Дизайнер Екатерина Чупилко: меня сразу предупредили, что в кино понадобятся костюмы крыс


Раздел «New You» продолжает рассказывать о молодых дизайнерах Калининграда и их карьере. Где учиться модельеру, если пока еще страшно ехать в Европу, как попасть в кино и получить возможность тренироваться на «крысах», какие женские формы вдохновляют на новую коллекцию, мы спросили дизайнера бренда Chupilko, выпускницу Лаборатории моды Вячеслава Зайцева и художника по костюмам театра и кино Екатерину Чупилко.

— Я с детства мечтала стать модельером: видела сны с манекенщицами на подиуме и рисовала эскизы одежды. В 10 лет меня отдали на класс фортепиано, но через год я бросила, т.к. уснула за «фано» — упала прямо на клавиши. В результате окончила «художку» с красным дипломом.

— После школы 6 лет отмучилась на юрфаке и решила вернуться к творчеству — пошла учиться к нашему модельеру Светлане Гнатуш. Могу сказать, что Светлана — достаточно сильный преподаватель и настоящий художник. Но были и свои сложности: когда рядом есть другие дизайнеры, ты видишь их работы, и это тебя подстегивает, а когда ты один — сравнивать не с чем. В нашей группе, конечно, были и другие ученики, но практически все они с модой никак не были связаны — большинство просто решило поучиться конструированию одежды «для дома, для семьи». Свое обучение у Светланы Гнатуш я закончила созданием двух собственных коллекций, стала участвовать с ними в показах. А потом поехала к Зайцеву.

— Если честно, при поступлении в Лабораторию моды я не показывала Вячеславу Михайловичу свои модели — подумала тогда, что уже могу лучше. В общем, хватило моих работ из художественной школы: набросков, эскизов.

— Училась я у Зайцева год. Мне очень нравилось, что в его Доме моды тебя всегда ждут и тебе всегда рады. Теплая атмосфера — это самое главное, на чем там все держится. Ну и конечно, преподаватели в его Лаборатории очень крутые: каждый — настоящий специалист своего дела.

— Мой самый любимый предмет — «композиция», во время которого рисуют эскизы, делают коллажи, придумывают силуэты. Еще у нас был предмет, который называется «наколка». На этом занятии ты берешь отрез ткани и с помощью него «ваяешь» наряд прямо на манекене: что-то отрезаешь, что-то скалываешь, потом снимаешь ткань, переносишь ее на бумагу, и таким образом делаешь выкройку. Такая вот игра без правил. Была у нас, конечно, и технология — мы учились шить корсеты, какие-то отдельные элементы одежды. И всегда на любой вопрос можно было получить ответ. Например, в своей коллекции Егор Зайцев использовал оригинальные стоящие воротники. Ты — Егору: «Как сделал?» И он рассказывает.

— Конечно, ни Егор Зайцев, ни Вячеслав Михайлович уже в Лаборатории моды не преподают, но обязательно приходят на зачеты, студенческие показы. Еще разные мастер-классы проводят московские дизайнеры — бывшие выпускники Лаборатории. Например, Маруся Зайцева — внучка Вячеслава Михайловича. Она уже делает собственные коллекции одежды, и для них выбирает интересные, но немного депрессивные темы. Одна из ее коллекций называлась «Вирус» — он «поражал» моделей на подиуме и их костюмы.

— В нашей группе в Лаборатории моды было всего 10 человек — получались практически индивидуальные занятия. Студенты были очень разные — и по возрасту, и по уровню мастерства. Например, у моей сокурсницы Кати Забегиной к тому времени уже был свой собственный бренд — они выпускают шелковые платки с ручной росписью. Рисунки на них были, в основном, с лошадками. У Кати все с ними связано — на то она и Забегина. А еще по своей первой профессии она — ветеринарный врач лошадей.

— Я выбрала Лабораторию моды в качестве места учебы, потому что было не страшно в Москву ехать. Теперь уже хочется в Европе поучиться. Раньше я мечтала об Италии, но теперь думаю про Бельгию — работы выпускников одного вуза в Антверпене меня очень впечатлили.

— А вот на Московской неделе моды во время показов я очень много некрасивостей с первого ряда увидела: и неглаженые наряды на подиуме, и висящие нитки, и не «сидящую» одежду, и моделей с размазанным макияжем… К сожалению, для большинства посетителей таких событий авторитет дизайнера непререкаем, хотя часто люди, не занимающиеся модой, выглядят более элегантно, чем это предлагают наши модельеры.

— Параллельно с учебой в Лаборатории моды я работала стилистом в фотостудии — одевала моделей во время съемок для интернет-магазина. Нам привозили одежду разных марок: Fred Perry, Northland, Moschino… Среди них был и один русский бренд — «Парижский шик» — мы с коллегами всегда удивлялись, как такую одежду вообще можно было сшить, и старались с Moschino ее не комбинировать. Представители «Парижского шика», кстати, часто приходили и настороженно следили, как мы их одежду снимаем. Говорили: «Только вы можете ее спасти» (улыбается).

