Ученый Борис Воротников: с янтарной помадой все заживает быстрее, чем обычно

Несколько дней назад в СМИ появилась информация о новом изобретении калининградского ученого — заведующий кафедрой химии КГТУ Борис Воротников создал янтарную помаду. Скупые релизы не давали полного представления о новинке, поэтому «New You» решили задать свои вопросы Борису Юрьевичу, чтобы детально расспросить его об этом новом, а главное — местном продукте на рынке красоты.

— Борис Юрьевич, у вас очень красивый секретер — это и есть рабочее место ученого-изобретателя? 

— Да, эту старинную мебель конца 19-го — начала 20-го века из Москвы привез мой отец, Юрий Андреевич Воротников, когда университет переехал в Калининград. Он всю жизнь сидел за этим столом — тоже был заведующим кафедрой химии и деканом факультета КТИ. Получается, что у нас настоящая династия. В интернете меня даже чаще вспоминают как сына того Воротникова… Отец долго работал в этом университете — с 1957 года до начала 2000-х. И на его счету тоже есть ряд интересных исследований — правда, связанные с кормовыми продуктами — этими исследованиями до сих пользуются мои коллеги.

— Получается, ваш профессиональный путь был предопределён?

— Пожалуй, да. Тем более что за этим столом я вырос — занимался здесь, когда еще в детский сад ходил. Можно даже сказать, что я бывал в КТИ еще до рождения, потому что моя мама здесь тоже работала — была кандидатом наук, только на экономическом факультете. Прирос, в общем, к университету, как к кораблю.

— Расскажите про ваше последнее изобретение — гигиеническую помаду на основе янтаря?

— Янтарная помада — это, пожалуй, самое маленькое, но яркое проявление моего исследования янтаря, которым я занимаюсь уже с прошлого века. Есть разные продукты, которые я разрабатывал, но вот «выстрелила» именно помада. А до этого были янтарные сиропы, косметическая янтарная пудра, янтарное масло для массажа… Сироп, кстати, даже выпускался какое-то время, но производство было достаточно дорогое, и сейчас оно приостановлено.

Чтобы выявить, как янтарь взаимодействует с организмом, я проводил исследования на животных на базе научно-исследовательского центра ветеринарии и зоотехники нашего университета. Оказалось, что частицы янтаря определенного размера оказывают выраженное заживляющее действие. Например, послеоперационные швы у животных при применении препаратов с янтарем заживали гораздо быстрее, чем в случаях, когда использовались традиционные средства. Собственно, так идея янтарной помады и возникла, ведь повреждение и растрескивание губ — это частая проблема, с которой сталкивается большинство людей. Понятно, что в медицине янтарь тоже находит свое применение, но медицинские препараты должны проходить более длительные и дорогостоящие испытания, поэтому я решил сосредоточиться на косметике. Тем более, к тому времени я уже имел на руках гигиенический сертификат на янтарную пудру и янтарное масло — продукты, которые я использовал при создании янтарной помады. Осталось их смешать в нужных пропорциях.

— Что еще входит в состав янтарной помады?

— Ну, полностью состав я вам не расскажу — это технологическая тайна. К тому же на своем опыте знаю, что такое недобросовестная конкуренция — часто просто вслед начинают повторять. Скажу только, что в состав помады входит воск и растительные масла, то есть это полностью натуральный продукт — никакой синтетики. Кроме того, практически все сырье — местное, а значит, производство такой помады не будет зависит от курса валют. Мне кажется, что сегодняшняя сложная экономическая ситуация должна спровоцировать всплеск активной разработки именно местных ресурсов. При создании янтарной помады я больше делал упор на гигиенический продукт, а не на косметический — я не гнался за блеском, например…

— Ой, а я бы добавила блеск! Собираетесь это делать?

— Если встанет такой вопрос, то разработки, которые позволяют добавить помаде блеск, есть. Например, в технических продуктах мы используем способность янтаря создавать глянцевый эффект: я изобрел средство для обуви с добавлением янтаря, которое позволяет получить блестящие тонкие пленки на деревянных и кожаных поверхностях. То есть получить янтарный блеск можно — это просто вопрос дальнейший работы.

— А запах у помады есть?

— В нашей помаде нет отдушек — запах минимальный, еле слышный. Мы хотели усилить аромат янтаря, но он довольно специфический.

— А как испытывалась янтарная помада?

— Как я уже говорил, в состав помады входят те компоненты, которые были ранее сертифицированы по отдельности, поэтому испытаний больше не требовалось. Ну а на себе я уже второй год испытываю — могу точно сказать, что результат есть.

— Как работает янтарь в этом продукте?

— Заживляющий эффект янтаря проявляется только при взаимодействии с организмом животного или человека: в ответ на появление янтаря организм включает собственные защитные функции, и в области нанесения повышается местный иммунитет. То есть не сама губная помада заживляет, а происходит определенное биохимическое взаимодействие янтаря и живого организма. Янтарь активирует ваши собственные ресурсы — именно это его свойство я обнаружил, исследовал и пытаюсь реализовать в различных продуктах.

— Собираетесь ли вы патентовать свое изобретение и запускать производство  помады на основе янтаря?

— Собираюсь скорее производить, чем патентовать. Просто очень хочется поделиться с людьми этим нужным и полезным продуктом. Кроме того, всегда интересно, когда делается что-то свое. Да и продукт оказывается настолько простой, что на производстве мне сказали, что за одну смену можно десятки тысяч штук таких помад сделать.

— Какой будет предположительная цена такой помады?

— С моей точки зрения, в янтарной помаде нет компонентов, которые имели бы высокой цену или зависели от конъюнктуры международного рынка, ведь практически все компоненты — местные.

— По итогам прошлого года вы были удостоены звания «Инженер года» в рамках премии «Профи». За что вы получили эту премию?

— Это за другое (улыбается). Я, кстати, когда узнал о том, что номинирован, сам удивился и уточнил: «А за что даете?». Просто у меня много изобретений… Оказалось, что эту премию я получил за мой прошлогодний патент, который касался утилизации короотвала и вообще использования коры. Это еще одно направление моих исследований — экологическое — которое связано с переработкой полимерных отходов, и в частности получение биотоплива на основе коры и использование ее для очистки окружающей среды.

— А какова дальнейшая судьба ваших многочисленных изобретений? На все ли вы получаете патенты, и поступают ли они в массовой производство?

— Нет, я патентую не все. Да и с производством все сложно — я не отслеживаю, может, что-то и выпускают… Это же отдельная работа — следить за всем этим. Надо тогда преподавание и исследования бросать. А я, если можно сказать, уже как «раб лампы» — раб этого университета (улыбается).

Текст: Анастасия Гончарова