Только чтоб приурочить


Фото из архива «Нового Калининграда.Ru»
Опять накануне 9 Мая, как всегда, несущееся стадо с лозунгами и криками: «Мы для ветеранов матпомощь, цветы, тюльпаны, беседы, рестораны и проезды! Ура!» Осенью, летом и зимой — нет!


— Кто ветеран?! Ты — ветеран?! Я понимаю, бабуль, но давай не сейчас о своей крыше! Приходи недельки за две до 9 Мая. Тогда я уважительно и на «вы», тогда и приурочим в присутствии собравшихся. Камеры, журналисты, и им удобно с актами выполненных работ, и нам всем радость. Ой, вот только не надо плакать у меня в кабинете! У нас сейчас во главе угла паводки! Вы, наверное, слышали. Мы вон тут целую кампанию развернули. Это ж всё не зря! Вы бы еще пришли, когда у нас тут приоритет будет отдаваться последствиям пожаров. Вы что думаете — мы тут дурака валяем?! Благо вы не пришли, когда мы тут с выборами занимались! Я б с вами вообще разговаривать не стал, просто послал бы матом, да и всё! Дурдом этот закончился. Два месяца по помойкам выискивали сирот и малоимущих. Сетью вылавливали — «А ну иди сюда, ща как помогу!».


Вам показать наш план кампаний по мероприятиям? Вам показать мой план переговоров по событиям и датам? А сколько внеплановых компаний! Из милиции в полицию… да столько всего. А как показать радость при всеобщем унынии? Как им сдать нормативы при таких фигурах? Вот и я не знаю…


Я понимаю — ветеран! Но не сейчас, бабуль! Для нас сейчас, для конкретно данного времени, не актуально и лишено всякого смысла, вообще, совсем. Может быть, как-то в рамках антиалкогольной кампании… Или в рамках кампании по сокращению энергопотребления и водопотерь… Может быть, стоит подумать, как вашу крышу привязать к кампании по борьбе с игорными заведениями, проституцией… ой, не знаю. Но — еще раз подчёркиваю — данный вопрос так с кондачка не решается. Я не хочу, чтобы сюда приехал сами знаете кто и посетовал на перегибы на местах! И недочеты в работе по проведению. Поэтому еще раз хочу подчеркнуть — не сейчас. Вот только за две недели до 9 Мая. Но — и не после! Потому что потом начнутся субботники, потом — месячники. Встык идёт кампания по подготовке ко Дню России. Летом никого не будет, многие улетят вести кампании на местах прямо с шезлонгов. Да и какая летом может быть крыша для ветеранов! Бред, конечно! Кстати, а потом еще могут обвинить в нецелевом использовании!


Потом кампания ко Дню города. Я не знаю, я, конечно, могу позвонить режиссёру с просьбой вписать вашу крышу в сценарий проведения — но там, опять же, всё попилено… эээ… распределено… Газеты, радио, СМИ… Спонсорам письма разосланы убедительные… С просьбой! Иначе… ну, они знают, кое-кто пробовал не помогать.


Потом День знаний — кампания по поимке и поздравлению детей. Вы со своей крышей вообще никак не вписываетесь в концепцию.


Другое дело — кампания ко Дню пожилого человека. Но вы — ветеран, понимаете? Плюс оказался минусом. Я лично — за! Но вы же понимаете, против системы — не попрёшь. И согласитесь, ваша крыша в кампании по проведению Дня матери будет выглядеть нелепо! Там будет по одной матери с каждого округа — и вы со своей крышей! Как? Вот и я не знаю.


Потом кампания, приуроченная к Новому году, плавно перетекающая в 23 февраля. Танки, самолёты, пехотинцы… Ваша крыша… Не улавливаю связь. А вот в кампанию по проведению 8 Марта ваша крыша вполне логично может вписаться! Крыша, она ведь — она. Женский род. Ерунду, конечно, несу, но видите, я пытаюсь вам помочь.


Но! Если к тому времени мы не будем в режиме форс-мажора проводить кампании по борьбе с коррупцией, уличной торговлей, военной реформой, реформой ЖКХ или ипотекой.


И прошу не забывать, у нас каждый год спускается кампания сверху. Год учителя, Год космонавтики. Теперь, су… на… еб… …мать — Год культуры. Я не ругаюсь, я переживаю.


Давайте мы вот что сделаем: приходите годика через 3–4, мы вас впишем в кампанию Год Гондураса в России! Вы видите — я только «за». Мне ничего не стоит взять и подписать, но надо ж приурочить к дате!


Благодарю за внимание. Удачи!


Андрей Ковалев,


актер, драматург

Другие материалы в рубрике

Чё б купить?
Продавцы
Счастье
Опять?