— После Лаборатории моды я попала в кино. В качестве художника по костюмам в свою картину меня пригласил мой друг — режиссер Евгений Кудрявцев. Фильм назывался «Муха», и сценарий был довольно психоделический — Женя меня сразу предупредил, что нам понадобятся костюмы крыс. Оказывается, героем фильма был чокнутый профессор, работающий в лаборатории с подопытными крысами. Он был настолько помешан на своем деле, что и своих подчиненных заставлял ходить в костюмах крыс. Пришлось мне придумывать крысиные костюмы: специальные шапки, жабо… Получилось очень забавно. Женя даже планирует в Канны поехать со своей великой картиной (улыбается).

— Постепенно я перезнакомилась с киношной тусовкой и поработала на нескольких короткометражках, сделала костюмы к спектаклям в театре им. Булгакова, а потом меня пригласили в мой последний на сегодняшний день проект — сериал для НТВ. Фильм называется «Второй шанс», и на экраны он выйдет этой весной.

— Сначала я читала сценарий, и обсуждала с режиссером Русланом Паушу свое видение образов главных героев. У нас в картине их шестеро — три мальчика и три девочки — такой классический молодежный сериал. Главный герой — хипстер — казалось бы, что может быть проще в плане одежды? Очочки, шортики, кроссовочки. Но у продюсеров телеканала свое ощущение — им кажется, что популярность этого движения в России идет на спад, поэтому было решено отойти от канонического образа: очки убрать, а шортики удлинить. Друг главного героя — хоккеист — практически не «вылазит» из спортивного костюма, а их приятель — сомнительная, тусовочная личность — носит кожаную куртку и джинсы.

— Что касается женских образов, то актрису, играющую у нас развратную девчонку, я одела в короткую юбку, лаковые сапоги и топик. Вся история сериала происходит в провинциальном городке, поэтому вид получился вполне жизненный. Другая героиня — Валя — приехала из глубокой деревни и живет в общежитии, поэтому для нее я подобрала бабушкины сарафаны, длинные платья, бусы, балетки. А для Олеси — девушки из состоятельной семьи и папиной дочки — миленькие юбочки, коктейльные платьишки, сумочки.

— Сколько всего костюмов у каждого героя? Это как повезет герою или как у него сложатся отношения с художником по костюмам (улыбается). Вообще в каждой серии герой должен быть в новой одежде, а у нас их 24.

— Сериал у нас летний, поэтому и гардероб был закуплен соответствующий, но по старой доброй телевизионной традиции «лето» у нас часто снимают уже глубокой осенью. Мы, например, некоторые серии доснимали уже в октябре, поэтому под летний наряд наши актеры надевали «утепляшки» — шерстяные шорты, шерстяные пояса — и одежда на них иногда не застегивалась.

— Во время работы над сериалом в один день могут снимать 10-ю серию, потом 16-ю, а затем 25-ю. И когда, через несколько дней, нужно доснять эту 25 серию, герои должны быть одеты в ту же самую одежду. Какая именно одежда была, должен помнить мой ассистент — это его главная задача. Еще у меня в помощниках был костюмер, который следил за тем, чтобы одежда актеров была чистая и проглаженная. Но в кино часто приходится делать все вместе и все сразу.

— Кстати, из-за такого сумасшедшего ритма не всегда получается найти ту одежду, в которой герой уже снимался, поэтому приходится просто искать что-то похожее. Так и получаются киноляпы. И в этой картине тоже они, наверняка, будут.

— У операторов свое представление об идеальных костюмах. При выборе одежды для героев нужно обязательно помнить несколько важных правил: белое и черное не выбирать, «полоска» будет рябить, а «мелкий рубчик» — «стробить». А больше всего операторы любят все грязное, «зафактуренное».

— Художник по костюмам — фигура материально ответственная. Часть одежды для нашего сериала мы брали в пользование на складе «Мостелефильма». Так вот, если эта одежда во время съемок теряется, пачкается или рвется, то художник по костюмам за это расплачивается.

— В кино смена — 12 часов: с 8 утра до 8 вечера. Это сумасшедший график, поэтому киношники так много пьют. На первых читках сценария второй режиссер особенное внимание уделила тому, что на площадке мы не курим и не пьем, но это правило соблюдалось далеко не всегда. При этом рабочий процесс никогда не останавливался — только профессионалы так умеют.

— Наш сериал снимался в Ярославле — там вообще очень много картин делается. Сейчас, например, американцы какое-то историческое кино снимают. Местные жители уже настолько привыкли к съемкам на улицах города, что не обращают на них никакого внимания. Среди ярославцев даже уже есть люди, которые работают только в кино — администраторами, водителями.

— Работа художника по костюмам — интересная, но непростая, потому что твоя жизнь проходит в чемодане с грудой вещей. Ты постоянно думаешь об одежде. Уже после съемок сериала я часто себя ловила на мысли, что смотрю на людей в метро, как на персонажей нашего кино: вот едет «Максим», вот — «Алла», а это — «папа Максима».

— Я бы очень хотела поработать в полном метре. И чтобы это было историческое кино — например, любимая эпоха 50-х. А еще я готовлю новую коллекцию одежды бренда Chupilko — вдохновляюсь русской культурой и историей и делаю ставки на девушек с аппетитными формами. Коллекция будет представлять собой базовый гардероб, который по желанию можно будет разбавить креативными элементами.

— Встретила недавно режиссера нашего сериала, спрашиваю: «Руслан, ну как?» — «Каналу нравится».

Текст — Анастасия Гончарова, фотографии предоставлены Екатериной Чупилко

Текст: Анастасия Гончарова

Источник: Новый Калининград.Ru