Павел Погребняков о подготовке города к ЧМ-2018: «Не думаю, что сразу всё будет красиво»

Павел Погребняков.
Все новости по теме: Чемпионат мира по футболу-2018
В интервью корреспонденту «Нового Калининграда.Ru» советник губернатора по подготовке области к Чемпионату мира по футболу 2018 года Павел Погребняков рассказал, почему он на 100% уверен в проведении мундиаля в Калининграде, как сократить время движения поезда из Москвы в регион на 12 часов, и почему нам не нужны дополнительные пункты пропуска на границе. Также он объяснил, что будет делать город с 25-тысячным стадионом на Острове после чемпионата, и где тысячи футбольных болельщиков смогут поставить свои машины, если даже для калининградцев в городе не хватает парковок.

«Чемпионат мира в Калининграде — это просто непостижимо»

— Павел, самый главный вопрос на сегодня: вы уверены, что Чемпионат мира пройдет в Калининграде?

— На 100%. На миллион. Вообще ни капельки не сомневаюсь.

— Тогда объясните, пожалуйста, из чего складывается ваша уверенность?

— Самое главное то, что у нас выгодное геополитическое и географическое положение по отношению к европейскому сообществу болельщиков. Все признают то, что здесь очень комфортный город с историей, который не стыдно показать.

— Но, скажем, не все уверены, как вы. Ведь недаром же появляются заявления, сеющие в нас сомнения. Не так давно министр спорта Мутко определил Калининград в группу городов, из которых придется отсеивать. Чуть позже выискался еще некий эксперт, который тоже вписал нас в число аутсайдеров. Почему же появляются такие заявления?

— В заявлении министра вообще много неожиданностей: это и отсутствие Нижнего Новгорода в обеих группах и присутствие Екатеринбурга в группе лидеров. Однако если не искать конкретный смысл в его словах, то он имел в виду лишь то, что есть две группы городов: первая, где города гарантированы, и вторая, где все имеют приблизительно одинаковые шансы войти в итоговый список. Изначально было ясно, что Калининград во второй группе, и тому есть объективные причины. Такая же неожиданная информация со стороны псевдоэксперта оргкомитета, о том, что в итоговом списке будет 10 городов вместо 11. В оргкомитете есть 5 ключевых персон, с которыми я знаком лично, и я точно знаю, что никто из них в принципе не мог такого сказать, а Алексей Сорокин (генеральный директор оргкомитета по подготовке и проведению Чемпионата мира по футболу «Россия-2018» — прим. «Нового Калининграда.Ru») в тот же день опроверг эти слухи.

— Тут мы уже говорим о политической игре, которая началась вокруг чемпионата.

— Да, и политики сейчас становится все больше и больше. Причем политики не самой честной. До 29 сентября все пытаются максимально сделать всё, что для них возможно: тушить пожар деньгами, административным ресурсом, вбросом ложной информации через средства массовой информации из «источников, близких к…». Скоро появятся лица «близкие к Мутко», «близкие к Сорокину», «близкие к Шувалову», «источник из администрации президента». Это все ждем на днях.

— А разве еще можно на что-то повлиять, разве решение уже не принято хотя бы на 90%? Основные участники были понятны давно, однако есть регионы, из которых будет идти отсев. Осталось же всего несколько дней. Мне кажется, что уже давно все решено, и уже нет смысла прыгать выше головы. Зачем устраивать все эти схватки?

— Но оргкомитет не может сказать, что они уже определились, иначе от них потребуют конкретного ответа. У них нет другого выхода — слишком большое давление всего общества. Поэтому они максимально приблизили момент объявления городов-организаторов. Ведь изначально города должны были объявить на Чемпионате мира в Бразилии, потом появилась новая дата — весна 2013 года, потом конец года 2012-го, потом октябрь, и вот теперь 29 сентября.

город_6.jpg— Хорошо, представим, что Калининград в списке. Но городов-то сейчас 13, а нужно оставить 11. На ваш взгляд, кто уйдет? Сейчас у нас в числе аутсайдеров, согласно разным заявлениям, Волгоград, Ярославль, Саранск. Какие у них, на ваш взгляд, реальные минусы?

