партнёрский проект бфу имени и.канта и «нового калининграда.RU»
РЕВОЛЮЦИЯ
НОМЕР ЧЕТЫРЕ
Как наука и технологии меняют привычный мир до неузнаваемости прямо сейчас — и что нам со всем этим делать?
Скорость, с которой меняется окружающий мир, поражает. Если, конечно, успеваешь замечать меняющиеся, как пейзажи за окном скоростного поезда, технологии. Четвёртая промышленная революция признана состоявшейся. Программируемые живые существа, обучающиеся компьютеры, искусственно созданные органы, работающие не хуже настоящих. Да и как понять, что теперь искусственное, а что натуральное?
Но поражает не только скорость развития технологий. Пожалуй, самое удивительное — то, что сегодня новейшие достижения человеческой цивилизации уже не удел учёных в белых халатах, трудящихся в далёких стерильных лабораториях. Трёхмерные принтеры стали таким же обычным явлением, как некогда — обычные, печатающие на бумаге. Нейросети объединяют компьютеры не только в научных институтах, но и в домах обычных людей. Чтобы принять деятельное участие в четвёртой промышленной революции и, возможно, приблизить пятую, нужно просто проявить желание и сделать несколько шагов вперёд. И делать это нужно уже сейчас, ведь ещё один из признаков меняющегося мира — постепенное вытеснение человеческого труда роботами. Значит, нужно делать то, что роботы пока не умеют: придумывать новый мир. Мир завтрашнего дня.
Расположенный в Калининграде Балтийский федеральный университет имени И.Канта — активный участник этого стремительного научно-технического прогресса. В его лабораториях уже сейчас создают при помощи лазеров новейшие чипы для компьютеров, способных соперничать с человеческим мозгом по скорости обработки информации. И изучают закономерности, по которым искусственный интеллект объединяется в сети, получает способность обучаться и по некоторым параметрам уже сравним с человеческим. В БФУ имени И.Канта в буквальном смысле программируют бактерии, которые сегодня уже начинают лечить болезни людей на самых ранних этапах, а завтра, возможно, вообще позволят забыть о страшных заболеваниях. Учёные университета решают, как не только соединить науку и технологии, но и поставить их на службу обществу, как сделать технологическую революцию элементом современной экономики.
Новая образовательная программа сразу трёх институтов БФУ имени И.Канта «Высокие технологии и инновационные бизнес-системы» направлена именно на это — создание таких инноваций, которые смогут изменить мир и наши собственные жизни в самой ближайшей перспективе. В партнёрском проекте «Нового Калининграда.Ru» и БФУ имени И.Канта учёные университета рассказывают о том, как и для чего участвуют в новой промышленной революции, а также о том, как вы можете объединить свои усилия с ними. Чтобы завтрашний день вместе с теми технологиями, что раньше были уделом фантастов, наступил уже сегодня.
Как программировать живые организмы?
рассказывает кандидат биологических наук, доцент, директор Института живых систем БФУ имени И. Канта Максим Патрушев
Учёные по всему миру давно борются с раком — с той или иной степенью успеха. Но серьёзных успехов пока не добились. Проблема делится на две части: диагностика и лечение. Задача довольно проста: выявить онкологию на самой ранней стадии. Желательно не прибегая к дорогим аппаратным методам вроде позитронно-эмиссионной томографии, один сеанс которой стоит несколько десятков тысяч рублей.
Недавно одна американская компания получила 40 млн долларов на производство довольно простого диагностического теста. Берутся, простите, человеческие экскременты, поливаются определённой бактерией. Если она начинает светиться, значит там есть определённый метаболит, в данном случае — признак онкологии толстой кишки.

С точки зрения обывателя — не произошло ничего особенного. На самом же деле в мире биологии произошёл настоящий переворот. Мы наконец-то научились использовать так называемые генетические триггеры. Сейчас мы можем запрограммировать абсолютно любую функцию живого организма.

