления уголовного розыска регионального УМВД полковник полиции Сергей Порывакин.

— Сергей Анатольевич, практически в каждой утренней сводке — минимум одна поврежденная огнем машина. Почему же горят автомобили в регионе? 

_NVV4539.JPG

— Машины по разным причинам горят. В одной части происшествий виноват поджог, в другой — самовозгорание, например, по причине замыкания проводки. Опять же, неосторожное обращение с огнем. Иногда дети бегают, жгут какие-то бумаги, листья, они тоже могут вызывать пожары. Не исключен и факт курения в машине — непотушенные окурки в пепельнице. Кроме того, есть бесхозные машины, стоящие во дворах. В них дети играют, асоциальные личности ночуют. Вот недавно был один случай на Литовском валу. Там загорелись два стоящих рядом «Вольво». Они были оба еще более-менее — один в нормальном состоянии, другой похуже. Их владелец оставил в разрешенном месте. Но у одного автомобиля не закрывалась задняя дверь. Туда залез один товарищ без определенного места жительства. Курил в автомобиле, начала тлеть обивка салона — и все. Случился пожар и погиб человек.

— Самовозгорание возможно по причине непрохождения техосмотра?

— Не могу точно сказать. Автомобиль может пройти техосмотр, а по истечении какого-то срока может какая-то деталь прийти в негодность, и произойдет возгорание. Это зависит не только от возраста машины, но и от того, как владелец следит за ее состоянием и использует ее.

— В общей сложности от случаев возгорания на транспорте какую часть занимают поджоги машин? 

— Примерно 50 на 50. Но в любом случае возгорания на место вызывается полиция. Даже если это самовозгорание, неосторожное обращение с огнем. В любом случае приезжают сотрудники УМВД и составляют протокол.

— Но расследуете вы не все случаи горения машин?

— Расследуем, если есть факт поджога, а не самовозгорание, даже если заявления о поджоге нет, все равно расследуем. Но если, например, из-за некачественного ремонта машина загорелась, то это не поджог.

— Возможно ли принять поджог за самовозгорание?

— Спутать поджог с самовозгоранием сложно. У них разные следы горения, разные следы и очаги пожара. В любом случае экспертиза показывает истинную причину возникновения пожара.

— Какая раскрываемость поджогов транспорта на данный момент?

— Сейчас раскрываемость 14,9 процента. Но это, опять же, субъективная цифра. Это раскрываемость поджогов в этом году. Но здесь не учитываются те уголовные дела по поджогам, которые находятся в производстве. По ним уже найдены виновники, но дела официально еще не закрыты. То есть, если считать реально, то там будет больше раскрытых дел.

— Ранее говорилось о цифре в 30 процентов. Получается, что раскрываемость упала?

— Не совсем. Если сложить нынешнюю раскрываемость с теми делами, которые еще находятся в производстве, то в общей сложности количество раскрытых дел будет примерно таким же.

— Увеличилось ли количество подобных преступлений?

_NVV4533.JPG

— Если сравнивать с аналогичным периодом прошлого года, то немного больше. Если сравнивать с другими регионами РФ, то есть области, в которых совершается гораздо больше поджогов и гораздо меньшая раскрываемость этих правонарушений по сравнению с той, что у нас. Эта проблема распространена не только в Калининграде, но и по всей России.

— Каковы основные мотивы поджогов машин?

— Очень много ревности, причем как у женщин, так и у мужчин. Могут, даже не привлекая посторонних, поджечь. Есть один пример: в одном из районов области парень бросил девушку, она через какое-то время ему сожгла машину, потом ее привлекли к уголовной ответственности. Много поджогов по долговым вопросам. И не коллекторы, а в частном порядке люди решают проблемы. Либо им должны, либо они должны… Опять же, не там поставил машину, не так посмотрел… Бывают, что люди даже предупреждают о поджоге. Вот не так давно тоже был прецедент. Человеку даже записки писали, но он все равно ставил машину в одно и то же место. Потом кто-то поджег. Так, в Черняховском районе 74-летняя женщина подожгла микроавтобус соседей. Она не раз открыто угрожала им. Ее претензии были вызваны неудобствами, которые она испытывала из-за припаркованных на придомовой территории машин.

— Помимо выяснения взаимоотношений, есть и другие причины?

— У нас есть как страховые мошенничества. Когда люди страхуют автомобили, а потом поджигают их. Вот в этом году было 10 таких фактов. А с начала этого года было 130 поджогов. То есть это порядка 10 процентов от общего количества преступлений. Получается, что граждане страхуют автомобиль по «Каско». И страхуют, заранее зная, что будут машину поджигать. У нас сейчас есть случай, мы плотно им занимаемся, чтобы привлечь виновного и показать людям, что такие преступления ведут к серьезной ответственности.

