Здесь нет войны: как живут в пос. Северный беженцы с Украины

Все новости по теме: События на Украине в 2014-2015 годах
В миграционном центре для переселенцев в пос. Северный сегодня слышна речь с характерным для Украины «гэ». С июля в Северном живут несколько семей, переехавших в Калининград из зоны боевых действий, Донецкой и Луганской областей. Как складывается жизнь тех, кто бежал от войны, выясняли корреспонденты «Нового Калининграда.Ru».

Неместный говор

MIL_7758.jpg

«Ну что ты плачешь? Почему плачешь? Надо аккуратно везде: по лестнице аккуратно, на детской площадке аккуратно!» — эмоционально выговаривает высокий спортивного вида молодой мужчина маленькой светленькой девочке с чупа-чупсом в руке. Говор у молодого отца совершенно нехарактерен для Калининградской области. Слух меня не обманывает — на вопрос о том, где найти беженцев с Украины, он с секунду смотрит с любопытством, после чего просто отвечает: «Вот мы».

Игорь* с женой и маленькой дочкой жил в Донецке, работал там мастером по выделке меха. Когда началась война, через границу ушёл на российскую территорию, потом уехал в Москву. «Сначала нас отправили в Башкирию, в Кумертау. Холодно там, работы нет. Неофициальная была, я поработал, но зарплата — 7 тысяч. Чтобы официально устроиться, нужно было платить 30% подоходный налог. Жилья нет, — рассказывает молодой отец. — Через социальные сети мы познакомились с девушкой из Пионерского, она позвала сюда. Я пошёл в миграционную службу в Кумертау и попросил, чтобы нас направили сюда. Как только переехали, на следующий день уже побывали на море — отвезла девушка, которая сюда позвала. Тут очень хорошо. Очень. Тут почти все с детьми. И уехали от войны именно из-за детей».

Дочка у Игоря маленькая, лет четырёх. «Позвонили уже нам: поинтересовались ребёнком, говорят, что в садик, наверное, надо оформлять, — продолжает молодой отец. — А мне бы работу, конечно. Любую. Уже на всё готов».

Два розовых дома с остроконечными двускатными крышами недалеко от памятника-самолёта, детская площадка, бельё, полощущееся на ветру — эта мирная картина предстаёт перед нами в Северном, где уже несколько лет располагается миграционный центр для переселенцев, которые приехали в Калининградскую область по госпрограмме для бывших соотечественников. Сегодня здесь живут около 70 беженцев с Украины. Беженцы — это просто название, потому что никто из местных жителей не получил подобного официального статуса.

По данным правительства области, кроме Северного, 30 беженцев готовы принять в поселке Отрадном Светлогорского района в оздоровительном центре «Мечта». Еще 150 человек планируют разместить в спальном корпусе школы-интерната в Советске. И 20 мест для беженцев подготовили в одной из детско-юношеских спортивных школ Калининграда.

В ожидании РВП

Подхожу к одному из подъездов, около которого собралось человек десять. «Меня спрашивают, устроилась ли я на работу, — переговариваются между собой две женщины. — А как я могу устроиться, если ребёнка ещё в школу не определила?» «А мне вот квитанцию выдали — коммуналку оплатить надо тысячу рублей. Где взять, не знаю пока даже. Грузовики разгружаю, там по тысяче за машину дают, а разгрузка всего три раза в неделю», — сокрушается молодой человек лет 22-х.

MIL_7747.jpg

Подхожу ближе к очереди, которая, как оказывается, стоит перед комнатой с табличной «Жилищный отдел», говорю, что журналист из Калининграда, интересуюсь, нужна ли какая-то помощь с вещами, бытовой техникой. «Ой, вы знаете, гуманитарную помощь нам привозят. Но катастрофически не хватает тёплой мужской одежды — курток и обуви. И мальчиком тоже одеть и обуть не во что, — оживляются беженцы. — Кухонную утварь нам бы — ложки, чашки, поварёшки, сковородки. И старые телевизоры. Мы бы с удовольствием приняли, если у кого-то что-то завалялось».

Есть в миграционном центре ещё одна проблема — отсутствуют компьютеры и выход в интернет. Поэтому местные жители не могут получить элементарной информации. «Я специалист по медицинской электронике, очень хотел бы работать по специальности, но даже не знаю контакты больниц, — рассказывает тот самый молодой человек, который сокрушался по поводу коммуналки и говорил, что работает грузчиком. — Да, здесь есть специалист из центра занятости, но это центр занятости Багратионовского района. А мне бы узнать, какие больницы здесь в области есть. Может, кто возьмет меня на работу».

Выясняется, что Александр решил уехать в Россию, чтобы избежать мобилизации. Приехал вместе с мамой. Дома она работала художником-оформителем, в Багратионовском районе нашла работу дворником. «Но вы же знаете, что работа дворника не чужда представителю творческой интеллигенции — у нас и Цой в кочегарке работал, да и много кто совмещал творчество с работой кладовщика или уборщицы, — оптимистично заявляет специалист по электронике, пока работающий грузчиком. — Ещё, конечно, хотелось бы знать о том, где в Калининграде можно бесплатно провести досуг — может быть, концерты какие-то есть открытые, ещё что».