Пока мы пробуем делать это на бактериях, используя бактериальные маркеры для определения онкологии. Огромное достижение заключается в том, что рак толстой кишки при помощи этих бактерий определяется на самых ранних стадиях, а стоимость его такова, что любой обыватель может делать такой тест дома хоть каждый день.
Мы сделали биологию инженерной наукой! Мы можем рассматривать любую функцию, которую может выполнять живой организм, как программу — и мы можем программировать живые организмы. Нужно чтобы клетки светились? Будут светиться каким угодно цветом. Надо чтобы они пахли? Будут пахнуть!
Мы смогли прийти к этому результату, объединив множество направлений различных наук. Физика, электроника, IT, генная инженерия… Вместе они создают отдельную дисциплину под названием инженерная биология. Мы можем конструировать любые живые системы, начиная от огромных экосистем, как в Китае, где полностью создаются объемные системы в аквакультуре.

Ещё один реальный пример. Стартап, на развитие которого выделено более 20 млн долларов. Другой рак — предстательной железы. Здесь всё сложнее, нет никаких экскрементов, выявить метаболит нельзя. Но учёные пошли дальше и сказали: а зачем нам вообще его искать? Давайте создадим систему охраны! Рак предстательной железы появляется при возникновении определённой мутации. Если её не будет, не будет и рака. И при помощи той же самой инженерной биологии строится система мониторинга, белок периодически «ездит» по ДНК и смотрит, есть ли мутация или её нет. Как только возникает мутация, белок изменяется, что, в свою очередь, включает другие гены, они исправляют мутацию и система затухает.

Если говорить смело и на долгие годы вперёд, медицина будет вообще не нужна. Конечно, врачи будут долго сопротивляться, утверждать, что это не так. Но мы идём к тому, что через несколько десятков лет люди перестанут размножаться естественным путём. Всё оплодотворение будет экстракорпоральным, и родителям будет гарантировано, что их дети будут избавлены от определённых заболеваний. И дальше всё будет зависеть от вашего кармана, насколько вы готовы заплатить. Десятки заболеваний? Пожалуйста. Сотня? Без проблем. Да, сейчас это звучит фантастично, есть много этических проблем.
Но сегодня эти технологии уже у нас в руках. У нас, учёных БФУ имени И. Канта. Мы ведём исследования по лечению тяжёлых митохондриальных болезней. Мы учимся применять такие технологии для изучения мозга, целая группа занимается молекулярной нейробиологией. Такие инструменты помогают, к примеру, проводить эксперименты на мозге крыс, не изымая его из живых существ. Всем этим мы активно и успешно занимаемся в Институте живых систем БФУ имени И. Канта, объединяя усилия сразу нескольких лабораторий.
Как научить компьютеры учиться?
рассказывает профессор, доктор физико-математических наук Артём Юров
Совершенно сумасшедший прогресс мы наблюдаем в области так называемого машинного обучения! Раньше его называли искусственным интеллектом, и эта сфера породила массу всего интересного: специальные языки программирования, к примеру. Но я хочу рассказать о другой истории: о законе Мура.

Гордон Мур, один из основателей компании Intel, ещё в 1965 году обратил внимание на то, что плотность ламп, а впоследствии и транзисторов на чипе, удваивается каждые 24 месяца. Удвоение — геометрическая прогрессия. Помните историю про шахматную партию в Индии, победитель которой попросил у проигравшего короля всего лишь класть на каждую следующую клетку в два раза больше зёрен, чем на предыдущую? Одно, два, четыре… Всего же на доске должно было уместиться 1,2 триллиона тонн зерна, что больше всего урожая земли за год в две тысячи раз!
Сам Мур полагал, что это удвоение — конечно. Ему этот закон был нужен, чтобы построить нормальный бизнес-план на ближайшие годы. Но потом оказалось, что это правило действует уже 20 лет, а потом 30 лет, и продолжает действовать сейчас. И люди не осознают, что когда они держат в руке обычный смартфон, то вычислительной мощности в нём больше, чем было у всего NASA, когда они запускали «Аполлон» на Луну.

