Милосердие


Фото из архива «Нового Калининграда.Ru»
Переписка в интернете.


— Здравствуйте.


— Здравствуйте.


— Вы не могли бы нам помочь?


— Чем?


— Разместите у себя на странице рекламу нашей благотворительной акции.


— Хорошо, бросьте мне на стену, пусть повисит день.


— Нет, сделайте репост, так нашу акцию увидят больше людей. О нашем фонде узнают.


Кто такие? Откуда? Кому на самом деле собирают деньги?


По радио, новость: «14 тысяч — таков рублёвый размен отзывчивости жителей. Именно эту сумму смогли собрать за целый день для пострадавшего накануне в аварии. Ему ампутировали ногу».


Особенно поражает то, что днём раньше, откликнувшись на призыв одной из газет, жители купили для дворняжки с парализованными задними лапами специальную инвалидную коляску за 20 тысяч рублей.


Директор одной телекомпании: «А чего ты удивляешься? Ко мне на стол каждый день приходят пачками письма с просьбами, мол, мы там благотворительную акцию устраиваем, а вы, мол, съёмочную группу пришлите да зафиксируйте, как мы, мол, помогаем».


Благотворительность эта, как правило, на копейку, а вот телевизионный, газетный, интернетный выхлоп или гудок эти благотворители хотят — на миллион-де… эээ… децибелов. Хотя, по всей видимости, нас с вами за них и держат.


Лидеры подобного пиара — это, конечно, народные избранники. Они малой кровью иногда решают замазать прорехи в донорстве. Сдают кровь. Лично. Естественно, перед телекамерами, деревца сажают. Журналисты уехали — тут же эти со значками свалили.


Возвращаясь к собаке. У нас что, милосердие стало избирательным? Бросаясь на помощь собаке, неплохо было бы, наверное, по пути вспомнить и о людях. К примеру, о пожизненных инвалидах, пострадавших в результате несчастных случаев. Безусловно, разовая помощь в виде колясок и протезов нужна, но хотелось бы, чтобы эти люди не оказывались изолированными от общества. А услышав в ответ на вопрос, «сколько денег нужно, чтобы он пошёл» — «он не пойдёт никогда», не бросались искать другой объект.


Многочисленные, к сожалению, дома престарелых, где живут люди, разочаровавшиеся в своём прошлом, в тех, кого любили, и в том, во что верили. Странное у нас какое-то сострадание. Мужчина средних лет, как отец больного ребёнка, помощи заслуживает, а как больной, — нет. Как и бездомные, которые у большинства вызывают чувство брезгливости. А понять, что этих стариков и старушек зачастую из дома повыгоняли дети-алкоголики, мы не хотим. «Да на тебе десятку, только отстань».


Мы ведь все так уверены в своём будущем. А потом, оказавшись в трудной ситуации, слышим ответ: а кому сейчас легко! Рожать без мужа? Предохраняться нужно было. Жить негде? А понаехали тут. На хлеб не хватает? Работать иди. Старики в домах-интернатах? А сами плохо детей воспитали.


Сколько людей срывалось в нижней точке падения и сколько выпутывалось из невероятных ситуаций благодаря вовремя подставленному плечу. А решение «не помогать» — это порой сознательный выбор. «Я вон лучше штук 20 в казино оставлю».


Безусловно, многие помогают больным детям. Порой на лечение собираются фантастические суммы, потому что здесь возникает ощущение высшей несправедливости, усугублённое невинностью ребёнка. Многие помогают сиротам, абсолютно не афишируя это. Потому что оставшийся ребёнок порой не может ответить на элементарный вопрос: «как зовут маму?».


К сожалению, многие начинают помогать только при условии гарантии положительного результата. Дал денег на операцию — вот здоровый ребёнок. Помог детскому дому — вот дети смотрят новый телевизор.


Мы забываем о том, что иногда, чтобы спасти жизнь человека, с ним нужно просто поговорить. А помогая, нужно исходить из интересов того, кому вы помогаете, а не из своих.


Как тут сказал один: «Что ты хочешь? Люди, в большинстве своём, были и будут равнодушными толстокожими эгоистами».


И вот что хочется ему возразить — на улицах всегда, к сожалению, убивали и грабили. Происходят эти безобразия и в настоящее время. Не стоит сомневаться, продолжатся они и в будущем. Разница только лишь в одном моменте — как только мы признаем, что это и есть норма жизни, нас уже можно будет называть как угодно, но только не людьми. Аватары, симпсоны, гоблины.



Благодарю за внимание. Удачи!


Андрей Ковалев,

актер, драматург

Другие материалы в рубрике

Чё б купить?
Продавцы
Счастье
Опять?