День перед бурей

Пока калининградцы покупают мандарины или готовят большие авоськи, достают российские флаги для шоу "Мы - россияне!" или пишут свой список вопросов для местного ноу-хау - телемитинга, региональная власть почти в полном составе собралась вечером в пятницу поговорить. На политическом консультативном совете при губернаторе. В день перед 20 марта - ведь, как не криви душой, этот день, как минимум для многих калининградцев, дата уже символическая, а как максимум - войдет в историю. Уже утром 21 губернатор проснется или победителем, который смог унять самый стихийный, самый неожиданный, массовый и близкий к народу бунт в новейшей истории России; или аутсайдером - которому, несмотря на массу усилий, не удалось унять протест, и, даже при почти полной самоликвидации новоявленной оппозиции, внезапно ставшие непредсказуемыми калининградцы предпонесут очередной сюрприз. Ни мне, ни нашим читателям, думаю, небезынтересно, чем же занимался губернатор в последние минуты перед бурей или безвременным затишьем.

Итак, глава региона в этот день собрал политический совет. Новая институция предстала во всей своей красе. Проконсультировать губернатора пожелали и известные своей взаимной неприязнью медиамагнаты местного розлива Александр Власов и Владимир Пирогов, и малооппозиционные в последнее время Рудников с Лопатой, совсем не оппозиционные председатель областной Думы Сергей Булычев и его заместитель Константин Поляков, главврачи и их самый заклятый враг Виктор Горбунов, борющийся с медицинской несправедливостью с чесалинским упорством, и депутат Владимир Султанов, который в последнее время не славится публичной активностью, и Виталий Шипов, который, вероятно, и без консультативного совета оказывает бесконечную словесную помощь губернатору.

После того как были решены формальные вопросы о принятии в совет новых членов, перешли и к консультациям. Первое - подписание соглашения между партиями о честных выборах. Удивительно, но конституции и многочисленных законов Российской федерации, регулирующих этот процесс, почему-то оказалось недостаточно. Интересно, появится ли на следующем совете вопрос: "подписание политическими партиями моратория на воровство и убийства" или декрета "о пожимании рук при встрече двух знакомых человеческих особей мужского пола"? Несмотря на абсурдность самого факта наличия такого документа, его, как и "зубров", обсуждали всерьез и как само собой разумеющееся явление на самом высоком региональном уровне. Более того, оказалось, что партия КПРФ не хочет подписывать данное соглашение.

"Мы всегда за честные выборы. Мы их ведем честно. Что за абсурд - подписывать соглашение о честном проведении выборов? Мы и так играем честно, в отличие от "Единой России", которая предлагает это соглашение. Поэтому, де-факто, мы играем честно и по закону. Подписывать это соглашение мы не будем", - заявил глава региональных коммунистов Игорь Ревин уже после окончания заседания консультативного совета. На самом совете главный региональный коммунист не присутствовал.

Валерий Селезнев, лидер регионального отделения ЛДПР заметил, что это вопрос элементарной порядочности - подписывать соглашение или нет, и, как политические деятели, коммунисты просто обязаны подписать соглашение. Правда, к вопросу о элементарной порядочности. Именно ЛДПР, заработавшая немало политических очков на участии в митингах 12 декабря и 30 января, первыми подала заявку на "альтернативный" митинг, которую и благополучно забрала после того, как оппозиция отказалась от своей акции протеста. Это к вопросу о порядочности. На неподписании соглашения вопрос и закрыли.

На совете обсудили проведение телемитинга ежеквартально. Руководитель ГТРК "Калининиград" Владимир Шаронов заверил, что бюджету это не обойдется ни в одну-единственную копейку, а губернатор заметил, что к таким митингам можно будет и партнеров привлекать, да и на рекламе подзаработать. Некоторые усомнились - не часто ли, раз в квартал-то? "Нет, как показывает практика, этого будет достаточно. Это будет своеобразный прием по личным-общественным вопросам", - заявил губернатор.

О губернаторской практике в проведении телемитингов было бы интересно узнать и поподробнее. Насколько мне известно, раньше играми в теледемократию у нас грешили только разве что Путин да Медведев, но, к сожалению, кроме меня, этот вопрос никого не заинтересовал, и обсуждение продвинулось дальше.