Но к чему же всё это ведёт? Если закон Мура будет продолжать действовать, сравнится ли компьютерная технология с такой совершенной системой, как человеческий мозг? Какое «железо» нам нужно, чтобы моделировать работу мозга? В мозгу порядка 100 млрд нейронов и каждому из них соответствует порядка 100 тыс синапсов. Чисто количественно, для моделирования такой системы, нужны компьютеры, производящие по 1017 операций в секунду. Или давайте так: 1 000 000 000 000 000 00 операций в секунду.

Этот компьютер по мощи будет эквивалентен мозгу. Это, конечно, не значит, что мы узнаем, как его программировать. Но появится ли такое «железо»? И если появится, то когда? И тут на помощь приходит закон Мура. В 2019 году планируют выпускать суперкомпьютеры экзафлопс-класса, которые будут уже в 10-100 раз мощнее.
Мораль истории такова: очень скоро у нас появятся процессоры, на которых можно будет моделировать объекты даже более сложные, чем нервная система человека. Проблема заключается в том, что мы плохо понимаем, как эта система работает. Никто не знает, как её программировать, проблема в софте.
Но появление такого мощного «железа» привело к неожиданным результатам: на сцену вышли нейронные сети. Они обладают удивительной возможностью: способностью обучаться. В 1962 году великий американец Фрэнк Розенблатт написал ныне забытую книгу «Принципы нейродинамики: Перцептроны и теория механизмов мозга». А через несколько лет другой великий американец Марвин Минский написал другую книгу с таким же названием «Перцептрон», в которой заявил, что машины никогда не научатся учиться. Так вот: научились!
В последние 3-4 года прогресс в изучении и использовании нейронных сетей приобрел характер взрыва! Появились новые алгоритмы обучения, так называемый Deep learning – «глубокое обучение». Сети, обученные по этой методике, по многим параметрам работают лучше людей. Есть, к примеру, программа «Ватсон», её используют для диагностики рака молочной железы. И ошибается она реже, чем человек. Машины научились распознавать дорожные знаки лучше, чем люди. Их можно даже обучить писать журналистские статьи, и на спор вы не догадаетесь, кто написал статью о спорте лучше: человек или машина. Эти технологии являются, наверное, главным инструментом таких компаний-монстров, как Google и Facebook. Они собирают огромные базы данных, на которых обучают нейронные сети.

Оказалось, что все это имеет непосредственное отношение к тому, чем мы занимаемся в БФУ имени И.Канта. Видите ли, парадокс в том, что нейронные сети стали работать так эффективно вдруг, спонтанно, как по волшебству. Никто, по-настоящему, не понимает, почему алгоритмы «глубокого обучения» оказались столь эффективными. Очевидно, тот, кто поймёт эту причину, сможет модифицировать эти алгоритмы и создавать новые, еще более мощные (представляете?!). Грубо говоря, необходимо понять математику обучения нейронных сетей. И вот сейчас мы приблизились к этому пониманию. Оказалось, что в основе эффективности Deep learning лежат принципы, тесно связанные с такими областями теоретической физики, как статистическая физика, теория фазовых переходов, метод ренормгруппы. Но этими сложными вопросами давно занимались физики-теоретики нашего университета, поэтому они плавно и безболезненно переходят в эту увлекательную и столь практически значимую область, как обучение нейронных сетей.