— Сразу отбросим одинаковые проблемы для всех: дороги, аэропорт, гостиницы. Для меня каждый город имеет плюсы и минусы, как и Калининград. Сложно сказать, кого выберут в итоге. Но, например, в Саранске нет железнодорожной станции и аэропорта. Екатеринбург — ну, правда, далеко, даже для российских туристов он загадка. Да и чем там удивить болельщика? Ярославль небольшой город, но с мощным историческим наследием.

— То есть вы не беретесь предсказывать, какие города могут быть исключены из списка?

— Ну, я бы исключил, наверное, один город из пары «Саранск/Ярославль» и Екатеринбург, потому что уж очень далеко он находится от других городов, но это мое личное, субъективное мнение.

— Хочется узнать о подготовке к чемпионату. Что же было сделано для того, чтобы быть так уверенным в победе, и чтобы ФИФА была довольна, какие недостатки нам приходилось устранять?

— В числе недостатков был общественный транспорт города и аэропорт, именно работа служб аэропорта. Как будет налажена работа в здании аэропорта, как можно сократить время прохождения таможенных процедур, где будет запасной аэропорт и так далее. В мае—июне мы проработали эти темы и направили дополнительные материалы в оргкомитет «Россия-2018».

— Почему вы 4 года назад, еще будучи помощником Бооса, занялись темой Чемпионата мира по футболу, и почему, в итоге, на вас была возложена ответственность за всю подготовку региона?

— Когда определялись города, на одном из Госсоветов, в кулуарах, губернаторы обсуждали идею руководства страны подать заявку на Чемпионат мира по футболу и первоначальный список городов-претендентов, в котором нас не было. Но Георгий Валентинович много сделал для того, чтобы попасть в команду городов-претендентов. Тогда я работал помощником, и в мои функциональные обязанности входила первоначальная подготовка спецпроектов, в том числе и подготовка документов. А на том этапе необходимо было подготовить колоссальное количество документов. И убедить людей в том, что Калининград может претендовать на чемпионат мира. Ведь смотрели тогда, как на сумасшедшего, который непонятно, чем занимается. Чемпионат мира в России — это вообще нереально, а Чемпионат мира в Калининграде — это просто непостижимо. Соответственно, никто не верил. И были лишь единицы людей, которые действительно верили в эту идею. А нельзя заниматься подготовкой к чемпионату, если ты не веришь в то, что он пройдет в Калининграде.

«Мы не знаем условий федеральной игры»

— Давайте представим: 29 сентября, Калининград называют в числе городов-организаторов чемпионата, все кричат «ура». Что потом? Что нужно будет сделать в первый месяц, до конца года?

— Первое — мы должны будем заключить новые договора, переподписать ряд соглашений, потому что до этого мы были городом-претендентом, теперь мы становимся городом-организатором. В этом году у нас будет конкурс на проектирование стадиона (конкурс был объявлен после интервью, в пятницу 21 сентября  прим. «Нового Калининграда.Ru»). Техническое задание у нас есть, оно сейчас находится на согласовании в АНО «Арена-2018», которое является официальным представителем ФИФА и оргкомитета. В этом году городу представят проект планировки территории, они его будут изучать, потом проведем общественные слушания. Потом необходимо объявлять конкурс (у нас к концу года будет техническое задание) на инженерную подготовку всей территории острова «Октябрьский». Зимой должны происходить изыскания на этой территории, и в марте следующего года уже нужно выходить на работу на площадке, делать первые замеры, начинать заниматься берегозащитой и так далее.

Но тут есть один очень важный момент: на сегодняшний день мы не знаем условий федеральной игры.

pogrebnyakov_2.jpg— Сколько денег они нам дадут?

— Даже не в этом дело, мы не знаем, как организационно будет построена работа с регионами. У нас сейчас есть оргкомитет, есть министерство спорта и есть «Арена-2018». Будем ли мы действовать в этих рамках, или будет сформирована специальная структура по подготовке к Чемпионату мира по футболу, сейчас сложно сказать.

