Фотограф Евгений Шишкин: хочешь заниматься серьезной модой — уезжай из России

Фотограф Евгений Шишкин говорит, что больше известен в родном Казахстане, чем в Калининграде, хотя о нем я узнаю от лондонских знакомых. «Калининградский период» для Жени — это друзья, неоконченная учеба в БФУ на «Компьютерной безопасности» и курсы по фотографии, после которых он окончательно решил заниматься искусством и переехал в столицу Великобритании. О поступлении и учебе в престижном «University of the Arts London», о мужской моде и актуальных «фанзинах», о «London Fashion Week» и возвращении в Россию Евгений Шишкин рассказал «New You».

— Женя, привет! Cкажи, где ты отвечаешь на мои вопросы?

— Привет. На вопросы отвечаю в своем университетском общежитии в Лондоне. Оно чем-то напоминает наши коммунальные квартиры — длинный коридор, 5–6 комнат — у каждого студента своя, и общая кухня.

— На твоем официальном сайте в разделе «About» написано, что фотографией ты начал заниматься летом 2009 года. Как это произошло?

— В 2009 году я переехал в Калининград из Павлодара — моего родного города в Казахстане. Там я ходил на встречи фотоклуба, изучал «Photoshop» и в Калининград приехал с фотоаппаратом, который мне подарил отец перед отъездом. К счастью, на тот момент, фотографическое движение здесь активно развивалось, и камера давала мне возможность одновременно и знакомиться с новыми людьми, и практиковаться в съемке.

— Расскажи про фотокурсы, которые ты посещал в Калининграде, и порекомендуй, где учиться тем, кто только начинает заниматься фотографией?

— Курсы фотографии стали одним из ключевых моментов, сформировавшим мой интерес к этому искусству. Где-то в 2011 году по рекомендации знакомой я начал посещать студию «Гелиос», где преподавал Сергей Трень, и могу сказать, что безмерно благодарен ему за те несколько месяцев, что провел на его уроках — они действительно мне очень много дали.

К сожалению, зачастую фотообразование в России — это воровство и обман. А еще в этой области многое зависит именно от учителя. Я бы ни в коем случае не рекомендовал идти к преподавателю, который будет учить вас делать, как он — в конце концов вы просто выйдете копией того, кто вас учил. Главная и, пожалуй, моя самая любимая мысль по поводу любого искусства: оно никому ничего не должно. В том числе и соответствовать каким-либо правилам — иначе искусство превращается в ремесло.


— Сейчас ты — студент «University of the Arts London» курса «Fashion Photography». Почему ты выбрал именно этот университет, и насколько трудно было поступить?

— Я рассматривал несколько учебных заведений в Амстердаме и Лондоне — там, где преподают на английском языке, но остановился именно на «University of the Arts London» — он показался мне самым лучшим. Кроме того, практически случайно я набрел в Калининграде на офис их официального представителя в России — компании «Insight Lingua». Там мне все про этот университет подробно рассказали и пообещали помочь с оформлением необходимых документов совершенно бесплатно. В общем, выбор был сделан.

Само поступление проходило в непривычном формате — я отправил экзаменаторам свое портфолио и мотивационное письмо, а затем должен был пройти собеседование и сдать языковой экзамен IELTS. Конечно, главной трудностью для меня стал английский — не очень я его любил в школе — поэтому к экзамену усиленно готовился и ходил на специальные курсы. Собеседование проходило по скайпу — представитель университета задавал вопросы о том, чем я хотел бы заниматься, что я жду от образования, чтобы посоветовать самый подходящий для меня курс или наоборот — отговорить поступать в «University of the Arts London». В итоге мне рекомендовали курс «Fashion Photography», где я сейчас и учусь.

— Расскажи немного о своей учебе — программе, предметах?

— Наш учебный год разделен на триместры. Каждый триместр мы изучаем по 2 предмета: один из них — по фотографии, другой — что-то вроде нашей культурологии под названием «Cultural and Historical studies». Итогом учебы становятся большой фотопроект и эссе. Занятия занимают всего 2 дня в неделю — по дню на предмет, но параллельно в университете проходят различные воркшопы, посвященные техническим аспектам фотографии, и ты сам выбираешь, какой из них тебе необходимо посетить. В общем, 80% процентов образования — это самостоятельная работа студента, а университет просто дает доступ к студиям, оборудованию и самой большой библиотеке по искусству и моде в мире. Кроме этого, в «University of the Arts London» постоянно проходит множество конкурсов и проектов, поэтому, несмотря на 2 дня занятий по расписанию, свободного времени практически нет.

На мой взгляд, самый главный плюс нашего обучении в том, что нас не учат фотографировать. Да-да, я считаю это плюсом, потому что благодаря этому у каждого студента формируется свой собственный стиль без влияния вкуса преподавателей. Конечно, у них можно получить консультацию и рекомендации, но не надо ждать, что они вас научат, как именно надо делать.

А еще в этом университете принципиально другая система оценок: главным критерием является не качество итоговых фотографий, а количество работы, проделанной во время триместра. Все, чем мы вдохновлялись при создании конкретных снимков — книги, которые читали, выставки, которые посещали, — мы записываем в исследовательский журнал, анализируем и прилагаем к фотографиям. И именно этот журнал оценивается как основная часть работы. Вы можете снять шедевры, но если при этом не сделаете подобное исследование, то просто провалите предмет и получите «неуд». Это система, при которой важно становиться лучше, а не быть лучшим.


— Чувствуешь ли ты свою ментальную непохожесть на других студентов или сегодня молодежь абсолютно интернациональна?

