Центральный продовольственный майдан

Половину вчерашнего дня, до глубокой ночи я провел на Центральном продовольственном рынке. Нет, я не искал себе рубашку или какие-нибудь особенные джинсы подозрительного происхождения, не запасался специями у горячих восточных торговцев, не выбирал особо жгучую капусту по-корейски. Я вообще не собирался на рынок. Все получилось как-то случайно, ненамеренно.

«Смотри, какая толпа», - сказала мне сотрудница, с которой мы ехали в автобусе, она – в салон красоты, я – в банк, за долгожданным гонораром. У входа в администрацию рынка действительно толпилось под сотню человек, среди них серыми пятнами выделялись милиционеры; один даже был в черной маске. Вспомнив про конфликт хозяйствующих субъектов вокруг продовольственного рынка, я решил, что банк может и подождать, и вышел из автобуса. Толпа, как выяснилось, состояла из рыночных торговцев, протестовавших против передачи рынка из ведения ООО «Объединение рынков» в управление МУП «Муниципальная собственность». А внутри здания работали судебные приставы, исполнявшие решение арбитража об этой передаче.

Оказалось, что я променял банк на базар совсем не зря. За полдня я увидел немало интересного. Милиционеров, пытающихся свалить стремянку, на которой оператор одного из местных телеканалов снимал через забор взлом замка на двери частной радиоточки, вещающей на территории рынка. Причем взламывали дверь сотрудники «Муниципальной собственности» при поддержке других представителей УВД. Они же, сотрудники милиции, закрывали железными щитами окна администрации, через которые пытался снимать происходящее мой друг, фотокорреспондент Витя. И четыре грузовика с бойцами ОМОН в полной боевой выкладке неподалеку от рынка и от мэрии.

Еще я видел торговцев, решивших сопротивляться «захвату рынка», как они называли ситуацию, до победного конца. Кричавших милиционерам о том, что на этом рынке продают и покупают продукты их, милиционеров, родители. Оставшихся на ночевку в здании администрации, натащивших туда горы продуктов и нарубивших сотни бутербродов. Всерьез приготовившихся к штурму и осаде. Звонивших в приемные Георгия Бооса и Юрия Савенко и рассказывавших о своем осадном положении. Ровно в ту же минуту, когда мэр в эфире телеканала уверял, что ни один предприниматель от этого конфликта хозяйствующих субъектов не пострадает.

Я честно пытаюсь занимать предельно нейтральную позицию. Без этого делать мою работу, обозревать события, невозможно. Я допускаю, что может быть прав Савенко, объясняющий свой интерес к рынку только лишь стремлением перевести доходы от аренды в городской бюджет. Может быть, правда на стороне Ивана Зубко, который в полуночном интервью уверял меня, что мэрия планирует построить на месте рынка еще одну автостоянку, а торговцев отправить на Сельму или еще куда подальше. Не исключаю я того, что неправы они оба. Я им не судья.

Дело не в этом. Когда на Майдане Незалежности в Киеве жгли костры и пели про «Нас богато», знакомые приглашали меня в качестве международного наблюдателя посетить третий тур выборов президента Украины. К сожалению, работа и еще какие-то накладки помешали тогда совершить это, наверняка увлекательное, путешествие и посмотреть на «оранжевую революцию». Вчера я наверстал упущенное. Я понял, что стоит за расхожей фразой «социально значимая тема».

Губернатору, мэру и всем остальным чиновникам, уверенно заявляющим о грандиозных планах по улучшению жизненного уровня калининградцев, стоит попросить у моего друга, фотокорреспондента Вити, вчерашние фотографии. На них – те глаза, которые чиновники непременно увидят на калининградском майдане. Если их обещания окажутся ложью.