Модель Марианнa Тока: «Меня нет ни в одной базе моделей, но работать приглашают постоянно»

Марианна Тока уже много лет живет в Лондоне и, несмотря на то, что в этой столице прямо-таки невозможно 
не заниматься модой, особенно имея модельную внешность, представляет собой тот редкий случай, когда в модную индустрию попадают практически случайно, без особого желания и не прилагая никаких усилий. А получают то, о чем мечтают сотни девчонок — интересную работу модели, общение с известными дизайнерами, фотографами и стилистами, и свое место в модном Лондоне. О том, как ей это удалось, Марианна Тока рассказала разделу «New You».

Марианнa Тока: В моих планах не было модельного бизнеса. Я никогда не хотела стать моделью, но я рада, что это произошло, и очень благодарна этой индустрии.

Я родилась и жила в Калининграде до 15 лет, пока мама не отправила меня на лето в Англию — язык подучить. Там я и осталась. Конечно, звучит очень просто, но на самом деле, для меня это была долгая и довольно жесткая история — в переходном возрасте остаться в другой стране, без семьи и друзей… На первых порах за мной присматривала мамины знакомые, которые живут в Англии, но через несколько лет я стала полностью самостоятельно отвечала за свою жизнь, быт и образование. К 19 годам я закончила колледж по специальности «business economy», переехала из города Борнмут в Capital of Great Britain и поступила на курс графического дизайна.

Лондон — очень дорогой город: дорогое жилье, обучение, проезд. Даже нормальная еда — та, которая продается в эко-магазинах — стоит в 1,5 дороже обычной. Поэтому параллельно с учебой мне сразу пришлось искать работу.

Я много чем занималась: организовывала различные события в галереях и клубах, работала в промоутерской компании, которая проводила крупные музыкальные фестивали с большими артистами, и даже немного маркетингом занималась. Конечно, все это было очень интересно, но не стабильно, а мне хотелось найти постоянную работу.

Однако положительные моменты в тусовках и постоянном общении тоже были — именно благодаря им меня и «занесло» в модную индустрию. Мне часто говорили: «Марианна, тебе надо попробовать поработать моделью», но я только отмахивалась — мне было это неинтересно. Но однажды на выставке я познакомилась с дизайнером, который последствие стал моим другом — его звали Кеко Хайнсвилер. Если вам это имя ни о чем не говорит, то знайте: знаменитое красное платье Леди Гаги и ее белая маска с перьями — это его рук дело. Я, кстати, эту маску даже примеряла, когда бывала у него в студии. Так вот, Кеко пригласил меня поработать моделью на съемках его нового лукбука — уговорил под предлогом того, что просто нет времени искать другую девушку. Это и была моя первая фотосессия. после которой все и началось: какие-то знакомые Кеко поинтересовались, как зовут его модель, взяли мои контакты и пошло-поехало.

Сейчас у меня нет агента, который занимается моей модельной карьерой, меня нет ни в одной базе моделей, но работать приглашают постоянно. Это стандартная история для Лондона: здесь все креативные люди общаются между собой, и если ты удачно зарекомендовал себя на каком-то проекте, то фотограф или стилист обязательно передадут твои контакты своим друзьям и коллегам, и тебя пригласят на следующую съемку.

Иногда меня «скаутили» просто на улице. Один раз остановили на выходе из метро, спросили, работаю ли я моделью, сделали пару снимков прямо на улице и сказали, что позвонят… И действительно позвонили — правда, через три месяца, когда я, конечно, уже и думать забыла про эту встречу. Пригласили на кастинг, который впоследствии я выиграла и стала лицом бренда «TK Maxx». Снималась для их постеров, в рекламном ролике — в общем, хороший был контакт.

Конечно, не все мои проекты были оплачиваемые — иногда я соглашалась на работу просто из-за того. что мне это было интересно. Я знаю, насколько сложно выживать творческим людям в Лондоне, поэтому у меня никогда не было идеи фикс заработать на них деньги. Но иногда, совершенно неожиданно, на некоторых проектах я получала очень неплохие гонорары за свою работу.

Для меня самое главное достоинство работы моделью — это то, что ты встречаешься и общаешься с большим количеством талантливых людей. Однажды на Фейсбуке мне пришло предложение поучаствовать в фотопроекте «Wonderland». Сначала я не придала значение этому письму, но когда увидела портфолио автора, я была просто поражена и, конечно, сразу же согласилась. Сегодня я благодарна судьбе, что она свела меня с Кёрсти Митчел и дала возможность с ней общаться.

Проект «Wonderland» Кёрсти Митчел делает  уже 5 лет — он посвящен памяти ее матери, которая умерла после тяжелой болезни. До фотографии Кёрсти создавала вечерние платья для бренда «Karen Millen» и сотрудничала с Александром Маккуином, но после трагедии в семье она решила оставить успешную карьеру дизайнера, чтобы воплотить в реальность сказочные истории, которые когда-то рассказывала ей мама. Так появился проект «Wonderland».

Кёрсти Митчел — самоучка, никогда до этого не занималась фотографией, но через несколько лет работы над своим проектом она стала официальным представителем компании «Nikon» и выиграла первый приз профессиональной премии «Conceptual Art Photography Award» в Лас-Вегасе.

