Две башни: британский архитектор рассказал о своём видении «Сердца города»

Все новости по теме: Сердце города

Британский архитектор Тревор Скемптон, занявший третье место в международном архитектурно-градостроительном конкурсе на концепцию застройки исторического ядра города, провёл в четверг в Калининграде мастер-класс. «Недвижимость Нового Калининграда.Ru» вместе со студентами, архитекторами и остальной публикой послушала рассказ гостя из Ливерпуля о, пожалуй, самом ярком и неординарном проекте конкурса.

Проект Скемптона можно назвать спорным, сумасшедшим, странным, фантастическим и нереализуемым. Но именно это отличает его от остальных участников конкурса, в большинстве своём представивших на планшетах усреднённый европейский город с плотной квартальной застройкой, бульварами, трамваями и переводом автомобильного движения на кольцевые магистрали. И в этом нет ничего плохого, конкурс всё-таки был градостроительным, и вполне логично, что большинство участников выбрали схожие решения. Один из лучших, по мнению жюри, подобных проектов в итоге занял второе место, и многие его решения встретили симпатию у региональных властей и архитекторов.

С бронзовым призёром Тревором Скемптоном совсем другая история. Во-первых, в разработке проекта не участвовала команда архитекторов, Скемптон всё делал сам. Во-вторых, в проекте нет как таковой цифровой визуализации, только рука художника и графика. В-третьих, этот проект не столько градостроительный, сколько архитектурный, и личность автора здесь видна в каждой детали. Именно за всё это жюри в итоге и присудило Скемптону призовое место, отметив яркие архитектурные решения. Как прокомментировала работу эксперт «Сердца города» архитектор Ольга Мезей, это один из немногих проектов, оставивших Московский проспект в покое. «С одной стороны, можно сказать, что эта работа невыполнима, с другой, если представить, что её можно воплотить, то от туристов не будет отбоя», — сообщила Мезей в краткой вступительной речи перед лекцией архитектора.

композиция.JPG

Тревор Скемптон рассказал о том, как он пришёл к идеям, отображённым в его проекте. Показал работы известных архитекторов прошлого века — Ле Корбюзье и Оскара Нимейера. Здесь и новый подход к организации городского пространства от Ле Корбюзье, когда внутри плотной городской застройки создаются новые публичные территории; и чистые линии работ Оскара Нимейера, и здание бывшего советского, ныне российского посольства в Гаване Александра Рочегова. Кроме того, архитектор провёл параллели между трагической историей Кёнигсберга-Калининграда, Берлина и Ливерпуля, рассказал о своей работе над проектом регенерации территории в центре Ливерпуля, об участии в архитектурных конкурсах в Берлине, Варшаве и Москве, об особенностях классической и готической архитектуры на примере соборов в Ливерпуле и о важности правильных реставрационных работ. Мы, как и в случае с французскими архитекторами, публикуем выдержки из мастер-класса британского мастера.


О Калининграде, конкурсе и застройке острова Канта

 — Я рад вернуться в Калининград после того, как впервые побывал здесь летом. Особенно я рад, что все победители и большинство участников решили сохранить Дом Советов, а также восстановить частично историческую часть города. Что касается Дома Советов, я считаю, что это очень важный объект для города.

 — Большую часть своей профессиональной карьеры я проработал в государственных структурах. Это интересная работа, но ограниченная определенным рамками, и поэтому каждый год я участвую в каком-нибудь архитектурном конкурсе, и это позволяет мне постоянно развивать и укреплять свой профессиональный и технический потенциал.

 — Участвуя во всевозможных архитектурных конкурсах, я либо выступал единолично, либо совместно со своими студентами, либо в команде с другими профессионалами. Что касается Калининградского конкурса, в связи с его особой спецификой, я решил участвовать единолично, потому что, мне кажется, здесь важен один голос. Голос одного человека, одного специалиста. Здесь было бы трудно прийти к какому-то общему мнению, если работать в группе.

