Дуб, орех или мочало: градостроительный совет обсудил «Сердце города»

Проект-победитель конкурса. Фото из архива «Нового Калининграда.Ru»
Все новости по теме: Сердце города

В четверг в Художественной галерее прошёл совместный выездной градостроительный совет города и области. Проходил он прямо в выставочном зале среди планшетов с проектами конкурсантов «Сердца города». Уважаемое архитектурное сообщество спорило горячо и страстно, временами переходя от дискуссий к перепалкам и взаимным обвинениям. Невольными зрителями сего действа стали посетители выставки, среди которых оказался и корреспондент «Нового Калининграда.Ru».

Билет на выставку проектов участников «Сердца города» стоит 35 рублей. Возможность выслушать мнение региональных архитектурных светил в полуформальной обстановке, как говорится в набившей оскомину рекламе, бесценно. Днем в четверг в галерее не особо людно — всё-таки середина рабочего дня. И только в зале, где вывешены планшеты с потенциально возможным будущим исторического центра Калининграда, потихоньку скапливается градостроительная общественность: кто-то переставляет стулья из официозных рядов в доверительный полукруг, некоторые уже разбились по группкам и вполголоса обсуждают проекты, конкурс и коллег.

Те самые столы, за которыми почти месяц назад вскрывались конверты, из ровной линии разносят на несколько метров друг от друга, за одним с блуждающей улыбкой устроился глава градостроительного бюро «Сердце города» Александр Попадин, за другим председательствуют главные архитекторы города и области - соответственно Вячеслав Генне и Александр Башин. Последний, наконец, решает созвать всех прогуливающихся по залу архитекторов и открыть совет.

Начать мероприятие члены совета решают с обзорной экскурсии по проектам от экспертов «Сердца города», архитекторов Ольги Мезей и Олега Васютина, которые, кстати, проводят экскурсии и для обычных смертных по субботам. Впрочем, в этот раз речь идёт всё-таки больше о профессиональных достоинствах и недостатках каждой предложенной концепции. Порядочно задержавшись у первого проекта, архитекторы решают, что надо бы как-то ускорить процесс осмотра остальных работ, чтобы не остаться в галерее ночевать. Далее экскурсоводы уже довольно кратко описывают проекты, особо отмечая решения транспортной схемы.

Профессиональная оценка кое-где смешивается с личной, а проект-победитель явно не вызывает особого энтузиазма ни у Мезей, ни у Васютина. Впрочем, как позже выясняется, не вызывает он тёплых чувств и у собравшихся архитекторов: кому-то не нравится идея с ликвидацией эстакады и Московского, кто-то яростно выступает против застройки Альтштадта, кто-то вообще начинает сомневаться в квалификации членов жюри, присудивших первую премию питерцам.

Некоторые проекты с формулировкой «Здесь особо нечего рассказывать» собравшиеся проходят очень быстро, кое-где задерживаются чуть подольше, отдельно отмечая наиболее любопытные или спорные моменты. И всё равно к завершению экскурсии чувствуется, что внимание архитекторов уже несколько рассеялось, как и сами архитекторы снова разошлись по залу, то ли просто устав, то ли пытаясь уложить у себя в голове свежеприобретённые сведения.

Впрочем, самая интересная часть начинается уже после, когда все снова собираются и рассаживаются в профессиональный полукруг. И в наступившей тишине начинают высказывать мнения. Поначалу достаточно аккуратно и толерантно. Но уже минут через 20 обсуждение начинает перерастать в спор, а то и в обвинения. Так, часть присутствующих считает, что конкурс не удался.

«Я предлагаю вернуться на исходную позицию, потому что конкурс явно не удался. Первое место я вообще не понимаю, как можно было дать этому проекту. Они вообще все, что могли, застроили», — высказывается архитектор Вадим Еремеев. Его в проектах больше всего возмущает апеллирование к историческому градопланированию, плотная застройка набережных и территории Альтштадта и сужение улиц. Ликвидация эстакады и куска Московского, по мнению архитектора, это и вовсе огромный шаг назад.