— Проект планировки, который разрабатывала питерская компания, как соотносится с концепцией развития Острова к 2018 году?

— Концепция в основе этого проекта планировки. В новом документе более детально прописаны технические вещи, но, в принципе, суть та же.

— Тогда расскажите сейчас о сути, о ключевых объектах, которые появятся к чемпионату мира.

— Если по объектам, то это, конечно, стадион. Вторая важная деталь — зеленая зона, парк. Это будет очень зеленый район. Если касаться дорог, то дороги максимально продуманы с точки зрения недопущения заторов: умная система светофорных зон и развязок, которая позволяет городу дышать свободно, и соединить две его части мостами. Тут будут гостиницы, несколько торговых центров, рекреационная зона с аквапарком либо с океанариумом, крупный выставочный комплекс, центр инноваций и школа ювелирного мастерства. Здесь же академия тенниса, гребная база и марина.

— Получается, что будут строиться спортивно-рекреационные объекты, и ничего жилого там до 2018 года не планируется.

— Да, а после 2018 года произойдет уменьшение численности стадиона, и продолжится развитие территории вокруг него и дальше.

— Что будет с существующими на Острове объектами? Об этом уже говорилось много, но конкретики пока нет. Тут вопрос и по проблемным домам, которые все боятся официально признать аварийными, и по садовому обществу, и гаражам.

— С точки зрения жилья, деловых и торговых центров эта территория инвестиционно привлекательна. И это подтверждается тем, что инвестор на сегодняшний день уже есть. Соответственно, ему в нагрузку будет ряд обременений. Аварийное жилье — это другая тема. Существует федеральная программа, и этим должен заниматься город в рамках инвестиционного соглашения с инвесторами.

По садовым обществам вопрос решался давно, садоводам предлагался вариант переехать, потому что город все равно развивается в эту сторону. Ну не может быть в центре города садовых участков, тем более в таком плохом состоянии. А гаражи в собственности. Я предполагаю, что к ним все равно придет инвестор, который предложит вместо этих гаражей построить, например, многоуровневую парковку. И дальше будут выстраиваться совсем другие отношения, в которых государство не «играет первую скрипку».

— Даже если территория Острова преобразится так, как нарисовано в концепции, остальная часть города же останется прежней. Получается, туристу будут показывать только центр города, а во все стороны от Ленинского и Московского проспектов останется разруха, словно после войны?

— Существует естественная программа развития города. Все равно город приводит себя в порядок — потихоньку, каждый год.

— Но будет ли у нас все красиво?

— Не думаю, что сразу всё будет красиво. Это не чудо. И мощностей, в том числе финансовых, может не хватить, и людей может не хватить. Но что-то можно побуждать людей делать. Все-таки, чисто там, где не мусорят. У горожан должно быть ощущение того, что к ним приезжают гости, которые составят о городе ровно такое впечатление, какое он на них произведет. Надо объяснять и больше общаться с людьми именно в этом контексте. Это касается покосившихся заборов, неубранных подъездов и так далее.

poezd_2.jpg«Проезд в город для личного транспорта будет ограничен»

— Подъезды уберут, заборы отремонтируют, но что скажут о нас гости, когда столкнутся с нашим общественным транспортом? Это вообще касается всего транспортного комплекса. Хорошо — реконструкция аэропорта, согласно концепции, будет закончена, водное сообщение за счет той же марины в Пионерском, поди, наладится, но у нас остается нерешенным вопрос с железной дорогой. РЖД не заложила в своем бюджете создание скоростных дорог к чемпионату мира, причем не только в Калининграде, но и в целом по России. То есть фактически, даже если будут сокращены какие-то таможенные процедуры, туристам все равно придется ехать к нам часов 20.

— Десять.

— То есть, по-вашему, реально возможно сократить путь из Москвы до 10 часов?

