Больной равно хороший?


Меня зовут Ирина Стехван, мне 32 года, и я — самый обычный человек. Я работаю в крупной корпорации, у меня два кота и хомяк. Пока я не обзавелась ни мужем, ни детьми, потому что в первом не вижу необходимости, а до второго пока не доросла.

Мир кажется мне по большей части нелепым, и я — мизантроп. Добро пожаловать в мой клуб.

Вчера в нашей компании снова собирали деньги. У нас, как и везде, постоянно на что-то собирают: дни рождения, свадьбы, рождения детей, похороны, новоселья — поводов не счесть. Прощаясь ежемесячно с энной суммой денег, я часто задумываюсь о том, что, не будучи замужем, не переезжая и не болея, не рожая детей, я — просто таки находка для коллектива. Однако безропотно участвовать в этих сборах у меня не получается. Для меня очень важно, кому и на что.

Наверняка вам знакомо ощущение, что вы не совсем понимаете, чем занимается работающий с вами бок о бок человек. Вроде вот всё очевидно: руководитель такого-то проекта, но, если приглядеться, то можно увидеть, что всю работу по проекту делают другие. Причем от и до. Нет даже этой пресловутой «руководить и организовать тоже надо уметь». В какой-то момент приходишь к выводу, что этот человек просто есть в компании, и на этом всё. Анализируя разговоры коллег за обедом, в курилке, на корпоративах, на планерках, понимаешь, что многие так же недоумевают, что делает этот человек в компании. Казалось бы, ну и ладно? Но человеческая сущность не может оставить это без внимания. И вот уже даже самые «отъявленные» моральные интеллектуалы, не участвующие в слухах и сплетнях, те, которые «выше этого», пойманы на непринятии, непонимании, обсуждении и осуждении этого человека. Его редко можно заметить на каких-то общих неофициальных мероприятиях — не сказать, что ему не рады, просто он какой-то…чужой. Но человек стабильно ходит на работу, получает деньги, так или иначе, наверняка чувствует отношение к себе, но таки всё равно улыбается и даже кажется душевным коллегой. Со стороны.

Опустим реальную полезность этого человека, так как речь идет исключительно о человеческом отношении.

А потом однажды все узнают, что этот человек болен. Очень серьезной болезнью. И тут происходит метаморфоза. Вдруг все «понимают», что этот человек очень важен, нужен, что он тянет на себе огромную ношу корпоративных задач и делает это с высочайшим профессионализмом. Вдруг оказывается, что он — тонко чувствующий жизнь человек с высокими моральными качествами. Вдруг выясняется, что это любимый коллега подавляющего числа работников.

Очень неожиданно.

В связи с этим и возникает вполне закономерный вопрос: почему наличие или отсутствие болезни влияет на отношение к человеку? Вдруг становится стыдно, что ты не уважаешь его как сотрудника, а у него такое горе? Наличие болезни вдруг делает заметным его работу?

На мой личный взгляд, это апофеоз лицемерия.

Может быть, я покажусь циничной и бесчувственной, но у меня не меняется мнение о человеке с плохого на хорошее только потому, что он заболел, пусть даже и тяжело. Единственный вопрос, который хоть как-то меня трогает в этих ситуациях, это сбор денег. С одной стороны, мы все люди — братья, и должны друг другу помогать, ведь, как известно, это отличает нас от животных. А с другой стороны, всем ли людям должна помогать лично я? Одна моя коллега сказала, что я — не права, ведь я тоже могу оказаться в такой ситуации. Может, и могу, но только не думаю, что я буду ждать помощи ото всех и отовсюду. Мало того, я не считаю, что мне вообще положена эта помощь.

И почему-то мне думается, что после такого сбора денег, при благоприятном исходе, этот человек получит еще больше негатива в свой адрес и будет должен так, что лучше бы и не помогали. Ведь то, как в коллективах любят обсуждать неблагодарных коллег, тема тоже актуальная. Особенно учитывая, что после выздоровления человека, так или иначе, вопрос «а чем он занимается?» стопроцентно возникнет снова.

Фото — кадр из фильма «Дьявол носит Прада», источник: www.theplace2.ru

Комментарии к новости