Марина из Донецка попросила себя не фотографировать. На Украине остались близкие, поэтому она думает, что если её лицо появится в СМИ, у родных будут проблемы. «Была история, я слышала, что фотографию одной женщины опубликовали в газете. А мужа её, который на Украине остался, расстреляли потом». Марина рассказала, что приехала в Калининград «своим ходом». «Мы через социальные сети познакомились с молодым человеком, он позвал сюда, сказал, поможет с регистрацией. Но с жильём у нас не получилось, поэтому в июне почти месяц скитались, даже на лавочках ночевали с детьми,- на этих словах Марина начинает плакать. — Потом я дошла до министра, её Анжеликой зовут (Анжелика Майстер, министр социальной политики — прим. „Нового Калининграда.Ru“), она нас сюда определила, спасибо ей огромное!»

По словам женщины, в июле она пыталась устроиться на работу, правда неофициально — без регистрации официально никуда не брали. Работала продавцом, потом устроилась в состоятельную семью. Но где-то платили меньше, чем обещали, где-то вообще не заплатили. «Бывало так, что на весь день у нас из еды была буханка хлеба на всех и кефир. Это уже сейчас бесплатно кормят три раза в день, за что спасибо огромное… А что дальше — пока не знаю. Пока живём ожиданием. Вот, обещали оформить разрешение на временное проживание (РВП), месяц ждём».

Нет войны

MIL_7762.jpg

Одна из местных жительниц Александра соглашается нам показать, как устроилась её семья — она, муж и 7-летний сын. С гордостью демонстрирует крохотную аккуратную комнатку, в которой сложно уместиться втроём. «Столы для занятий нам в качестве гуманитарной помощи привезли, полку для вещей люди добрые отдали, телевизор тоже дали во временное пользование. Велосипед вот сыну подарили, — говорит она. — Мы уже документы оформили. Я дома работала бухгалтером, муж — шахтёром. Здесь он пока устроился работать сборщиком мебели, я тоже скоро на работу выйду на местное предприятие. Сына в школу взяли, в первый класс. Хотим остаться жить в Калининградской области насовсем».

Военный пенсионер Василий переехал из Луганска. Сначала отправил через границу жену с двумя детьми, потом, когда стало понятно, что всё совсем плохо, уехал сам: «Когда уже бои начались у аэропорта, понял, что надо ехать за семьей».

«Нас отправляли в Калининград из Москвы организованно. Правда, билет из Москвы мы сами оплачивали — льготный проезд нам не полагается, мы ведь не граждане России. Двадцать с лишним тысяч мы за четыре билета отдали. Наскребли как-то. Но это ничего. Главное получить разрешение на временное проживание (РВП), потом попасть в госпрограмму переселения. Найду работу, будем снимать квартиру. Жизнь наладится. Мы бы даже с удовольствием поехали в деревню, может какому фермерскому хозяйству руки нужны рабочие? Вдруг там домики в деревне есть старые разваленные, мы готовы сами всё отремонтировать — нам бы стены да работу», — говорит мужчина. Рассказываю, что региональное министерство сельского хозяйства давало информацию о том, что некоторые фермеры готовы приютить у себя беженцев и даже дать им жилье. «Да вы что? — удивляется он. — А у нас тут никакой информации нет, в вакууме как бы живём». Но потом, как бы оправдываясь, начинает благодарить российские власти: «Вы не представляете, как мы себя чувствовали, когда сюда попали — комнаты чистые, ухоженные, постельное белье новое в упаковке. Просто как будто в санатории. Настоящий рай!»

У Василия двое детей — один пошёл в первый класс, вторая в десятый. «Детей почти всех тут в школы уже устроили, они учатся в пос. Южном, туда их специальный автобус отвозит, — рассказывает он. — Дочь могла пойти в одиннадцатый класс, но знакомые посоветовали всё же пойти в десятый, чтобы подтянуть знания, адаптироваться. На Украине ведь учебники другие были, некоторых на русском языке даже не было, хотя она и училась в русской школе».

MIL_7752.jpg

Впрочем, как говорят некоторые жители миграционного центра, не всё так радужно, как хотелось бы: уже начинаются споры из-за распределения гуманитарной помощи. Да и не все готовы идти на ту работу, которую предлагают в районе (в основном грузчиками), некоторые хотят работать по специальности. «С одной стороны, людей понять можно: жили дома в достатке, работали на любимой работе, а тут вдруг жизнь заново. Но зато здесь нет войны», — признаётся один из местных мужчин.

Беженцам из Украины, живущим в пос. Северный, нужны тёплые вещи и обувь (в основном мужские и мальчиковые), кухонная утварь, бытовая техника. Также они готовы принять предложения о работе. Телефоны для контактов: 89114645110 (Александра) и 89114516037 (Алёна).

*Имена героев публикации изменены

Текст — Оксана МАЙТАКОВА, фото — Алексей МИЛОВАНОВ

Текст: Оксана Майтакова

Комментарии к новости

Слив гнева

Оксана Майтакова о том, как забалтывают проблемы медицины.