Вопрос веры

В нового калининградского врио губернатора Антона Алиханова нужно верить. Не верить, конечно, тоже можно, но это будет неинтересно. Важно не путать веру с доверием; в доверии власть не нуждается, то есть нуждается, но не в нашем. 

Доверие Владимира Путина Антону Алиханову придется оправдывать или не оправдывать, и это вопрос личных отношений этих двоих мужчин, посторонним между ними делать нечего, а критерии доверия неизвестны. Никто не знает, каким заданием Алиханов снабжен при назначении, и то, что постороннему покажется провалом, вполне может быть безусловным успехом. «Все развалил, задание выполнил».

Было бы лучше, конечно, если бы его звали Искандер. Паром «Амбал», которым наутро после назначения Алиханова везли в Балтийск культовые ракеты, связывает Калининград с Россией не столько в транспортном, сколько в символическом смысле — образ форпоста, призванного принять на себя первый удар НАТО, никуда не денется, даже если новый губернатор будет производить на всех впечатление самого модного и прогрессивного государственного деятеля. 

Модное и прогрессивное может быть и агрессивным — чем образцовее губернатор, тем лучше он будет укладываться в новую государственную эстетику со всем ее милитаризмом и империализмом, и если кто-то думает, что человек с айфоном может быть лишен каких-то самых одиозных государственных черт, то это ошибка. Возраст нового губернатора может внушать оптимизм, но ведь это не только возраст вестернизированных молодых менеджеров, это и возраст сервильных кавээнщиков, возраст балтартековцев, возраст молодежных активистов. 

Когда тридцатилетний Николай Никифоров стал российским министром связи, все тоже говорили о новом прогрессивном чиновнике. Но это не помешало именно Никифорову, прогрессивному и образованному, стать главным в правительстве сторонником цензуры в интернете, борьбы с иностранным ПО и даже со шрифтами — молодость располагает не только к свободе, но и к поискам нового дна, незнакомого старшему поколению. А Рамзана Кадырова, возглавившего Чечню в те же тридцать лет, кто назовет более прогрессивным региональным лидером, чем консервативные старички Дудаев и Масхадов?

Верить в Алиханова при этом все равно стоит. Это должна быть такая уже отчаянная вера наподобие той, которая воспета в «Мастере и Маргарите» — назначили сатану, и он всем отомстил. 

Кому всем? Ну вот этим борцам с германизацией, выискивающим по городу свастики, этим геополитикам, обсуждающим будущие победы в сувалкском котле, тем, кто столько лет поддакивал любым глупостям, генерируемым властью. Их преданные взгляды, наверное, уже обращены к новому первому лицу, но поскольку лицо новое, а взгляды такие же, как были при Цуканове, это само по себе станет сломом сложившейся нормы, которая, хоть на время, лишит область того щедринского колорита, когда губернатор рассказывает о том, как область обгоняет Польшу, жители которой ей завидуют, но никто не решается ему возразить.

Когда в Москву пришел Собянин и принялся класть по всему городу плитку взамен асфальта на тротуарах, немедленно возникла городская легенда о жене мэра по прозвищу Ира-бордюр, у которой есть плиточный бизнес — довольно быстро выяснилось, что это неправда, но понятно, откуда берутся такие легенды. Если у предыдущего мэра жена была строитель, которая везде все сносила и строила, и если новый мэр кладет плитку, то логично, что здесь тоже не обошлось без жены — естественно, что именно существующий опыт, другого у нас нет, мы проецируем на новых назначенцев. Опыт всех или почти всех молодых губернаторов приучил нас к тому, что чем моложе назначенец, тем влиятельнее его папа, поэтому Алиханов, даже если он сын простых рабочих, обречен на долгие поиски его влиятельных родителей всеми мало-мальски заинтересованными наблюдателями. 

Если он ничей не сын, то кто же его двигает — вероятно, такой вопрос будет мучить очень многих, но, постигая загадку Алиханова, помните о загадке Цуканова. Его ведь тоже кто-то двигал, и никто так и не смог выяснить, чья рука и почему сделала скромного районного начальника сначала губернатором, а потом и полпредом. 

Возможно, за Алихановым стоит лично Путин, но лично Путин много за кем стоит — даже Владимира Егорова в свое время на выборах открыто поддерживал путинский Кремль. Но кто скажет, что Егоров оказался таким губернатором, который в нулевые был нужен Калининградской области? А уж ближе Евгения Зиничева к Путину был только Алексей Дюмин, и что же, зиничевские два месяца оказались для области зарей новой жизни? Наверное, отсюда и слухи о том, что все так и было задумано, и что Зиничев просто держал место, дожидаясь, пока Алиханову не исполнится тридцать. Это, скорее всего, неправда, но если не верить в эту неправду, то получится, что Путин просто назначает губернаторами кого попало, и этих кого попало потом приходится срочно отправлять в отставку — думать об этом неприятно, приятнее верить, что это такой хитрый план.

Тайных пружин алихановской судьбы все равно никто не найдет, и это тоже аргумент в пользу того, что в Алиханова нужно верить. Причем реальным предметом веры скорее должен быть не сам тридцатилетний губернатор, а принцип: если человека назначают, то это должно быть проявлением какой-то секретной мудрости, имеющей своей целью какой-то впечатляющий результат. 

Вера в Алиханова — это единственная доступная нам страховка от самого тоскливого (но при этом и самого очевидного) вывода, что никаких хитрых планов у Кремля, как правило, нет, и что кадровая политика состоит в хаотическом распределении случайных должностей среди случайных людей. В свое время на Камчатку назначили таинственного варяга Алексея Кузьмицкого, и это тоже легко истолковывалось как резкое повышение федерального внимания к далекому, но стратегически важному региону, которому, конечно же, нужен был именно такой руководитель, не погрязший в местных конфликтах интересов и имеющий возможность решить многие проблемы с помощью прямого контакта с Кремлем. Когда Кузьмицкого снимали, высокопоставленный источник невозмутимо объяснял журналистам, что «среди простых и сильных людей питерский мальчик просто потерялся». 

Что это было? Ответ тоже зависит от веры. Может быть, так все и было задумано, а может — сама возможность задумать что-нибудь хитрое и прорывное не предусмотрена устройством власти, и не бывает назначенцев, способных что-то изменить в рамках одного региона.

Текст — Олег Кашин, фото — Алексей Милованов, «Новый Калининград.Ru».

Комментировать (33)

Комментарии

prealoader
prealoader