Но это научная составляющая. А как быть с подготовкой молодежи? Нейронные сети и алгоритмы Deep learning вплотную приблизили нас к очередной и наверное самой драматической из всех технологических революций - автоматизации самого процесса автоматизации. И это не прогноз на то, что будет через 10-20 лет. Ничего подобного – это то, что происходит прямо сейчас. В этих условиях, традиционная подготовка специалистов в высокотехнологических областях становится крайне малоэффективной, если не бессмысленной, просто потому что к моменту окончания университета, выпускники обнаружат, что всё, чему их учили, уже устарело! Значит, необходимо полностью пересмотреть процесс обучения, сделать его ориентированным на будущее.
Именно по этой причине и именно сейчас мы в БФУ им. И. Канта создаём совершенно новую образовательную программу «Высокие технологии и инновационные бизнес-системы». Студенты должны учиться с выходом на «ближайшую перспективу», так чтобы после выпуска они могли работать, будучи готовыми к тому, что появится через 3-4 года. Кстати, похожими вещами занимаются в таких необычных заведениях, как Институт сложности в Санта-Фе и Университет сингулярности в Кремниевой долине, но мы не копируем, а скорее, учитываем их опыт. Короче говоря, мы впервые в России пытаемся создать такую опережающую образовательную программу — и она должна заработать уже в 2017 году.
Как создать чип, работающий как мозг человека?
рассказывает кандидат физико-математических наук, руководитель научно-образовательного центра «Функциональные наноматериалы» Александр Гойхман
Меньше месяца назад компания HP представила прототип нового суперкомпьютера, который в 8 тысяч раз мощнее, чем все существовавшие доселе суперкомпьютеры. Он будет работать на совершенно новых принципах, отличающихся от ранее использовавшейся стандартной двоичной логики. На которой построена вся электроника, начиная с конца 1960-х годов.
Чтобы имитировать работу мозга, пользоваться нейронными сетями, необходимо не только радикально увеличивать количество операций, совершаемых процессорами в единицу времени. Нужно приближаться к биоподобным системам. Ведь у нас в мозгу нет этой двоичной логики, у нас в головах нет единиц и нулей. У нас нет никаких ячеек памяти, нет квантов. Любой процесс обучения в человеческом мозгу происходит непрерывно.

Более того, скорость, с которой растёт производительность традиционных чипов, исчерпаема. Закон Мура, утверждающий, что плотность элементов на чипе удваивается каждые два года, скоро перестанет действовать. Мы вскоре дойдём до атомов, последние имеющиеся цифры доступных технологических размеров в нано- и микроэлектронике — 1.5 нм, три года назад это было 7 нм, пять лет назад — 10 нм. А расстояние между атомами — 0.5 нм. Так что вскоре плотность размещения элементов на чипе будет невозможно увеличивать физически. Именно поэтому нужен скачок, позволяющий не увеличивать количество элементов на чипе, а иметь всего один элемент — но работающий на совершенно иных принципах физики.
Технологический элемент, способный повторять деятельность синапса мозга, это так называемый мемристор. Это совсем новый элемент, и мы стоим на пороге его создания.
Появление и, тем более, массовое производство таких элементов сравнимо по масштабу с открытием транзисторов. Как только мы выйдем на серийное их производство, мы сможем имитировать биоподобные элементы памяти, логики, чего угодно — и всё это будет делаться гораздо проще и эффективнее, чем раньше.
Для этого нужны совершенно новые материалы и другие способы их синтеза. Именно этим мы занимаемся в БФУ имени И.Канта — созданием новых материалов с помощью уникальной технологии лазерного осаждения. Это способ генерирования потоков материалов с помощью лазера, направляемого на мишень. Мы сегодня уже умеем настолько тонко контролировать количество синтезируемого материала, что можем конфигурировать любую структуру, набор элементов или состояний материала.