Перешли и к обсуждению очередного телешоу, на котором оппозиция вроде бы как сможет сойтись в практически равной схватке с действующей властью. На этот раз под руководством Александра Власова. Медиа-магнат, в лучших театральных традициях, хорошо используя более чем живую мимику и жестикуляцию, объяснил, что отказывается от членства в политическом совете. Влаасов пожелал на это встрече быть не членом, а журналистом и заявил, что присутствует здесь как журналист. После этого он не упустил случая пройтись и по своему более молчаливому коллеге по медиа-бизнесу Владимиру Пирогову. "Сказали, что передача будет организована на площадке "Каскада", я сам лично приходил на "Каскад", но у Владимира Вильевича не нашлось времени со мной переговорить по этому поводу. Поэтому презентация касается только содержательной части... Я же не мог встать и сказать "Я не смогла", - заявил Власов.

По мнению руководителя холдинга "Западная пресса", новой передаче стоит называться "Чистая вода". В качестве потенциальных тем Власов выдвинул и откаты, и здравоохранение, и образование. Пока Александр Витальевич рассказывал аудитории о своем проекте, губернатор то клал голову на руки, то задумчиво глядел вдаль. То ли он представлял, как будет чисто и открыто говорить о экстремизме в Калининграде, то ли задумывался над тем, как объяснить последствия и важность реформы здравоохранения, то ли размышлял о судьбе своей экс-подчиненной Елены Клюйковой, которой в этот момент предъявляли обвинение в следственном управлении.

Господин Власов предложил вести запись полтора часа, а потом сделать из нее 40-минутную передачу, ссылаясь на то, что не вся дискуссия может быть интересной, некоторые могут выглядеть достаточно скучно, а запись будет вестись с утра в день выпуска. Насколько честной, открытой и прозрачной получится разговор, сокращенный вдвое, тем более если это был не монолог, а как минимум - дискуссия, как максимум - жаркий спор -  неизвестно. Радует только одно. Если эта передача и правда будет организована, то у нашего портала появится еще больше ньюсмейкеров, которые, пожаловавшись на то, что самые важные аргументы телевидение сократило, решит объяснить нашему корреспонденту свою позицию, чтобы он смог донести ее "без купюр". Соломон Гинзбург, в последнее время, все больше тяготеющий к консенсусу, предложил закончить дискуссию: "Знаете, почему женщину нельзя на площади любить? Советами замучают! Вот и здесь - давайте сделаем, посмотрим, что из этого получится".

Правда, о том, что если из 90 минут оставить 40, то фраза "Казнить, нельзя помиловать" может сократиться только до "казнить", не говорили. Свою реплику вставил и Витаутас Лопата: "Я не понимаю, почему телевизионную передачу делают газетчики? Ведущим этой передачи должен быть профессионал, который не замарал свою репутацию".
В результате было решено - передачу делать. Правда, "Каскад", который, собственно, и должен был сделать эту передачу технически возможной, в лице Владимира Пирогова не сказал ни словечка для консультативной общественности. После обсуждения передачи Пирогов покинул зал, бросив на прощание несколько слов своему медиа-конкуренту или его соседям, но их, к сожалению, никто кроме адресатов не услышал.

Напоследок добрались и до самого важного вопроса. До вопроса здравоохранения. К слову, последнее заседание совета перед историческим днем 20 марта было посвящено именно этой, крайне болезненной, и в прямом, и в переносном смысле слова, теме. Кто-то ожидал от губернатора новых кандидатур, кто-то - острой дискуссии. Кто-то признания ошибок. Кто-то - фактов, которые ранее озвучивались только в кулуарах. Кто-то ожидал анализа - то ли реформа была "в никуда", то ли брешь какая-то нарисовалась, и ее надо каким-то образом найти и ликвидировать. Но начался доклад.

Сначала докладывала и.о. министра Галина Перцева. Губернатор перед выступлением попросил не ограничивать во времени свою подчиненную, так как доклад и правда мог быть полезным. Кто же, как не она, мог в этом зале что-то объяснить. И пошел доклад. Поток цифр, который многие уже слышали. Господин Поляков заснул, проснулся, снова заснул и снова проснулся. Зал начали покидать отдельные участники консультативного совета. В том числе и Александр Власов, который предлагал обсудить здравоохранение в телевизионном масштабе, и многие другие. Многие успели покинуть зал и снова в него вернуться, в том числе и сам губернатору. Прошел час. Кто-то стал зевать вслед за господиным Поляковым, кто-то стал потягиваться (вероятно, я просто не уловила момент, когда они успели заснуть и вновь проснуться).