Мы с Кёрсти работали 3 года, потому что практически все ее фотографии сделаны на природе, и, чтобы получился нужный кадр, Кёрсти выбирает определенный момент времени — например, когда идет снег или цветут какие-то особенные цветы. Поэтому назначала она мне встречу следующим образом: «Марианна, будь готова к тому, что я позвоню тебе в любое время между июнем и июлем, и тебе придется приехать на съемку». Именно приехать, потому что обычно съемки происходили далеко за пределами Лондона: мы долго ехали в какой-то лес, потом делали сложный мейк-ап, облачались в  умопомрачительные костюмы, которые Кёрсти сделала своими руками, выстраивали мизансцену — и все ради того, чтобы сделать один кадр. Зато какой кадр!

Еще одно довольно длительное профессиональное сотрудничество в моей карьере было с компанией «Vidal Sassoon» — почти 2 года я была их моделью,и мои волосы пережили довольно много: я была и длинноволосой блондинкой, и брюнеткой с короткой стрижкой, и красного цвета, и бордового, я постоянно что-то отращивала или подстригала. В общем, я много чего попробовала и в итоге вернулась к своему натуральному светлому цвету волос.

После всего того «винегрета» из вечеринок, моды, фотографии и фестивалей, которые были в моей жизни, я нашла свое место в Лондоне. Сейчас я работаю в компании «Diesel», где занимаюсь «визуальным мерчендайзингом» — это креативная работа по оформлению витрин магазинов бренда, для которой помимо опыта в фэшн-сфере мне очень пригодились знания маркетинга и графического дизайна.

Визуальный мерчандайзер — это не просто человек, который одевает голый манекен. Он должен изучать тренды, знать, что модно в Лондоне, какой образ зацепит людей и заставит их зайти в магазин и купить весь outfit, который они видели в витрине.

«Diesel» — это экспериментальный бренд. В Калининграде, конечно, это очень сложно прочувствовать, потому что то, что здесь представлено в фирменных магазинах — это лишь маленький кусочек «Diesel». У этого бренда есть свой мотоцикл, спортивный велосипед, вино, оливковое масло и даже свое радио — это очень большая структура, практически настоящий город, а не просто джинсы и ремни. Дизайн витрин в магазинах обычно меняется более 10 раз в год, и так как Diesel — это глобальный бренд, то их витрины во всем мире должны быть оформлены в едином, узнаваемом стиле. Разработкой этого стиля занимается креативная команда в Италии, а нам присылают план-проект, который мы иногда досконально, иногда привнося что-то свое, воссоздаем в Лондоне.

Оформлять витрины — довольно тяжелая физически работа, потому то порой из Италии приходит груз из 20 коробок, в которых может быть целая инсталляция из мебели! И мне с моей командой из 5 человек приходится это все таскать и строить. Случаются и сломанные ногти, и синяки.

Пожалуй, один из самых интересных проектов был несколько лет назад — тогда шесть огромных витрин высотой 4 метра должны были быть до самого потолка завалены надувными покемонами. Представляете, что значит надуть тысячу покемонов, особенно когда у тебя сломался насос? Я же говорю — тяжелая физическая работа (улыбается).

С тех пор, как я работаю в компании «Diesel», я перестала уделять много внимания одежде — и времени мало, да и политика компании такова, что все сотрудники должны ходить на работу только в одежде нашего бренда. Каждые полгода мы выбираем себе фирменную одежду, которая на следующие 6 месяцев станет нашей своеобразной униформой. Мой стандартный набор «Diesel» — это скинни-джинсы и однотонные топы.

В отличие от меня модная лондонская молодежь всегда пытается выделиться и найти что-то необычное, потому что в Лондоне — особое отношение к одежде: по сравнению с Миланом или Парижем здесь мода более экстравагантная, я бы даже сказала — по-хорошему безумная.

Сегодня главный тренд в Лондоне — это японский минимализм: фасоны оверсайз и черный total look даже летом. И в этом смысле очень показательна популярность, которую набирает среди лондонских модников молодой бренд с говорящим названием «Monochrome». Также в этом сезоне самый актуальный outfit для парней — это леггинсы, поверх которых надеты кожаные, чуть расширяющиеся к низу, шорты по колено. Если добавить к такому комплекту однотонную или леопардовую майку и бороду, будет вообще super trendy look.

Бороды в Лондоне до сих пор актуальны, хотя, я бы сказала, что они стали слишком популярными — даже попсовыми. Еще прошлым летом борода была по-хорошему андерграундной темой, то есть она обязательно означала, что ее хозяин — художник, или музыкант, или работает в сфере fashion, или gay culture — в общем, модник. Сейчас же бороды стали просто массовым явлением — их уже даже офисные сотрудники носят!

Конечно, лучше всего про английскую моду рассказывает London Fashion Week. Я участвовала в одной из таких недель — конечно, не в шоу какого-то известного дизайнера, потому что у великих все расписано задолго до события и моделей они обычно берут через агентство, но показ все равно был очень показательный. Дизайнер Эмма Бэлл представляла просто сумасшедшие костюмы — например, бюстье было в виде яичницы, а юбка очень напоминала тортик. В общем, одежда не на каждый день (улыбается). На таких больших модных событиях, как London Fashion Week, обычно очень много суеты, и к моделям относятся как к расходному материалу: тебя быстро накрасили, одели, ты прошла, выдали чек — и goodbye. Зато здесь всегда можно увидеть главных модельных звезд — Сашу Пивоварову, Наташу Поли — и понять, что мы, русские девчонки, самые лучшие (улыбается).

Текст — Анастасия Гончарова, фото предоставлены Марианной Тока и Kirsty Mitchell

Текст: Анастасия Гончарова

Источник: Новый Калининград.Ru