Школа лазерного осаждения, сложившаяся в университете, является продолжением школы, созданной в МИФИ в конце 60-х годов. Нобелевскую премию по физике за открытие лазеров получили Александр Басов и Николай Прохоров, оба они работали в МИФИ на кафедре твёрдого тела. Четыре человека, прошедшие через лабораторию МИФИ, работают сегодня в Калининграде, в БФУ имени И.Канта.
У нас есть хороший задел, серьёзный набор инструментов — гораздо более серьёзный, чем во многих других лабораториях мира. Именно биоподобные элементы памяти, мемристоры — наша основная тема сегодня. У нас есть что показать, у нас есть работающие прототипы, у нас есть чёткое видение перспектив и есть куда применить наши наработки. Мы ждем студентов, которые заинтересуются такими революционными проектами и вольются в наш научный коллектив.
Как зарабатывать деньги с помощью научного прогресса?
рассказывает директор Института экономики и менеджмента
БФУ имени И.Канта Александр Баринов
Научно-технический прогресс постоянно наращивает темпы. Но важно понимать, каким образом можно трансформировать его достижения в те продукты, явления и услуги, которые потребляет человечество. Это сложный вопрос, ведь далеко не всё, что создаётся благодаря достижениям науки и новым технологиям, находит спрос на массовом рынке.
Инновационные бизнес-системы уже не новость, мы все являемся в той или иной мере потребителями этих систем. Один из самых известных примеров — Uber, который породил целую систему под названием платформа. Такие системы позволяют связать клиента с поставщиком услуг, минуя всех посредников. Заказ такси в Uber-подобных сервисах происходит напрямую, не нужен таксопарк, водители машин получают заказы через специально разработанный интерфейс, минуя каких-то диспетчеров. Процесс получения услуги пользователем максимально упрощён.

Вслед за Uber появилась масса схожих по системе организации бизнесов. К примеру, медицина. Для части медицинских услуг вообще не нужны больницы, нужны лишь врачи и система связи их с пациентами. Другой пример — сервис бронирования жилья Airbnb, с помощью которого можно снять комнату, квартиру или дом напрямую у владельца недвижимости в любой точке мира, минуя посредников. Дешевле, эффективнее, быстрее.
Инновационные бизнес-системы порождают новые принципы построения бизнеса. С одной стороны, сводятся к минимуму издержки как для клиента, так и для поставщика или производителя услуг. С другой стороны, сокращается время оказания услуг, а качество их растёт драматическими темпами.
Машинное обучение, большие базы данных, нейросети также порождают новые принципы бизнеса. Конечно, далеко не всё получается с точки зрения коммерциализации. Но тот же Google путём обработки баз данных снимков сетчатки людей, которые болеют сахарным диабетом, может определять предрасположенность к слепоте, которая является одним из самых опасных проявлений этой болезни. Тем самым лечение может быть предложено до начала стадии, грозящей потерей зрения.
Медицина как сфера экономики вновь претерпевает изменения, врачу в такой системе, где данные анализируются машиной, отводится роль эксперта, трактующего полученные данные. С другой стороны, 3d-печать позволяет уже сегодня воспроизводить с помощью трёхмерных принтеров элементы внутренних органов человека. Таким образом, мы вскоре сможем полностью уйти от трансплантации органов от человека к человеку. А затем полностью изменятся сами понятия терапии, хирургии, врача и пациента. И конечно, бизнес-модель клиники нового поколения будет полностью отличаться от модели привычной нам больницы. Бизнес будет зарабатывать деньги быстрее и эффективнее, применяя не существовавшие ранее технологии.