— Даже не переделывая пути, есть возможность довести до 10–11 часов. Очень медленно поезд двигается и по Белоруссии и Литве. Но белорусы готовы пойти на увеличение скорости, пока не готова на это Литва. Я думаю, что если будем говорить с Литвой не мы, а Евросоюз или ФИФА, то ситуация изменится. Главное, что есть технологическая возможность. Здесь не нужно никаких больших инвестиций: полотно нормальное, его лишь в каких-то местах подделать, но в целом нет технической сложности. Вся сложность в политическом аспекте.

— Есть еще сложность хотя бы в состоянии вагонов. Вы давно видели, какие поезда у нас ходят в Москву и Питер?

— Месяц назад. Поезд «Дюны», я им ехал.

— А я недавно ездила в Питер. Не очень хочется, чтобы впечатление о Калининграде у гостей начиналось с такого поезда.

— Все-таки на это есть время. Понятно, что у РЖД существует своя инвестиционная программа. Сейчас происходит реновация парка поездов, которые будут курсировать в Сочи. Это не самое сложное. Да и не нужен особый комфорт футбольному болельщику.

— Хорошо, представим, что с железной дорогой разобрались. Но к нам поедут в основном из Европы, то есть через автомобильные пункты пропуска. В концепции не предусмотрено увеличение их числа.

— Они не нужны.

— Уверены? Недавно губернатор Николай Цуканов 40 минут на границе простоял, и никакой дипломатический паспорт ему не помог. Мы видим, что началось после того, как заработало соглашение о малом приграничном передвижении с Польшей.

— Я думаю, что к 2018 году мы вообще придем к безвизовому соглашению с Европейским союзом. И наши дипломаты подтверждают, что через 2 года будут ощутимые изменения. Во-первых, к 2018 году Россия дала гарантии на безвизовый въезд для болельщиков. Но самое главное, что мощности в существующих погранпереходах заложены приличные. Здесь вопрос как в максимальной загрузке, так и в структуре работы служб. Работа служб была проверена на Евро-2012. На Евро наши пограничники отработали просто изумительно, в Польше были сложности. Это показывает, что играет человеческий фактор, а не инфраструктурный. Но я уверен, что режим будет, в худшем случае, смягчен, в лучшем случае, отменен.

Кроме того, мы с польским оргкомитетом уже проработали варианты распределения потоков по погранпереходам где-то за 100 километров до пункта пропуска, создание веб-узла, на котором онлайн можно будет видеть ситуацию на пунктах пропуска. Еще один момент — разделение на подгруппы, когда автобусы идут на один погранпереход, автомобили идут другим, грузовой транспорт будет отправлен еще дальше, чтобы не загромождать пассажирские переходы. Это, на самом деле, не такая сложность, которой надо бояться. О ней надо знать, и всё продумывать. Мы уже понимаем, какая нагрузка может быть и что с ней делать.

трамвай_1.jpg— И вы понимаете, что делать с внутренним транспортным сообщением? К нам, помнится, приезжали эксперты, рассказывали про развитие трамвая в Европе. Говорили много всего хорошего и правильного. Что из того, что они говорили, будет реализовано?

— Эксперты компаний АЕСОМ и EGIS сейчас собирают информацию, и обещают, что до конца года выдадут концепцию. Конечно, это отдельная большая тема. У нас сложность не только с парком автобусов и маршруток, у нас сложность с организацией самой работы. Невозможно предсказать время, по которому ходит общественный транспорт. А предсказуемость достигается системой. Между городом и областью уже был подписан ряд соглашений. Например, по скоростному трамваю, и по тому, что область будет софинансировать часть обновления парка муниципального транспорта. И у городских, и у областных властей есть понимание, что проблему нужно решать системно. Конечно, это случилось бы эволюционным путем лет через 20. Но стандарты ФИФА заставят делать это максимально быстро.

— Заставят ли? Павел, в ваших речах все выглядит очень красиво и правильно, практически идеально. И понимание есть, и проблему готовы решать. Но дело в том, что все всё давно понимают, но ничего не меняется. Всё те же депутаты выигрывают торги на обслуживание выгодных маршрутов. Трамвай умирает, автобусы продолжают ездить не по расписанию, но никто ни с кем не расторгает контракты. Кто даст гарантию, что всё изменится к чемпионату мира? Здесь же нужно не только понимание, но и политическая воля.