Прошел час. Докладчик сменился. Следующим выступал глава терфонда ОМС Виктор Анохин. И снова поток цифр, которые знают уже даже те, кто просто следит за новостями, не говоря уже о собравшихся. Следующей выступила Татьяна Серых, глава врачебной палаты и центральной городской больницы, которая уже единожды объявила главными виновниками медицинского негатива СМИ, в погоне за сенсациями не замечающие достижений системы здравоохранения. Губернатор, правда, предложил выступать по существу. Но из уст врача полился очередной поток елея, который так хорошо смазал дорогу для тысяч калининградцев на два крупных митинга. Доклад закончился.

Прошло 1,5 часа - и ничего нового мы не узнали, ничего, чтобы мы не слышали ранее. Ничего, что бы смогло объяснить такие явления как очереди в поликлиниках, низкие зарплаты врачей и не более высокое качество услуг. Ведь, по большому счету, населению все равно - страховая медицина или финансируемая "по плану". Я даже уверена, что большинство не знают о тонкостях реформы и даже бы согласились, если бы эту реформу обозвали революцией, а финансирование - не подушевым, а душным, дурацким или каким-то еще. СМИ бы, конечно, поострили, но исчезни все эти очереди в поликлиниках и все то, что не устраивает калининградцев в медицине, то все эти реформы, их суть и терминология, так и остались бы уделом отдельных эрудитов.

Взял слово губернатор. Он постарался донести, что смысл реформы в том, чтобы поддерживать и развивать первичную помощь, чтобы диагностировать заболевания на ранних этапах. Что вся эта поддержка амбулаторного лечения, пусть даже в ущерб больницам, делается для того, чтобы врач дорожил своим пациентом и обращал на него внимание. После этого Боос попросил высказываться всех по существу, а не сыпать цифрами. Но тут слово взяла очередной эксперт, и похвала Калининграду продолжилась еще на добрых 40 минут. Встреча, которая началась в 4 часа, уже продолжалась четвертый час. Эксперт "из большой России" выявила единственный минус региональной системы здравоохранения - низкая информатизация. И, наконец, завершила свой доклад. И вот-вот уже готовы приступить к дискуссии. И, вот, кажется, в первый раз консультативный совет, наконец-таки, продравшись через весь бюрократизм докладов, начнет работать по назначению - консультировать, помогать, в конце концов, сделает хоть какую-то попытку улучшить жизнь калининградцев не в телеверсии. Но тут вступился новоявленный блюститель порядочности в лице Валерия Селезнева и отпустил шпильку в адрес Чесалина, который отказался от встречи с губернатором в пользу очередного пикета. Время приближалось к восьми вечера. Был сделан первый шаг к сокращению, собственно, основной функции новой институции. Предложили всем высказать вопросы, чтобы позже дать ответы - сразу на вс. Высказался представитель коммунистов. И тут - финита ля комедия - слово берет Витаутас Лопата.

"Давайте перенесем заседание. Мы так до завтра можем сидеть", - сказал "оппозиционер". Губернатор предложение поддержал. К чему люди, в принципе, не лишенные и других забот, просидели четыре часа, так и осталось непонятным. Почему очередная порция елея была израсходована в столь неподобающей аудитории - непонятно. Что изменилось в правительственных мероприятиях с "домитинговых времен" - разве что губернатор досидел до конца такого мероприятия, с которого и журналисту хотелось сбежать. И вроде пора бы было сделать вывод - 21 марта власть проснется победителем, и все телодвижения постепенно вернутся в прежнее русло, протестное знамя будет потоптано вместе с мандаринами на флеш-мобе.

Наконец, слово взяла младшая медицинская сотрудница Светловской городской больницы. Ей предлагали написать, приехать в другой день, посетить следующее заседание. Но она сбивчиво озвучила претензии - о перенагрузке, низких зарплатах, нелояльности руководства. Сбивчиво, как "митинговые" журналисты, под цыкание псевдооппозиции, не особо внятно, но озвучила. И это, как минимум, говорит о том, что неожиданности не закончились. Как бы то ни было, но те калининградцы, которые хорошенько промерзли 12 декабря и 30 января на митингах, добились того, что, вопреки губернаторскому решению прекратить дискуссии, младшая медицинская сотрудница (под цыканья высокопоставленных коллег - мол, молчи, "санитарка"), рассказала о том, о чем промолчали министры. За неимением прочих - отличный результат.

Источник: "Новый Калининград.Ru"

На правах рекламы