Уже несколько лет мы в БФУ имени И.Канта занимаемся программой, которая называется «Поиск эффективных бизнес-систем». Но она направлена именно на уже активно работающих предпринимателей. А с 2017 года три института БФУ имени И.Канта набирают студентов на новую программу бакалавриата, которая называется «Высокие технологии и инновационные бизнес-системы». Если говорить проще, это технологичное предпринимательство. Как применить те научные разработки, которые ведутся в университете и за его пределами, в реальных бизнес-моделях, на реальных предприятиях? Чтобы производить с их помощью продукт, востребованный потребителем? В этом основная задача нашей новой программы.
Молодое поколение придёт к нам с активным желанием что-то создать, породить. А мы рассмотрим алгоритм трансформации их идей в конкретные продукты с высоким уровнем инновационности. Которые будет зависеть как от возможностей разработчика, так и от усилий наших трёх институтов, занимающихся биологией, физикой, IT, математикой, экономикой. И на выходе, я уверен, мы увидим специалистов нового качества, способных трансформировать идею в готовый и пользующийся спросом инновационный коммерческий продукт.
Что нам со всем этим делать?
рассказывает ректор БФУ имени И.Канта Андрей Клемешев
Развитие новых технологий – насущная потребность человечества, и в этом смысле данный процесс неизбежен. Мы вынуждены, а главное, способны изобретать новые, ранее не существовавшие ответы на проблемы человеческого существования. Человек – единственное существо, способное не только адаптироваться к окружающим его условиям, но и радикально их преобразовывать. В этом наше большое преимущество, но это качество таит в себе и немало рисков.
Курт Воннегут однажды написал: «Над чем бы ученые ни работали, у них все равно получается оружие». Помимо прямой трактовки, у этой фразы есть и более глубокий смысл – любое значимое открытие меняет человеческие отношения, способ нашей жизни, а зачастую бросает вызов нашим представлениям о мире и о себе, «подрывает» основы нашей повседневности и иногда даже заставляет переосмысливать понятия морали. Широко обсуждающиеся в последние годы проблемы клонирования живых организмов, использования ядерной энергии, генной инженерии выявили острое противоречие между способностями научного прогресса решить актуальные проблемы человечества и теми способами, которыми эти проблемы предлагается решать.

Вместе с тем, не нужно забывать, что за любой технологической революцией всегда должен стоять Человек как высшая ценность. Наука в своем стремлении к прогрессу порой игнорирует последствия своих достижений, а иногда и вступает в конфликт с обществом и моралью, отрицая или подменяя их категориями технической рациональности. За последние несколько десятилетий мы совершили сотни открытий, которые по своему влиянию на нашу жизнь превзошли самые смелые мечты писателей-фантастов, однако сам по себе технологический прогресс не может сделать людей счастливее, а мир – справедливее. Рост числа самоубийств, случаев депрессивных расстройств, количества заключенных в некоторых развитых странах наглядно демонстрирует, что высокий технологический уровень и материальное благополучие не являются панацеей и не должны подменять собой гуманистические ценности и мораль.
Сегодня и в перспективе научные открытия вновь ставят перед нами множество этических проблем: насколько допустимо вмешательство в геном человека? Руководствоваться ли нам только экономической и технологической эффективностью, внедряя в организации роботов и увольняя тысячи людей? До какой степени мы должны «доверять» компьютерным алгоритмам принимать сложные решения, касающиеся вопросов жизни и смерти? Если искусственный интеллект максимально приблизится по своим качествам к человеческому, нужно ли будет считать его личностью? Допустимо ли «изготовление эмбриона на заказ» с нужными родителям характеристиками, если у нас есть такая возможность или нужно ограничиться только профилактикой врожденных заболеваний? Должны ли мы предоставлять людям право самим отвечать на эти вопросы или решение за них должно принимать государство?
Ответ на эти и множество других вопросов уже лежит за пределами чисто научной рациональности, и дать его невозможно, не опираясь на ценности, этику, мораль. В стремительном XXI веке, радикально расширяющем сами границы человеческого, эти понятия не просто не устаревают – они определяют будущее нашего вида, и поэтому требуют еще более пристального внимания и изучения, чем когда-либо ранее.
БФУ им.И.Канта:
будущее здесь!
Сегодня Балтийский федеральный университет имени И.Канта — ведущее высшее учебное заведение Калининградской области и один из 10 федеральных университетов Российской Федерации. БФУ имени И. Канта ведет подготовку по 130 основным образовательным программам высшего образования и среднего профессионального образования (в том числе – по программам подготовки бакалавров, магистров, специалистов, программам СПО, аспирантуры, ординатуры, интернатуры). По основным образовательным программам в БФУ имени И. Канта обучаются 10 тысяч человек.
Междисциплинарные приоритеты — исследования в социогуманитарной сфере; современная биомедицина (нейробиология и нейротехнологии, биоинформатика, генно-клеточная инженерия); разработка научного инструментария для установок класса MegaScience и наноматериаловедение направлены на реализацию главной миссии БФУ имени И.Канта: формирование ведущего национального университетского центра в новых отраслях и видах деятельности, задающего технологические стандарты и осуществляющего подготовку высококвалифицированных кадров, конкурентоспособных на глобальном рынке труда.

