Врач-косметолог Дилара Гавриш: «Старость — это хроническая болезнь»

Дилара Гавриш

Осень — пора увядания природы, но в косметологии, напротив, это время активных действий, когда уже можно делать все, чему летом были помехой солнце, жара и открытые части тела. Итак, ноябрь в разгаре, и «New You» решили поговорить с врачом-косметологом Центра дерматокосметологии «D&M» Диларой Гавриш об увядании красоты и о том, какие есть современные методы борьбы с этим недопустимым в жизни любой женщины явлением.

Дилара Гавриш: Процесс старения можно сравнить с хроническим заболеванием. А если болезнь хроническая, значит, необходим постоянный прием каких-либо медикаментов, которые тормозят и приостанавливают неблагоприятные процессы — любой врач-специалист меня в этом поддержит. Современная косметология настолько «умна» и умеет это делать настолько интересно и результативно, что дух захватывает. И чем раньше начать заниматься своей красотой, тем более пролонгированный эффект вам обеспечен — на молодой коже все дольше держится и сохраняется.

Я всегда говорю своим пациентам, что есть экстренные меры (диспорт или контурная пластика), которые мы делаем раз в полгода, но надо понимать, что они не омолаживают — они убирают очевидные признаки старости. А на само качество кожи влияют только косметология и правильный подбор мезотерапевтических препаратов. Но вы же не готовы еженедельно делать инъекции? Значит, на каждый день у нас главным остается уход: очищение кожи утром и вечером, и крем, который «лечит» нашу кожу в домашних условиях. Поэтому недооценивать эффект ежедневного использования крема, подобранного специалистами-косметологами, нельзя.

Расскажу свою личную историю. Раньше я работала участковым терапевтом в обычной поликлинике и была очень далека от индустрии красоты — вокруг грязь, болезни. И когда в свои 34 года я стала изучать косметологию, вся эта история про крема и была для меня очень далека и совершенно непонятна. Я признавала только мыло — чтобы помыться как следует, чтобы кожа аж скрипела. И как результат я получила огромное количество морщин на лице — на лбу, возле глаз, на переносице, а кожа была шелушащаяся, сухая, с красными пятнами и безобразно стянутая. Во время моей первой учебы на косметолога в Москве студенты тренировались друг на друге ставить диагнозы, и у меня всегда был один приговор: «Тут только уход и диспорт». Тогда мне специалисты подобрали мою первую линию профессиональной косметики, и хотя умываться кремом было для меня прямо революционное действие, я все-таки сделала это. И в течение двух месяцев правильным уходом я восстановила кожу, чем была безмерно удивлена. Моим морщинам, конечно, потом потребовался диспорт, но кожа была уже в нормальном состоянии.

Я очень люблю американские косметические линии, потому что как врач предпочитаю решать проблему. У американских производителей очень узкие линейки с четко определенными целями: т. е. у них нет ночного, вечернего и дневного крема (как мы все привыкли) — крема только для решения определенной проблемы. Если у вас сухая кожа — вот вам крем от сухости и применять его надо и утром, и вечером. Так же — и с другими проблемами. Еще, по моему мнению и мнению моих коллег, косметика из Израиля очень продвинутая в этом смысле. А европейские бренды преимущественно ориентированы на запахи, текстуры, баночки…

Я не могу сказать ничего определённого про российскую косметику — работала только с линией «Космотерос» нашего производства. Мы ее в своей клинике используем для микротоков в физиотерапии — никаких нареканий. У российских производителей наверняка есть хорошие косметические продукты, но хуже работают реклама и продвижение, а значит, найти их в огромном информационном потоке гораздо сложнее, чем зарубежные, которые лучше рекламируются.

Если говорить о соотношении «цена-качество», то и у кремов есть «золотая середина». Я в своей практике видела двух пациенток, которые пользовались косметикой одной очень дорогой марки — крема были на основе золотой молекулы, и цена баночки доходила до 1000 евро. Да, у них были хорошие, ухоженные лица, но все равно — инъекции требовались обеим. На практике я поняла, что ценовой диапазон для нормального крема — от 1500 до 5000 рублей. Больше платить не стоит, но и меньше — тоже: людей, которые пользуются детским кремом и выглядят отлично, я лично не видела. Ну и, конечно, лучше, чтобы косметику вам подбирал профессионал. Тогда все точно будет работать правильно и эффективно.

Как в медицине венцом всего считается терапия, а не хирургия, к которой прибегают уже в крайних случаях, точно так же и в нашей области венцом является именно уходовая косметология. Если есть такая возможность, то я всегда рекомендую тратить хотя бы 2000 рублей в месяц на салонные процедуры. У меня есть клиентки, которые в силу определённых причин не могут делать инъекции, и они раз в неделю ходят на самую простую, дешевую салонную процедуру — например, массаж с определенной маской — и отлично выглядят. И это в возрасте 50–60 лет. Главный залог успеха — это регулярность.