— Если разделить по причинам поджогов, какие мотивы чаще всего толкают людей на это правонарушение?

— Четкой градации нет. В одинаковых пропорциях все происходит. Любовь и любовные треугольники, долги, самовозгорания, правда, страховых мошенничеств поменьше.

— Вину в поджоге машины сложно доказать?

— Как сказать. Сами посудите, поджоги обычно совершаются в ночное время, когда никто не видит преступника, и машины часто стоят в неосвещенных местах. Кроме того, злоумышленник совершает поджог, и огонь уничтожает все следы. То есть практически все доказательства сгорают. Как пример здесь можно привести несколько поджогов, которые совершались преступниками, которые поджигали автомобиль уже после того, как на нем совершалось преступление. То есть либо угоняли автомобиль, либо на нем совершали какое-то преступление, а затем поджигали и уничтожали все следы. Раскрыть такие преступления очень сложно.

— Но существуют исследования, данные экспертизы…

— Пожаротехническая экспертиза здесь мало что может показать. Эксперты работают на месте, изымают какие-то соскобы с уже сгоревшего автомобиля. Что они покажут? Что было горение. Изымают пробы почв. Что покажет? Что были легковоспламеняющиеся жидкости, например. Но в автомобиле тоже такие жидкости есть, и при пожаре они вытекают на землю. У нас провели анализ на то, что стало причиной поджога. Какая именно жидкость. Анализ дал вывод, что в 30 процентах случаев это солярка. Но солярку невозможно поджечь. Просто исследуемые машины были дизельные, и солярка вытекла из бака. Вот и все. Поэтому доказывать очень сложно эти преступления.

— С помощью чего удается найти виновных?

_NVV4547.JPG

— В некоторых происшествиях есть свидетели, очевидцы, где-то находятся видеозаписи с регистратора, камеры наблюдения где-то рядом стоят. Опять же, заправки и магазины. Бывает, что перед инцидентом гражданин рядом покупал бензин или жидкость для розжига. Часто у пострадавших есть знакомые, у которых были мотивы для таких действий. Сами преступники, делятся с кем-то о поджоге, появляются новые свидетели. Других вариантов здесь нет. Есть и оперативные комбинации. Но об этом я рассказывать не могу.

— Получается, что человек может предполагать, кто причастен к поджогу машины?

— Да. Просто так человеку машину не поджигают. Таких фактов почти нет. В основном причины есть в любом случае. Если же человек говорит, что ничего не знает, то лукавил или скрывает, скорее всего.

— Пожалуй, самое нашумевшее за последнее время дело о поджогах — поджог машины министра спорта Олега Косенкова, когда пострадало еще восемь автомобилей, находящихся на охраняемой стоянке.

— На самом деле, там, на Иванникова семь машин пострадало. Они загорелись от автомобиля Косенкова, температура горения которого была настолько высокой, что пламя перекинулось на рядом стоящие машины.

— Подозреваемые в этом деле есть?

— Без комментариев.

— А какие категории людей идут на подобные преступления?

— Самые разные и разного возраста — от 18-ти и до… И такие граждане не обязательно судимы. Просто у них есть причина, чтобы сжечь автомобиль. У нас есть прецедент в Балтийске, где человек сжег 7 машин или больше. Он сжигал их, потому что не устроился работать пожарным, а ему нравилось смотреть на огонь и на воду. Вот он поджигал и смотрел на то, как их тушат. Человек кристально чистый. Нигде не состоит. Ни в психоневрологическом, ни в наркологическом диспансере на учете, не судим, не привлекался, приводов не было. По месту жительства характеризуется вообще идеально. Живет с родителями вместе молодой парень. Его найти очень сложно было. Единственное, в чем нам повезло, — то, что он серию поджогов совершил. И любому, кто захочет такое сделать, достаточно пойти на любую заправку или попросить кого-то туда сходить. Купить бензин или жидкость для розжига не так сложно сейчас.

— Что грозит за поджог чужого авто?

— Согласно Уголовному кодексу, преступление, совершенное по статье «Умышленное повреждение чужого имущества» части второй «повреждение, совершенное из хулиганских побуждений путем поджога», наказывается лишением свободы сроком до 5 лет с компенсацией причиненного ущерба.

— А родители несут ответственность за шалость своих детей, которая стала причиной пожара?

— С машинами у нас таких фактов еще не было, но вообще — да.

