Ах, этот магнетизм воровства!


Фото kb-sb.ru
Рашка! Родина! Рассея! Страна неограниченных возможностей и неуемного желания чего-нибудь своровать! Нет крана? Зайди на любую базу, скажи: «Я — крановщик!». Садись и езжай! Не хватает стройматериалов на даче? Зайдите на любую стройплощадку, скажите сторожу: «Я от Василия Петровича! Он сказал все кирпичи забрать». И только, может быть, на восьмой ходке сторож вас спросит: «Подождите! А кто такой Василий Петрович?».

У нас же кто дальше плюнет, кто громче… свистнет. Двое наших товарищей в течение трех дней могут несколько метров железнодорожных рельсов тырить совершенно открыто! Красавчики! Так эти двое наймут еще пятерых человек, сказав тем, что это законно. Те подумают: «Ну, раз говорят — законно, значит, давай пилить».


Только у нас такое возможно, чтобы бригада из семи человек на протяжении трех дней открыто разбирала железнодорожное полотно! И проходящие мимо люди задавали этот вопрос: «А че это вы тут делаете?». «Мы дорожники!» — звучит в принципе правдивый ответ. А что? Люди занимаются дорогой? Значит, дорожники! «А, ну тогда ладно!» — говорят прохожие и скрываются в лесу, шурша пакетами.


Ах, этот вечный магнетизм — своровать что-нибудь масштабное и пропить! Или купить что-нибудь большое, ненужное, но больше, чем у соседа… Или создать себе репутацию честного человека, получить значок на лацкан, своровать по-крупному — и свалить. Это ж национальное, это ж потребность на генетическом уровне. У нас же ломка организма происходит, если за прошедшую неделю хотя бы скрепочку не утащим! Это ж та самая идея, поддерживаемая снизу и одобряемая!


— Ребята, а вы чего там делаете?

— А мы гараж грабим!

— А, наконец-то делом занялись. А то сидите, бухаете в подъезде. Я пойду, а вы смотрите аккуратнее, тут же полиция ездит!


Прохожие проявляют заботу друг о друге: «Ты ж там аккуратно провода срезай. Может ведь и током долбануть. Только столбики не трогай, я уже машину на послезавтра заказал».


Или прохожие со словами «кто так машину вскрывает?» обязательно подскажут, как нужно, и по собственной инициативе еще постоят «на шухере».


Нами же детей пугают в развитых странах. К нам афроамериканцы не едут — весь мир боится их, а они нас! Потому что мы гордимся тем, что мы когда-то своровали, и с гордостью показываем своим детям «ту скульптуру из парка»: «Видишь, сынок, папка у тебя какой молодец! Да и мамка не промах — знаешь, сколько она в свое время колбасы с мясокомбината уперла? У тебя ж в семье все воровали, у тебя династия! Ты гордиться должен! Значит, так: завтра с тобой на дело пойдем, на стреме будешь стоять! Поэтому днем выспись, жизни тебя буду учить».


Это ж у нас рассказ о том, что где-то своровали 5 километров кабеля, сначала вызывает усмешку, а потом сожаление: блин, почему меня не взяли?


Вопрос на суде: «Зачем архитектурные формы ломиком подломили?». Ответ: «А нечего было из драгметалла ваять! Делали бы из дерьма — мы бы, может быть, и не позарились бы!».


Мы умеем воровать и при этом говорить правду!

— А вы куда нашу брусчатку?

— За город!

— А…

Правда? Правда.


Мы чемпионы мира по нелогичным ответам!

— А вы куда наш забор, наши столбики?

— А мы это тут… из ЖЭКа.

Потом тот приходит в ЖЭК и спрашивает:

— Там ваши люди наш забор, наши столбики…

— Какие люди? Какой забор?

И вот эта ситуация вызовет приступ смеха у пострадавшего и уважение к совершившим.


Мы воруем все — от юных детсадовцев до ветеранов труда! Воруем, потому что на душе хорошо.

— Давай мусорку своруем?

— Давай!

— А зачем?

— Не знаю! Хорошо на душе! Сане позвоним, на машине приедет, памятник увезем… Памятник у меня на даче! Приятно? Приятно!


Воруем по причине плохого настроения:

— Давай этот столб с площади утащим! Че он тут стоит? Аж противно!

— А куда?

— Не знаю, просто утащим и все! По дороге решим, куда.


Это ж, наверное, только у нас возможен аргументированный ответ: своровал, потому что деньги нужны. А второй скажет: «А я все думал, почему ты мне так подозрительно дешево бэху продаешь?». А на вопрос автослесаря: «Че так в салоне воняет?» — ответ: «А я откуда знаю, она ж ворованная!».


Так что никакие заморские патенты, авторские отчисления у нас не канают. У нас так: кто первый стих своровал, тот и автор! Одни журналисты предупреждают других: «Если кто-нибудь сворует нашу новость или статью, мы всей редакцией придем и ударим по лицу! Потому что мы сами с таким трудом эти новости воруем!»


Благодарю за внимание. Удачи!


Андрей Ковалев,

актер, драматург

Другие материалы в рубрике

Чё б купить?
Продавцы
Счастье
Опять?