— Такая ситуация существует до сих пор потому, что так были заданы правила игры несколько лет тому назад, когда не было Чемпионата мира по футболу, когда не было такой потребности. Но в следующем году город будет перекраивать эту систему, делать акцент на муниципальный транспорт либо уменьшать количество операторов, предъявляя к ним особые требования по парку, по экологическим стандартам, по соблюдению расписания. И международные эксперты помогут создать новые правила игры, чтобы мы опять не нарисовали доморощенную схему, которая не работает. Поэтому сейчас мы максимально привлекаем специалистов, точно так же, как это было по стадиону.

— По каким направлениям у нас еще работают международные специалисты? Вот как, к примеру, прорабатывается тема парковок? Представляю, сколько к нам туристов поедут на машинах, только не представляю, куда они их будут ставить. Такой же вопрос по размещению гостей: где устраивать кемпинги, сколько гостиниц нужно?

— Мы продумали так называемые перехватывающие парковки, которые будут, в том числе, и ближе к Окружной. Оттуда болельщики будут доставляться шаттлами. Понятно, что пустить такое количество автомобилей в город это остановить его. Поэтому проезд в город для личного транспорта будет ограничен. Тех перехватывающих парковок, которые мы предусмотрели, будет достаточно для этого. Польский опыт также показывает, что люди приезжают на своих автобусах с прицепами. Им не просто надо встать, им нужно электричество, необходим слив технических жидкостей, заправка и тому подобное. Соответственно, у нас будут автокемпинги, которые запрограммированы на это. В этом же кемпинге — своя фан-зона, свой ресторан, своя баня, сауна и так далее. Человек может жить там, как в отеле, а автобус, отходящий каждые 15 минут, может его привезти в две точки: к стадиону либо на фан-зону.

— Все эти кемпинги, гостиницы планируется построить за счет инвесторов, или рассматривается и бюджетное финансирование?

— Это абсолютно инвестиционный проект. Участие муниципалитета — это технические условия на участках, а оператор объекта будет брать деньги за услуги парковок.

— Найдутся инвесторы на такое количество объектов?

— Они уже есть.

— Все ли такие крупные объекты закрыты желаниями инвесторов?

— Не все, конечно, сегодня закрыты желаниями инвесторов. Большая часть людей, которые приезжали и интересовались, говорили, что вернутся к нам после того, когда город будет однозначно определен. Объективно нужно понимать, что сегодня бизнес не готов к принятию решения, и все наши преимущества для бизнеса — это косвенные вещи. Объективные вещи — это список участников Чемпионата мира по футболу. Вот после оглашения, я уверен, люди вернутся. Плюс еще появятся новые предложения.

мяч_3.jpg
— Ладно, оставим инвесторов, они сами разберутся, насколько им выгодно или не выгодно строиться в нашем регионе. Но есть объекты, в которые так или иначе придется вкладывать бюджетные деньги. Тот же главный стадион, строительство которого на 50% финансирует бюджет. Сюда же отнесем поля на тренировочных базах, на которые может не найтись инвестора. Насколько вы сейчас можете точно сказать, что они все будут востребованы после чемпионата 2018 года? Кому будут нужен тот же стадион на 25 тысяч мест, если у нас уже есть стадион «Балтика», ДС «Янтарный», отреставрируют «Локомотив» и приведут в порядок «Красную звезду»?