— Какие дела по поджогам, на ваш взгляд, наиболее интересные?

_NVV4527.JPG

— Если честно, больше всего запоминаются дела, связанные со страховыми мошенничествами. Они запутанные, сложные, интересно расследовать их. В этом случае человек тщательно готовился, тщательно подходил к организации. Но следы остаются. Да и злоумышленник вступает с кем-то в сговор. Там, где есть логика преступления. Личность мошенника — она всегда интересна. Каждый раз изменяются способы мошенничества. Но это не значит, что другим делам по поджогам мы уделяем меньше внимания.

— А возможно ли что-то сделать с бесхозными машинами, стоящими во дворах и создающими потенциальную угрозу?

— Скорее всего, их можно эвакуировать, но это не в нашей компетенции. Если они стоят в разрешенном месте, никто не может заставить. И у бесхозных машин все равно есть хозяин. Но обязать его эвакуировать машину мы не можем. Есть программа по утилизации, но она добровольная. Если бы она была обязательна для исполнения, и был бы штраф для таких владельцев — другое дело. К тому же, бесхозных машин минимальный процент сгорает.

— На ваш взгляд, как стоит бороться с проблемой ночных возгораний машин?

— Понимаете, эта проблема не только полиции. Все смотрят на полицию — как так, почему не раскрывается, почему не профилактируется? Но эта проблема должна решаться комплексно. Здесь должны принимать меры и городские власти. Освещенность дворов в Калининграде оставляет желать лучшего, а поджоги часто происходят в темных дворах. Интересно было бы установить в нашем городе какую-то единую систему видеонаблюдения — пресловутый «Безопасный город» или другую. Но главное, чтобы это была действенная система наблюдения, которая могла бы идентифицировать преступников, можно было бы проследить их маршрут движения и так далее. У нас такого нет, и по всем преступлениям, которые так совершаются, приходится оперативникам, участковым бегать и искать, были ли где-то рядом свидетели, камеры или видеорегистраторы.

— Какие шаги предпринимаются со стороны полиции в этом направлении?

— Мы тоже предпринимаем шаги. Увеличиваем количество патрулей на улицах и плотность нарядов. Мы создали специальную группу по раскрытию поджогов. Она занимается только поджогами транспорта. Группа действует пока две недели. Сейчас она занимается анализом и проработкой различных мероприятий. Но уже есть раскрытое дело по поджогу угнанной машины в Зеленоградском районе. Парень на ней покатался, бросил в овраге и поджег. Подозреваемый по делу уже есть, мы сейчас работаем с ним.

— Этот отдел был создан указом «сверху»?

— Решение о создании группы по раскрываемости поджогов было принято на уровне областного управления внутренних дел. Там на данный момент работает 12 человек, они занимаются только поджогами автомобилей по всей Калининградской области. И им приходится выезжать на место пожара, даже если инцидент происходит далеко в области, они туда отправляются. Даже ночью. 

— Хватает ли людей для работы в этом направлении?

— Это вопрос риторический, людей никогда не хватает. Всегда хотелось бы больше. Сейчас работаем с тем, сколько есть.

— Возможна ли профилактика поджогов машин?

— Профилактировать кого? Вот есть кражи квартир, часто их совершают лица уже ранее судимые, лица, которые вовлечены в преступную деятельность. Мы знаем примерный круг подозреваемых. Мы можем определить районы, где чаще всего совершаются кражи из квартир. И профилактировать подозрительных лиц. А в поджогах что? Здесь нет серийности. Только один человек в Балтийске — и все. В районах тоже примерно одинаковое количество поджогов. Кого профилактировать? Весь город? Но нужно пытаться изменить сознание людей, чтобы они поняли, что сжигать машины нехорошо, что за это существует уголовная ответственность. Что можно получить реальный срок. Ведь шансы раскрыть преступление всегда есть. Любое преступление. Просто надо тщательно отрабатывать этот вопрос. Приехать на место происшествия, попробовать найти все камеры, видеорегистраторы, свидетелей, пути отхода. Может быть, человек что-то потерял в спешке, и так далее. Это очень сложный вид преступления — именно по доказыванию вины преступника. Но это все можно сделать. Мы к этому стремимся, мы это делаем.

Текст — Алёна ПЯТРАУСКАЙТЕ, фото — Виталий НЕВАР

Текст: Алёна Пятраускайте

Комментарии к новости

Дискомфортная среда

Главный редактор «Нового Калининграда» Алексей Милованов о том, чего не хватает Калининграду, чтобы стать удобным для жизни городом.