 — В Калининграде есть свой образец позднего модернизма, здание <Дом Советов>, аналогичное зданию Нимейера в Бразилии (Дворец Национального конгресса в Бразилиа — прим. «Нового Калининграда.Ru»). И это здание действительно может быть вписано в сетку городских улиц, в городское пространство.

 — Когда мы оказались на месте раскопок Королевского замка, для меня стало очевидно, что у калининградцев присутствует явный интерес к истории старого города. И этот интерес мне совершенно понятен.

 — Кафедральный собор когда-то находился внутри густой застройки. В мае я сделал фотографию, на которой видно, что он стоит в одиночестве с Домом Советов где-то вдали. Сейчас оба этих здания находятся на открытом пространстве. В приятном парке в случае Кафедрального собора, но, тем не менее, на открытом пространстве. Я прошу прощения, что не предложил восстановить Альтштадт, но я предложил восстановить территорию вокруг Кафедрального собора.

 — Что касается Рыбной деревни, то я не хочу сильно критиковать ее здания, потому что, в общем-то, они отвечают исторической текстуре, цвету, масштабу, но я буду настаивать на том, чтобы здания на острове Канта были восстановлены с максимальной точностью. Я не предлагаю строить современные здания на территории Альтштадта и Кнайпхофа. Единственный верный путь обеспечения истинного разнообразия проектов новых зданий — это привлечение разных архитектурных коллективов.

О Дворце культуры в Варшаве

 — В 1992 году был международный архитектурный конкурс в Варшаве. Конкурс должен был ответить на вопрос, что делать с Дворцом культуры и науки в центре города. Многие видели в нем символ прошлого и хотели от него избавиться. Хотя в этом здании безусловно было очень много полезного и хорошего. Одна треть конкурсантов предложила сохранить здание в первозданном виде и построить здания вокруг него. Я тоже настаивал на том, что Дворец культуры нужно сохранить в его первозданном виде. Вторая треть участников предложила полностью избавиться от здания, заменив его чем-нибудь еще, а остальные предложили видоизменить внешний облик Дворца культуры и науки.

 — Среди всех работ была одна, которая вызвала мой особый интерес. В этой работе предлагалось окружить Дворец культуры новыми зданиями, как пестик лепестками. Я выяснил, что автором этой идеи был мой бывший коллега, с которым я когда-то работал вместе. И его идеи в конечном итоге подсказали мне моё решение по Калининграду.

 — Понятно, что жюри отклонило предложение моего ливерпульского коллеги, как абсолютно нереалистичное и даже глупое. Но посмотрите на центр Варшавы сегодня, где Дворец Культуры доминирует, будучи окружённым современными домами, но это по-прежнему самое высокое здание в центре Варшавы. То есть времена меняются, интерпретации меняются, а вечные ценности сохраняются. Архитектура отвечает на вопросы не только утилитарного проектирования и реконструирования, а отвечает за такие вещи, как память, идентичность, стиль и культура. Также, безусловно, она отвечает за социальный прогресс и устойчивость.

Об «Окулусе» и этапах реализации

 — Я использовал в своём проекте «Сердца города» базовые формы — круг, квадрат и треугольник. Эту идею я почерпнул из идеи Башни Татлина. Через Московский проспект я проложил две узкие улицы, но не как мосты, потому что Московский проспект виден сквозь круглое пространство, которое мы назвали «Окулус». Важная ось, создающая новую линию горизонта с тремя башнями, в основе которых лежат базовые фигуры, о которых уже говорилось, лежит в основе треугольника, две стороны которого сходятся на шпиле собора, проходя по этим узким улицам.