— Это самый главный вопрос — а не останется ли стадион потом на бюджетном содержании. Так вот, тот инвестор, который вкладывает 50%, он не просто дает нам деньги, чтобы мы делали с ними все, что хотим. У нас инвесторы, которые вкладывают деньги в стадион вместимостью 25 тысяч, они же и будут управлять этим стадионом, они же будут нести расходы на его содержание. Операторы рассчитывают минимум на 15 мероприятий в год. Примеров таких мероприятий масса. В мире с успехом проходят фестивали Red Bull, и уже есть договоренность с компанией Red Bull помимо того, чтобы провести здесь фестиваль, но и, например, построить здесь завод по производству и дистрибьюции на Восточную Европу и Скандинавию этого напитка. Тут же на стадионе может быть и теннис, и каток, и Кубок президента по конкуру. У нас люди едут на Дженифер Лопес в Гданьск. Уверен, что такая же аудитория может собраться и здесь. Плюс проведение крупных международных выставок. Тот оператор, который приходит сюда, понимает, как зарабатывать на этом деньги. Надеемся, что мы не только не будем тратить на стадион, но регион как соинвестор строительства будет даже получать прибыль.

— Обратная сторона: появился такой процветающий стадион на Острове, все мероприятия оттянулись туда, а «Балтика» разваливается и ДС «Янтарный» висит грузом на бюджете.

— «Балтика» не может разваливаться! Вы попробуйте сегодня найти место, где поиграть в футбол. Вы его не найдете. Все расписано по часам до полуночи. Уже мяч не видно, а мы играем. Тем более после популяризации футбола люди пойдут играть. И не будет возможности не использовать то или иное поле. То же самое с «Янтарным». Кому-то нужны большие площадки, кому-то поменьше, а появление одного, скажем, фестиваля, привлекает за собой другие мероприятия и других клиентов.

— Вернемся еще немного к самому стадиону. Конкретный инвестор на него есть?

— Да. Но, как правильно говорят, деньги любят тишину, а инвесторы открываются только на подписании. Инвесторы есть, но меня просили пока не говорить об этом, потому что они сейчас на грани подписания общего договора. Там группа инвесторов: очень мощная финансовая группа, мощная инвестиционно-строительная группа, очень сильный европейский оператор. Они формируются в консорциум, который входит в этот проект, гарантируя финансирование 50% от стоимости стадиона, или 4 миллиарда 240 миллионов рублей. Просчитано в концепции, что они берут на себя и часть территории вокруг стадиона, которая отдается им в аренду для девелопмента, для возврата части этих средств по инвестиционному соглашению. С обременением построить там и школу, и детский сад, и полицейский участок, и поликлинику.

«Мне видится город очень комфортным для жизни»

— Для нас предпочтительнее европейские туристы и, следовательно, европейские команды. Но, представим, что у нас здесь базируются команды из Африки, Южной Америки и Канады…

— Случайностей не бывает. Если сюда попадает команда, она попадает сюда тоже не случайно. И работа проходит с ней до того, как она выбирает город. И мы прекрасно понимаем, что нам необходимы богатые команды с богатой историей, с существующим богатым футболом и богатыми болельщиками. Мы уже знаем, к кому мы будем обращаться, с кем будем работать. Надо, чтобы обязательно здесь жили сборные Германии, Франции, скандинавы и, например, голландцы. Они не обязательно будут играть у нас. Они могут здесь жить, а играть могут в другом месте. Но нам очень важно, чтобы они здесь жили. Потому что если они живут здесь, с ними живут все журналисты, здесь организован пресс-центр, который каждый день вещает. Нам интересны те страны, в которых наши потенциальные туристы.

pogrebnyakov_5.jpg
— Сейчас уже ведется «прикормка» тех же европейских журналистов, которые так или иначе должны будут раскручивать нашу область?

— Информационный «прикорм» ведется. У нас есть концепция на английском языке, мы постоянно снабжаем журналистов актуальной информацией. На всех пресс-турах, которые параллельно проходят, мы постоянно говорим о чемпионате. На любом мероприятии — от экологического сбора скаутов до пресс-тура на БАЭС, — вставляем эту тему, везде даем информацию.

— А среди калининградцев? Настроение-то по поводу чемпионата чувствуется. Многие до сих пор задаются вопросом: зачем нам чемпионат мира, зачем вообще России такое мероприятие? Мол, опять будет «распил бюджета» и ничего больше. Настроения не те. Их надо как-то менять, если в Калининграде будет чемпионат, и мы хотим достойно принять его.

