Жить без тебя не могу: как осознать зависимость в отношениях и справиться с ней

«Жить без тебя не могу», «ты для меня — все», «когда тебя нет рядом, я схожу с ума» — такие фразы приятно слышать в конфетно-букетный период отношений, но они могут вызвать много тяжелых переживаний через год, два, пять, когда отношения уже устоялись и период влюбленности позади. Причем зачастую тяжело не только нуждаться в партнере как в воздухе, но и быть для кого-то всем миром. Быть объектом зависимости и зависимым одинаково больно. Почему же мы попадаем в этот капкан, и что нас там удерживает?

Начать придется издалека. С момента нашего рождения. Человек рождается крайне беспомощным. Младенец не выживет без ухода и заботы и пары дней. Нам нужен кто-то, чтобы нас согреть, накормить, защитить. И природа позаботилась о том, чтобы в норме у каждой родившей женщины был мощнейший материнский инстинкт. В первый год жизни мать и ребенок находятся в симбиотических отношениях, или, по-другому, в слиянии. Между ними нет границы, они не ощущают отдельности друг от друга. Для женщины, недавно ставшей матерью, типичны фразы: «Мы покушали кашку», «У нас болит живот», «Нам уже 5 месяцев». Нет «я+я», но есть «мы». Это важнейший период в жизни малыша, такое слияние обеспечивает ребенку не только физическую безопасность, но и ощущение защищенности и доверия миру.

Но слияние не должно длиться вечно, как бы в нем ни было хорошо. Проходит время, и ребенок обнаруживает свою «отдельность» от матери. Начинается стадия сепарации. Ребенок должен научиться утешать себя сам, используя вместо мамы плюшевого мишку, соседа Гришку, интересную книжку. Мама все еще очень нужна, но она должна постепенно отходить в фон и позволять ребенку как-то самому обживаться в мире.

Весь этот разговор об отношениях мать-ребенок нужен нам для того, чтобы понять корни эмоциональной зависимости. Отсутствие или преждевременный разрыв слияния в этих самых первых для нас близких отношениях приводит к психологической травме. Склонный к зависимости взрослый человек зачастую в прошлом тот самый маленький ребенок, испытавший ужас своего одиночества в этом мире, полном опасностей. Такой человек, естественно, будет стараться любыми способами предотвратить повторение этой травмы и потерю значимого объекта. Основные стратегии здесь две: «цепляться» за партнера, а значит — стать зависимым, и «самодостаточность» — постоянно следить за тем, как бы к кому-нибудь не привязаться.

Отсутствие или преждевременный разрыв слияния в самых первых для нас близких отношениях приводит к психологической травме.

Кстати, если мать препятствует отделению ребенка тогда, когда он к этому уже готов — это тоже травма. Мамины слова «Мы поступили на юридический» — верный признак незавершенного отделения. Стратегии здесь, в общем-то, те же: либо беспомощность и стремление с кем-нибудь слиться (заменить себе маму), либо отчужденность и избегание близости (одной мамы хватает «выше крыши»).

Итак, с «корнями» проблемы, которые, как обычно, лежат в глубоком детстве, мы разобрались. Обсудим теперь, что же может вырасти из этих «корней». По аналогии с детством, самое начало романтических отношений — это тоже слияние: мы стремимся быть вместе каждую минуту, сходим с ума, если не получили sms «доброе утро», мы подходим друг другу идеально, мы одно целое. В период влюбленности — это норма. Но вот дальше, мы неминуемо обнаружим различия взглядов, вкусов, потребностей, привычек. И по-другому не возможно. В мире нет двух одинаковых людей, даже однояйцевые близнецы имеют различия.

В действительно близких отношениях два человека признают границы друг друга, они интересны друг другу этими различиями, или, по крайней мере, способны их уважать. «Я живу в этом мире не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям. И ты живешь в этом мире не для того, чтобы соответствовать моим ожиданиям» — вот позиция в зрелых отношениях.

В слиянии же человек не осознает своих потребностей и желаний или согласен отречься от них, лишь бы сохранить успокоительный симбиоз. С этой же целью он может требовать самоотречения от партнера и быть глубоко обиженным, если этого не происходит.

В зависимых отношениях партнеры стремятся сохранить слияние любой ценой. Если вдруг один решит проявить свою индивидуальность и обособленность (захотеть, например, съездить на море и погулять в одиночестве), то для другого это может стать катастрофой. «Жить без тебя не могу», «без тебя меня нет» — это не фигуры речи и не излишняя драматизация. Для зависимого разрыв слияния — это возврат к бессилию и отчаянию маленького ребенка, который остался один на один с целым миром.

В действительно близких отношениях два человека признают границы друг друга, они интересны друг другу различиями, или, по крайней мере, способны их уважать

В заключение посмотрим, какие могут быть варианты зависимых отношений. Наиболее, казалось бы, благоприятно, если оба партнера стремятся быть одним целым всегда, быть «мы» и забыть про «я». Все отлично, только в таком случае нет настоящей близости, поскольку возможности увидеть индивидуальность того, кто рядом, тоже нет. Это жизнь с закрытыми глазами.

Если только один из партнеров зависим, то страдает, как правило, и второй. Во-первых, от чувства вины, потому что постоянно делает больно близкому человеку тем, что не согласен отречься от самого себя. Во-вторых, нет ощущения, что это именно его, такого замечательного и неповторимого любят и ценят. Есть ощущение, что он необходим как некая функция, в нем нуждаются для того, чтобы чувствовать себя защищенно.

Возможно и такое, что зависимым является один из партнеров, а второй легко и непринужденно сохраняет свою отдельность, хладнокровно наблюдая мучения «любимого» человека. Понятно, что в данном случае речь идет скорее о рабовладельческих отношениях, а не о любви.

Ну и напоследок, что делать, если вы «жить без кого-то не можете» и вам это не нравится.

Для выхода из зависимости необходимо восстановить границы, понять, чего хотите вы лично для себя, а не для того, чтобы все у вас было хорошо. Нужно найти для себя еще какие-то ценности, которые приносят вам удовольствие. Не просто от отчаянья заняться спортом, вышивкой или пойти на йогу, а искать то, что искренне увлекает.

Чтобы построить отношения, основанные на подлинной близости, придется отказаться от романтических представлений об идеальной любви или идеальной семье. Реальность такова, что все мы периодически будем чувствовать злость, обиду, разочарование, будем конфликтовать и встречаться с трудностями. Независимость предполагает способность партнеров уважать личное пространство друг друга и договариваться о том, как жить, не нарушая его границы. Это не всегда получается сразу и полюбовно -это процесс, который требует затрат энергии.

Ирина Шалагинова — психолог, сертифицированный гештальт-терапевт, ведет частную практику около 10 лет.




Фото — кадры из фильма «Разомкнутые объятия», источник: www.kinomania.ru