 — Меня спрашивали, как будет выглядеть это круглое пространство, эта круглая конструкция, потому что она настолько большая, что там можно разместить футбольный стадион. Но насколько я знаю, стадион строится на острове Октябрьском. Но вопрос хороший, как будет выглядеть эта круглая конструкция. Я понимаю, что конкурс градостроительный прежде всего. Я и так, наверное, перенасытил свою работу архитектурными деталями, но вопрос справедливый. Есть примеры в городах Лондон, Эдинбург, Бат (Великобритания), Лукка (Италия). Нужно просто принять на работу очень хорошего архитектора, который справится с этой задачей.

 — Через «Окулус» можно попасть с Московского проспекта на парковку на первом уровне в пределах «Окулуса» или на паркинг под основными зданиями. И при этом остается достаточно места, чтобы посадить большие деревья.

 — На первом этапе реализации проекта формируется Центральная площадь, правда, без башен, строится пешеходный мост на Октябрьский остров к ЧМ-2018. В 2024 году на втором этапе застраивается территория вдоль Преголи и вокруг Кафедрального собора, формируется одна сторона «Окулуса». К третьей стадии реализации башни уже построены, закончено строительство «Окулуса», включая концертный зал, а также обустроена пешеходная зона, а Московский и Ленинский становятся бульварами.

 — Я предлагаю убрать эстакадный мост, чтобы парковая зона стала настоящим парком. Что касается транспортной схемы, то я в ней не совсем уверен, так как переживаю за зелёные зоны. И я так и не смог убедить себя избавиться от Московского проспекта. По крайне мере, у меня не было веских аргументов, которые я смог бы озвучить городским инженерам.

О башнях и Центральной площади

 — Я хочу восстановить западное крыло Королевского замка, где в первозданном виде будет восстановлена нижняя часть, а верхняя будет лёгкой и современной конструкцией, чтобы не воссоздавать громоздкое здание, которое бы символизировало ушедшую эпоху.

 — На Центральной площади на главной оси возвышаются три башни. Возможно, они высоковаты, но важны пропорции и взаимоотношения между этими тремя башнями. Они должны вести разговор на равных, разговор между Готической башней, Классической башней и современной башней <Дом Советов>.

 — Готическая башня — это треугольник, и она будет смотреться по-разному с разных точек зрения. Что Готическая, что Классическая башни будут иметь энтазис, то есть легкий изгиб профиля, чтобы они отличались от прямолинейных жилых или административных зданий.

 — Основание Классической башни — круг. Внутри неё будет спиральный спуск, к которому будут иметь доступ все помещения в башне. И все помещения в этой башне будут иметь для уровня, на втором будет балкон, в том числе образующий вторую, внешнюю, спираль. Обе башни будут многофункциональными. Там будут квартиры, офисы, рабочие пространства, магазины, в верхней части будет ресторан и смотровая площадка.

 — Самым высоким зданием города будет Готическая башня, её шпиль будет прозрачным, и там же будет располагаться зимний сад. Готическая башня должна стать знаковым ориентиром, значимым зданием в городе. Современные технологии помогают менять внешний вид башни — в стиле Малевича или в стиле символов Советской эпохи.

 — Башня не будет совпадать с периметром замка. Я предлагаю восстановить западное крыло замка, включая контрфорсы. И вообще, фундамент замка не будет сверху застроен, чтобы археологи могли в будущем докопаться до него при необходимости.

 — Для того, чтобы реализовать этот проект, у города обязательно должен быть потенциал, должны быть профессионалы, способные выполнять реставрационные работы. Это очень сложные работы и включают в себя такие направления, как исследование, проектирование, строительство, финансирование и эксплуатацию.

 — Что касается башен, то для их строительства и управления следует пригласить внешних исполнителей из других регионов России или из-за рубежа, которые будут строить и управлять ими в рамках долгосрочного договора аренды.

 — Что касается восстановления замка, строительства концертного зала и «Окулуса», то важно, чтобы это находилось под контролем городских властей, включая связанную с этим инфраструктуру, в рамках плана долгосрочного развития города.


Текст: Татьяна Зиберова

Комментарии к новости