Осенью 2015 года программа долгосрочного развития БФУ имени И. Канта была отобрана в проект «5-100» по повышению международной конкурентоспособности российских университетов. В проекте «5-100» уже участвует 21 ведущий российский вуз. За последние 2 года реализации проекта им удалось достичь значительного продвижения в мировых рейтингах.
Научно-технологический парк «Фабрика» — важнейший научный объект БФУ имени И.Канта. Созданный на базе обувной фабрики, парк сегодня является местом сосредоточения научно-исследовательской работы, инновационного бизнеса и бесценной образовательной практики. К примеру, силами сотрудников университета спроектирован и создан уникальный лабораторный комплекс рентгеновской микроскопии, не имеющий аналогов в мире. На «Фабрике» действуют лаборатории и центры по рентгеновской оптике, нанотехнологиям, новым функциональным магнитным материалам, фотонике, машинному обучению и интеллектуальным системам, микроэлектронике и робототехнике. «Фабрика» стала местом развития молодежной науки: здесь расположены Фаблаб, детский технопарк «Кванториум», ведется подготовка к чемпионатам по WorldSkills. Исследования на «Фабрике» проводят как зрелые ученые, так и совсем молодые – студенты, аспиранты, магистранты.
БФУ имени И. Канта — место не только для успешной учёбы и современной науки, но и комфортной жизни. Абсолютно все учебные корпуса, научные центры, лаборатории и парки оснащены новейшим оборудованием. За последние годы университет построил и капитально отремонтировал 8 общежитий , которые открыты для студентов, аспирантов и преподавателей из других городов или стран. Общежития оборудованы новой мебелью, сантехникой, лифтами, имеют спортивные комнаты и комнаты для отдыха. Клинико-диагностический центр создан для обслуживания преподавателей, сотрудников и студентов университета и жителей города. Прием ведут высококвалифицированные врачи. Пациенты Центра могут пройти флюорографическое обследование, сделать маммографию, все виды ультразвуковой диагностики, ультразвуковое сканирование молочных желез в 3D формате, ЭКГ, эхокардиографию и другие медицинские обследования.
Очень насыщена сегодня спортивная жизнь университета. В большинстве учебных корпусов и во всех общежитиях есть свои спортивные залы, оборудованы открытые площадки для подвижных игр на открытом воздухе, пляжные корты, площадка для пейнтбола, уличные турники и полосы препятствий. Кроме того, студенты могут пользоваться всеми возможностями больших физкультурно-оздоровительных комплексов. Они предназначены для игровых видов спорта - баскетбол, волейбол, футбол, проведения соревнований по спортивным танцам, гимнастике, веселых стартов, есть даже зал для паркура! Занятия плаванием и соревнования по водным видам спорта проходят в собственном университетском бассейне. А в 2017 году будет открыт еще один бассейн.

Отдельная гордость БФУ им. И. Канта — женская сборная по баскетболу, четырежды победитель и многократный призер Северо-Запада в Чемпионате Ассоциации Студенческого Баскетбола России.

БФУ им.И.Канта – будущее здесь!

© 2017 «Новый Калининград.Ru».
Текст — Алексей Милованов, Оксана Шевченко.
Фото — Виталий Невар, БФУ им. И.Канта.
Иллюстрации — Екатерина Соколова.

На правах рекламы.