— У нас на курсе примерно тридцать процентов — англичане, все остальные — приезжие. Конечно, я чувствую, что у меня более консервативное воспитание по сравнению с европейскими студентами. Но я не могу сказать, насколько тяжело здесь наладить контакт с людьми, потому что по своей природе я — интроверт, и сам не ищу дружбы с однокурсниками. В любом случае, Лондон, пожалуй, — самый толерантный город в мире, и даже на фоне конфликта с Украиной, когда все газеты очерняли Россию, никто не стал относиться ко мне хуже, зная, что я — русский.

— Расскажи о своих реализованных проектах и съемках, которыми ты гордишься?

— У меня сейчас три законченных учебных проекта, и самым сложным для меня было именно научиться мыслить в новом — проектном — формате. Раньше я снимал «что получится», а сейчас нужно полностью распланировать конечный результат еще до начала съемки и снять все именно так, как запланировал. Ну и, конечно, важно, чтобы в этом был смысл, а не только симпатичные картинки.

Мой первый проект был блином комом (улыбается). Второй была серия портретов: один и тот же человек был снят в привычной обстановке и в образе, повторяющем фотографию его любимого музыканта. При этом первый снимок был цветным — как отражение реального мира, а «музыкант» — черно-белым. Тут уже было что-то похожее на мысли, хоть и не очень глубокие.

В последнем триместре первого года обучения каждый студент должен был сделать свой собственный «фанзин» — самодельный некоммерческий журнал с фэшн-тематикой. Не хочу много рассказывать о нем — лучше зайдите на мой сайт и посмотрите его электронную версию. Кому-то он может показаться не очень привлекательным, но Тим Уолкер (всемирно известный фотограф, официальный фотограф «Vogue UK» — прим. ред.) отметил мой «фанзин» и работу еще одного студента с нашего курса как лучшие.

В свободное время я делаю много съемок: модельные тесты, подготовительные съемки к собственным большим проектам и полноценные «editorial». Например, этим летом мы с моей девушкой Сашей Антоновой сделали съемку в Швеции — все вышло достаточно спонтанно, но результат нам нравится. Эти фотографии были опубликованы в «SYN Magazine».

   

— Куда, по-твоему, движется фэшн-фотография? Она все такая же гламурная и «вылизанная» или как мода — становится более коммерческой и менее «сумасшедшей»?

— Сейчас благополучно сосуществуют разные направления модной фотографии. Любите «high-fashion» — покупайте «Vogue». Хотите какой-то альтернативы, чего-то более «молодого» — смотрите журналы «ID», «Dazed». Если интересует совсем «свежак» — присмотритесь к новым изданиям, в частности «фанзинам», которые за последние несколько лет стали очень популярны в модной индустрии. Один из самых перспективных «фанзинов», по словам наших преподавателей, — это «Toiletpaper magazine».

— А в смысле содержания есть какие-то изменения?

— Сейчас самое перспективное направление — это «мужская мода». Появилось очень много изданий, которые специализируются исключительно на «men’s fashion». Если у фотографа нет мужской моды в портфолио — это плохо, а если только «men’s fashion» — это класс! А я вот мужскую моду не снимаю — мне кажется, что парни-модели часто выглядят не мужественно, можно даже сказать — нелепо. Мне нравится мужской портрет, но не «men’s fashion», когда мужчина позирует и кривляется. А мне надо восхищаться моделью, которую я снимаю.

— Посещаешь ли ты какие-то модные события в Лондоне? Например, был ли ты на «London Fashion Week»?

— Да, я был на последней Неделе моды — снимал «street fashion» для журнала своих друзей. Честно говоря, если не ходить на шоу, то бесконечный стрит-фэшн — это довольно скучно. Прикольно только первый день — все такие необычные, разодетые, а потом привыкаешь. 90% людей приходят на такие события, чтобы себя показать и попасть в объектив какого-нибудь модного блогера, а еще круче — в журнал. Для молодых дизайнеров — это хорошее место, чтобы «засветить» свои наряды. А для меня — это что-то вроде цирка: пришел, посмотрел и пошел по своим делам.


— Знаю, что ты общаешься в Лондоне с калининградцами, которые давно живут за границей — Марианной ТокаПолиной Якобсон. Глядя на них, и по своему опыту, считаешь ли ты, что творческому человеку нужно обязательно уезжать из России?

— Все зависит от сферы, в которой вы хотите работать. Думаю, глупо сравнивать российскую и европейскую модную индустрию. В Европе это огромная и неотъемлемая часть культуры и жизни общества в целом, а в России все только зарождается. Если хотите заниматься серьезной модой, тогда нужно уезжать. Если хотите развивать моду в России — оставайтесь. У меня есть мысли о возвращении на родину, но пока это планы не на ближайшее десятилетие.

— Как ты видишь свое идеальное будущее? И кем, если не фотографом?

— Думаю, лучше сосредоточиться на идеальном настоящем (улыбается). Я хочу всегда оставаться фотографом, но, возможно, займусь и другой деятельностью, связанной с культурой и визуальными искусствами. В Европе век людей, занимающихся только одной профессией в моде, уже практически закончился — думаю, скоро так будет и в России. А в моем настоящем я бы очень бы хотел поблагодарить моих родителей за поддержку и мою девушку Сашу за ее неоценимую помощь — она ведет всю работу как мой агент, и без нее все было бы иначе.

Текст — Анастасия Гончарова, фото предоставлены Евгением Шишкиным

Текст: Анастасия Гончарова

Источник: Новый Калининград.Ru