То же самое и с инъекциями — я люблю их делать с четким графиком: раз в месяц, раз в два месяца, два раза в год… Мезотерапию, биоревитализацию и плазмолифтинг можно объединить в одну инъекционную группу, и она отлично работает на восстановление кожи. Особенно здорово эти процедуры сочетать со стрессовыми процедурами: шлифовками, лазерным воздействием, срединными пилингами — что значительно ускоряется процесс регенерации. А популярные инъекции ботокса или диспорта убирают движение мышцы, и морщины со временем разглаживаются.

Я сама пациент ботулотоксина уже более 10 лет. У меня на лбу были две крупные морщины — за эти годы лоб привык, и морщины практически исчезли. То есть, в случае с этим препаратом тоже существует пролонгированный эффект — когда ты постоянно что-то делаешь, результат становится все лучше и лучше. Напрасно многие женщины боятся использовать ботокс или диспорт в течение долгого времени — в мировой практике известны случаи, когда ботулотоксин вводится более 20 лет одному пациенту, и никаких нежелательных последствий не замечено. На мой взгляд, сегодня это лучшее решение от мимических морщин.

Был в моей практике один знаменитый случай, связанный с ботоксом. Ко мне на консультацию пришла клиентка в уже приличном возрасте — ей было около 55 лет. Я ей пообещала потрясающий результат — есть лица, для которых такой эффект от процедуры я могу гарантировать. Она подумала и решилась. Мы сделали инъекции, и спустя положенные две недели эта клиентка снова пришла ко мне. Я была просто ошеломлена тем, настолько великолепно она выглядела. И она мне призналась: «Дилара, когда вы мне обещали потрясающий результат, я думала, вы преувеличиваете, а получилось именно так. Но я к вам больше не приду» — «Почему?» — «Это токсин, и я его чувствую». И больше действительно не пришла.

Для таких клиентов, которым психологически трудно использовать ботулотоксин, есть и другие современные средства, помогающие справится с видимыми признаками старения. К новым технологиям, связанным с нагревом кожи — таким как RF-лифтинг, термажи — я отношусь с осторожностью. Для меня пока открыт вопрос, какую цену заплатит организм за эту процедуру, а результат любой ценой — это не моя практика. Я больше люблю работать, например, с гелем и нитями для подтяжки лица. С помощью геля на основе гиаулуроновой кислоты происходит объемное заполнение морщин, носогубных складок, вычерчивается линия скулы. В косметологии есть еще такое понятие как «волюмизация» — это добавления объема там, где со временем лицо «осело» вниз. Нитевая подтяжка — это тренд в России уже более двух лет. Мы, врачи-косметологи, работаем только с рассасывающимися нитями на основе полимолочной кислоты, которая устанавливается под кожу и через год полностью рассасывается организмом под воздействием воды. Для наглядности процесса я своим клиентам всегда привожу пример арматуры и цемента. Так вот, гель — это цемент, он дает объемное заполнение, а нити — это арматура, с помощью которой мы укрепляем силуэт и подтягиваем кожу там, где уже произошли возрастные изменения. Над нитями кожа потрясающе выглядит — она практически светится изнутри, благодаря процессу гидролиза и влиянию полимолочной кислоты. А еще нити хорошо работают по телу, заметно подтягивая кожу, и делают очень красивой, например, зону декольте, что немаловажно.

Кстати, методику нитевой подтяжки лица придумал и разработал российский хирург Марлен Суламанидзе. Хочу заметить, что определенный опыт заставляет меня сделать вывод, что, несмотря на то, что сама косметология у нас развивается не так стремительно, как врачи — косметологи и дерматологи — мы не отстаем от мировой практики. Зарубежные работы — например, голливудские звезды — в хирургическом плане выглядят лучше именно потому, что начинают заниматься своей внешностью раньше, вкладывают в нее больше средств. А в нашей стране только в последние годы, наблюдая актрис, политиков, дикторов и других публичных личностей, можно заметить тенденцию роста эстетической культуры косметологии — в том, как внешне меняются эти люди, уже чувствуется продуманная пролонгированность действия.

Российские женщины стали больше ухаживать за собой. Но существует другая проблема: не все понимают, что работа косметолога выполнена идеально только тогда, когда ее невозможно «считать» с вашего лица — вы просто прекрасно выглядите. В противном случае не появлялись бы искусственные кукольные лица с несоразмерными губами. Косметолог — это ваш верный помощник и друг в борьбе с неумолимым временем, но вы выбираете то, каким хотите видеть конечный результат его работы, а это зависит от вашего чувства вкуса, культуры, тонкости, интеллигентности и, я бы даже сказала, интеллектуальности.

Текст — Анастасия Гончарова, фото — www.beautifully-invisible.com, предоставлена Диларой Гавриш 

Справка

Самое читаемое:

Источник: Новый Калининград.Ru