— Мы не знаем, изменятся ли они, мы можем опираться лишь на опыт. Самый последний опыт — польско-украинский. Вплоть до последнего года, пока это было неосязаемо, люди относятся к чемпионату со скептицизмом и задаются вопросами «зачем?» и «для чего?». Но если сейчас поехать в Польшу и спросить — нужен был вам Евро или не нужен был? — наверное, лишь единицы найдутся, которые поставят под сомнение необходимость проведения подобного форума.

— Но нам ведь нужно, чтобы и до чемпионата было соответствующее настроение. Чтобы гостей встречали улыбающиеся лица. Возьмем зимнюю Олимпиаду. Судя по той информации, которая сейчас доходит, в Сочи жители не особо радуются.

— Потому что сейчас они стоят в пробках, каждую неделю моют окна от пыли, которая поднимается грузовиками. Сейчас они реально ощущают дискомфорт.

— То есть нам, в принципе, придется терпеть дискомфорт вплоть до 2018 года?

— Нам удобно тем, что весь дискомфорт будет сосредоточен на Острове, за новым эстакадным мостом и за пределами плотной жилой застройки. Он не затронет весь город. Город как раз будет приводиться в порядок, будут делаться какие-то мелочи: ливневая канализация, фасады, крыши, освещение.

город_1.jpg
— Дискомфорт будет в другом. Люди-то понимают, что на подготовку к чемпионату будут потрачены огромные суммы денег, в том числе, из бюджета города, хотя на эти средства можно было бы отремонтировать дорогу или построить детский сад. Мы вроде бы пока живем с обшарпанными фасадами, а вот без отопления, водоснабжения, школ мы жить не можем. Понятно, что никто не будет особо приводить в порядок Чкаловск или поселок Космодемьянского, потому что все силы и средства будут брошены на центр города. А ведь в поселках тоже живут люди. Люди, которые будут видеть, сколько денег тратится на «прилизывание» центральных улиц к чемпионату.

— Не избежать этого. Мы должны понимать, что сегодня будут закрыты все сложные вопросы в городе, а завтра эти объемы средств пойдут на те же улицы в Космодемьяновске, Чкаловске или где-то еще. Но без чемпионата этих средств вообще не было. Благодаря тому, что приведут сначала в порядок центральную часть города, освободятся средства для того, чтобы приводить в порядок окружающие территории.

— Заканчивая наш разговор, я хотела бы попросить вас, Павел, описать, каким вы представляете Калининград в 2018 году с учетом того, что вы мне рассказали. Вот вы идете по Ленинскому проспекту, по Московскому проспекту. Можете в красках рассказать, что вы видите?

— Наверное, это ухоженность, чистота, зелень, современный общественный транспорт, продуманность в мелочах, открытые кафе на улице, улыбающиеся люди. Думаю, все же, Калининград не может кардинально поменять свою картинку, но он будет приближен к европейской современной культуре, и с точки зрения архитектуры, и фасадных решений зданий, и отношению людей к своему городу. Мне видится город очень комфортным для жизни, с большим количеством туристов, которые приехали сюда, узнали о городе, благодаря чемпионату мира по футболу.

— А если вдруг Калининград не выберут организатором чемпионата, чем вы будете заниматься?

— Тем же самым, пускай и в меньшей степени. Но все равно тем же чемпионатом мира.

— А долгосрочные планы после чемпионата мира есть?

— Нет у меня 2018 года. Это лишь этап. У меня есть понимание того, что надо сделать до 2025 года, а дальше — немного туманится.

— И все эти планы соотносятся с концепцией развития Калининграда до 2030 года?

— В большей степени.

— Концепция, как я понимаю, это теперь наша «Библия»? Мы по ней будем жить 18 лет?

— Мы на нее будем ориентироваться. Это основа, которая будет обрастать новыми томами.

Текст — Мария БОЧКО, фото — из архива «Нового Калининграда.Ru»

Комментарии к новости

Государство спонтанных покупок

Заместитель главного редактора «Нового Калининграда» Вадим Хлебников о том, почему нельзя обсуждать наследие ЧМ без Дома Советов.