«Этожеребенок»: дети как средство достижения целей


Меня зовут Ирина Стехван, мне 32 года, и я — самый обычный человек. Я работаю в крупной корпорации, у меня два кота и хомяк. Пока я не обзавелась ни мужем, ни детьми, потому что в первом не вижу необходимости, а до второго пока не доросла.

Мир кажется мне по большей части нелепым, и я — мизантроп. Добро пожаловать в мой клуб.

Я не «за» и не «против» детей, сколько, кому и когда рожать дело сугубо личное и индивидуальное. По крайней мере, мне так казалось. Однако заклинания типа «этожеребенок» или «ясребенком» звучат так часто, что перестаешь понимать, почему это чужое «личное дело» вдруг раз за разом возникает в твоей жизни.

Расскажу одну историю из жизни. Как-то случилось мне заболеть неведомой для меня болезнью — называлась она васкулит. Кто не знает, что это, может спросить у «Google», а я лишь скажу, что возникает это заболевание очень быстро, и при этом так нещадно болят ноги, что «нереально больно» — это ровно половина всех ощущений. При этом внешне человек выглядит совершенно нормально, ну разве что передвигается медленно — от дерева к дереву, от столба к столбу, и порой на лице его появляется странная гримаса.

Как выглядят наши поликлиники, знают все: длинный коридор с вереницей дверей и десяток стульев, с утра до ночи занятых бабушками и прочими страждущими до внимания врачей. Заняв очередь, я пристроилась в уголке у стеночки, судорожно стараясь не выть. Отстояв так порядка часа (повезло — очередь была небольшая), я уже должна была попасть в кабинет, как тут появилась она. Мать. Наверное, даже героиня, не знаю. Она ворвалась в коридор с полуторагодовалым малышом на руках с криком: «Кто последний в 236-ой»? Ей сказали кто. Она оглядела всю очередь — перед ней оказалось человек семь — и уверенно сказала «Я пройду. У меня ребенок».

Забавно, что это был даже не вопрос. Это было утверждение, которым леди явно пользовалась не один раз в день. «Я пройду без очереди,- повторила она,- кто следующий сейчас?» Очередь взглядами указала на меня. Она уже было начала что-то говорить, но не успела. «Нет, — сказала я. — К сожалению, я не могу вас пропустить, потому что уже час стою в очереди и мне очень больно.»

Что тут началось. За какие-то три минуты я узнала всё о себе, своем воспитании и своей маме, которая явно родила меня зря. Я узнала, что мир неминуемо рухнет из-за таких, как я, и только настоящие люди, к коим я не отношусь, могут его спасти. Разумеется, мне не удалось уточнить, кто такие эти настоящие — на меня ополчилась не только очередь в наш кабинет, но и войска, осаждающие соседние.

Когда я была маленькой, меня, как и всех, учили, что нужно пропускать или уступать место пожилым, беременным и так далее. Бабушка рассказывала о том, что такое человечность, добро и прочие качества хорошего человека. Конечно, мне хотелось вырасти хорошим человеком. Но я ни разу не слышала от неё о том, что человек с ребенком имеет какое-то очевидное преимущество и, что человек с ребенком чем-то более хорош, нежели, чем человек без него.

Конечно же, не все появляющиеся в очередях дамы с детьми берут их туда специально, чтобы «проскочить». Но огромный опыт стояния в очередях в нашей стране, который, я уверена, есть у каждого, говорит об обратном. Ребенок, как средство достижения определенных целей — на эту тему впору писать диссертации. Хорошо, что детей специально не рожают для того, чтобы проходить без очереди, как их рожают для получения квартир, льгот, надбавок и так далее.

Когда-то я слышала утверждение о том, что мать с ребенком требует уважения, так как быть матерью — это очень тяжело. А люди, у которых нет детей, достойны меньшего уважения и им, надо полагать, легко.

Такое ощущение, что «тяжесть» и состоятельность человеческой жизни складываются из определенного количества критериев, при которых быть в 32 года без детей — это почти клеймо. Клеймо, благодаря которому ты должен, должен и должен любому человеку с ребенком. Уступать место, пропускать в очереди, садится в самолете на неудобные места, терпеть, когда в спинку твоего кресла тебе бьет ногами ребенок, молчать, если в транспорте ребенок, желающий смотреть в окно, лезет через тебя и пачкает тебя обувью, умиляться, когда на улице где-нибудь в центре города, на клумбе, мама с малышом совершают ритуал «ну давай пописаем, ну давай, вот молодец». Ты должен точно знать, что ребенок, который лезет к твоей собаке на прогулке, имеет право напрягать зверя, и не дай бог твоей собаке огрызнуться — его невозмутимая маман сразу произнесёт коронное «Этожеребенок», и вы вместе с собакой должны исчезнуть, предварительно таки дав ребенку дернуть собаку за ухо. Ты должен знать, что музыка в три часа дня в выходной — это «нельзя», потому что у соседей спит ребенок, а пианино в 8 утра в воскресенье — «можно», потому что ребенок «вообще-то учится»! Ты раз и навсегда должен усвоить, что в ресторане бегающий и орущий ребенок может мешать только чудовищам вроде тебя. Тебе необходимо помнить, что в транспорте, если выбираешь, кому уступить место — пожилой женщине или мадам лет 30-ти с 5-летним оболтусом, надо выбирать мадам с оболтусом, потому что «ребенок же». Везде, где бы ты не находился и в каком состоянии бы не был, ты должен не забывать о том, что человек с ребенком — это сословие на порядок выше, чем ты, и их дела и проблемы, разумеется, имеют преимущество.

Не один раз наблюдала, как мамочка с коляской, вопреки всем правилам дорожного движения, пересекает проезжую часть или внезапно появляется перед машиной так, что еле успеваешь затормозить. При этом сначала перед капотом появляется коляска, а уж потом и сама мать, которая кричит тебе в окно машины: «Чего не видишь что ли? Тут ребенок!».

Но самое забавное в том, что любой бездетный гражданин, задающийся этими вопросами, мгновенно записывается в категорию моральных, практически, уродов. Потому что дети — это самое большое счастье в жизни, даже если их рожают, чтобы получить квартиру или какие-то другие привилегии общественной жизни. Но, разумеется, об этом мы не говорим. Только о счастье.

Фото — кадр из фильма «Игрушка», источник: www.programy.pravda.sk

Комментарии к новости