Александр Невежин поддерживает коллегу, говоря, что ни один из проектов не отвечает техническому заданию даже на 50%. Он утверждает, что все эти мелкомасштабные кварталы плотной застройки есть результат чрезмерного увлечения западной архитектурой: «Вы хотите засунуть человека в квартиру, в железобетонную клетку, чтоб он больше ни с кем не общался. Это не наш вариант, не для русского человека». Александр Башин в ответ возражает, что отпуск архитектор почему-то предпочитает проводить в Берлине, а не в Рязани.

сердце-второе.jpg

Часть коллег по цеху поддерживает Еремеева и Невежина в том, что конкурс вышел неудачным, и воплощение проектов-победителей станет катастрофой и гибелью для города. И в качестве варианта дальнейшей работы постепенно вырисовывается предложение провести дополнительный конкурс. Но закрытый. Только для калининградцев. И тут обнаруживается, пожалуй, самый крупный булыжник преткновения между архитектурным сообществом и организаторами конкурса — тот факт, что калининградские архитекторы, так уж получилось, к «Сердцу города» имели очень мало отношения — и в плане организации, и в плане участия. В жюри позвали градостроителей из других стран и городов, а условия участия оказались для местных бюро неподъёмными в финансовом плане. 

Обсуждение проектов и концепций постепенно уходит на второй план и теряется за банальной сварой по вопросам финансов и проблем калининградского архитектурного сообщества. Вспоминается и злосчастная разработка генплана, и Музей Мирового океана, кто-то всё время возвращается к решениям Воркшопа 2007 года, а кто-то с ностальгией начинает вспоминать конкурс то ли двадцати, то ли тридцатилетней давности. Редкие попытки высказаться по поводу конкретных идей и возможного развития ситуации, кажется, уже никто не слышит.

Другая сторона отвечает взаимностью. Башин замечает, что за руки калининградских архитекторов никто не держал и в конкурсе им никто не мешал участвовать. Его поддерживает Юрий Москвитин, говоря, что те, кто хочет что-то делать, те делают, и ничто им не может помешать. Припоминают и тот факт, что калининградских архитекторов вывели во второй тур вне конкурса, а Александр Попадин и вовсе вставляет шпильку по поводу пережитков Советского Союза и угрозы проектирования ещё одного Балтрайона в центре города.

И здесь вспоминается прошедшее в понедельник совещание в Музее Мирового океана, где Николай Цуканов высказался об успешности проведённого конкурса и сказал, что нужно работать с тем, что есть. А Артур Сарниц не преминул обвинить конкурсантов, жюри и бюро «Сердца города» в нелюбви к истории, отметив, что теме восстановления Королевского замка уделено недостаточно внимания. И как-то очень кстати на фоне всех этих совещаний выглядит высказывание Александра Башина о дурацком вопросе, в котором все застряли в последние 20 лет: Дом Советов и Королевский Замок. Похоже, поневоле в эту «дурацкость» зажало в итоге и «Сердце города», где-то между советским и историческим. Где-то между Домом Советов и Королевским Замком. А может, между востоком и западом, которые в границах Берлина в своё время удалось объединить одному из членов международного жюри, немецкому архитектору Хансу Штимманну. Может, в Калининграде получится объединить север и юг. И даже разобраться с Центральной площадью и Домом Советов, ибо давят сроки, 2018-й близко. Да только вот прямо здесь и сейчас, когда конкурс проведён, и есть, наконец, целых 19 возможных концепций развития города, те, кто так или иначе должен принять участие в дальнейшей судьбе этого города, не могут или не хотят между собой договориться, а то и, совсем разобидевшись, как детской считалке, предлагают начать всё сначала. Дуб, орех или мочало?

А в Художественной галерее на градостроительном совете тем временем звучит предложение собрать ещё одно совещание, на котором уважаемое архитектурное сообщество представит свои варианты дальнейшего развития. Часть стульев к тому моменту уже пуста, ещё часть архитекторов просто встаёт и уходит, понимая, что сегодняшняя битва окончена. Споры затихают. В почти пустом зале Александр Башин объявляет конец совета. Посетители выставки, не обращая никакого внимания на развернувшуюся и свернувшуюся баталию, продолжают рассматривать планшеты.

Текст: Татьяна Зиберова

Комментарии к новости