Калининградские декабристы

Я начала учиться в школе еще в советские времена. Помню, как учительница в третьем классе говорила, что некие «Каменев и Зиновьев — плохие люди, которые мешали революции». И еще хорошо помню, как в средних классах на уроке истории, рассказывая про восстание декабристов 1825 года, нам говорили, будто его организовали российские офицеры, прошедшие с боями во время Отечественной войны 1812 года, до Парижа. «Дворянство увидело, как прогрессивно живет Европа, и потребовало изменить жизнь в России. Сделать ее такой же, как в Европе», — рассказывала учитель.

Надо сказать, что у школьников Калининградской области в силу ее, как это постоянно утверждается на всевозможных круглых столах, особого геополитического положения, всегда было больше шансов познакомиться с Европой. В частности, в моем семейном архиве вместе с почетными грамотами за активную работу в октябрятских звездочках и пионерских звеньях хранятся открытки от польских и чехословацких школьниц, с которыми мы переписывались через школьный КИД — клуб интернациональной дружбы. Если мне не изменяет память, польские школьники тоже вступали в пионеры — галстуки у них были бело-красные под цвет польского флага.

Потом началась перестройка, и многие мои одноклассники смогли познакомиться с польскими школьниками, что говорится, в реале, а не по переписке. Одноклассники (а тогда мы уже учились в 9-ом классе) дружно повезли в Польшу бутылки «Столичной», которые им вручили родители (спиртное в те времена продавалось по талонам, либо по какой-то заоблачной спекулятивной цене). Назад школьники привезли из Польши выменянные на водку полосатые свитерки с крокодилами «Лакост», школьницы — модную бижутерию — яркие пластмассовые серьги и металлические браслеты с застежками в виде лезвий. Чем конкретно одноклассники занимались в Польше, я не знаю, но хорошо помню, как щегольски приодетые в заграничные свитера мальчики курсировали по школьным коридорами. В те времена школьную форму еще не отменили, но носить вместо форменного пиджака свитера разрешали. Можно сказать, что именно тогда — в конце 80-ых — и состоялся наш первый межнациональный обмен.

Обмен этот продолжается до сих пор — наши польские и литовские друзья ездят в Калининградскую область за бензином и водкой, а россияне везут из Польши и Литвы сосиски и недорогую одежду. Признаться, я и сама стараюсь выбираться с семьей в соседние страны, как можно чаще, почти каждый месяц бываю в Клайпеде. Едем мы туда обычно на автобусе — не так страшны заторы на границах, которые вызывают участники приграничного «обмена», ведь общественный транспорт традиционно пропускают без очереди.

Останавливаемся в Клайпеде у знакомой, которая сдает нам свою пустующую трехкомнатную квартиру на окраине города около озера и православного собора. Квартира — уютная и ухоженная, с книжками на полках и пианино в гостиной. За сутки хозяйка берет с каждого из гостей по 500 рублей.

«Благодаря вам могу оплачивать коммуналку, продавать квартиру не хочу, достанется детям, которые живут в Калининграде», — рассказывает хозяйка.

От окраины Клайпеды до знаменитого торгового центра «Акрополис» доезжаем на такси — для компании из трех человек это обходится в такую же сумму, которую платишь за «маршрутку».

«У меня жена из Черняховска, раньше, пока виз не было, постоянно ездили в гости к теще, — рассказывает литовский таксист по пути к крупному торговому центру „Акрополис“. — Как у вас там дела сейчас? Такой же дефицит в магазинах, как и раньше? Смотрю, ваших калининградских тут много бывает — в основном, сыры скупают да колбасу, как в старые перестроечные времена. Ну и еще Мартини, оно у нас в супермаркетах по 20 лит за литр (260 рублей)».

Объясняем, что у нас-то все есть, только в Литве почему-то все это дешевле. Таксист берет с нас 8 лит (это около 100 рублей на русские деньги) и на удивление совершенно не жалуется, что бензин в Литве опять подорожал. 1 литр 95-го стоит, кстати, в районе 4,5 лит (больше 50 рублей).

В «Акрополисе» покупаю дочке сразу 4 пары обуви — кроссовки и туфельки — за 2,5 тысячи рублей. В Калининграде, наверное, столько стоила бы одна пара. Впрочем, я уже давно не покупаю одежду и обувь ребенку дома — после того, как выяснила, что детская водолазка, которая стоит у нас 500 рублей, в Литве или Польше (и чего уж греха таить, даже в Париже в сети «C&A») обходится раза в 4 дешевле.

Затем мы идем в любимое клайпедское кафе «Каймас», где обед на двоих, включая литовский сидр и потрясающий штрудель, обходится в общей сложности в 400 рублей. При том, что порции — просто огромные, и нам, калининградцам, одолеть их в одиночку с непривычки непросто.

А буквально две недели назад мне довелось побывать в Польше, на этот раз с настоящим культурным визитом в оперу. Конечно, такси в Гданьске подороже, чем в Литве, а проезд на трамвае стоит 28 рублей. На зато этот вид транспорта ходит там даже по ночам, в итоге мы с подругой вполне благополучно добрались до наших «номеров» после полуночи. Кстати, из польского Гданьска я тоже увезла с собой гору детских вещей за смешные деньги по калининградским меркам.

Кстати, моя хорошая знакомая, вынужденная чуть ли не каждую неделю ездить по делам в Польшу, каждый раз возвращается оттуда с целой сумкой польских продуктов.

«Обрати внимание на польские куриные окорочка, — сказала она мне как-то. — Дешево и вкусно!»

Почему так происходит? Почему, несмотря на то, что топливо, «коммуналка» и проезд в общественном транспорте ближайшего зарубежья обходится дороже, продукты и вещи там дешевле наших? Ответ на этот вопрос ищу не только я. Даже губернатор Николай Цуканов как-то озаботился этим вопросом и дал своим министрам поручение, выяснить, что к чему.

Наверное, подчиненные губернатора впали от этой задачи в такой ступор, что до сих пор проводят исследования — во всяком случае, ответа на эти вопросы мы от них так и не получили.

В этой связи стоит вспомнить о перспективе введения безвизового режима с приграничными воеводствами Польши. С одной стороны, он может усилить наш «приграничный обмен» бензин — на — сосиски, и очереди действительно могут вырасти. Но почему бы и другим жителям Калининградской области, а не только обладателям шенгенских многократок, не воспользоваться возможностью купить недорогие вещи и продукты?

С другой стороны, увидят калининградцы, как можно жить в Европе, не имея своей нефти и газа, с дорогими бензином и «коммуналкой», и возмутятся. И выйдут на площадь выразить свое недовольство действующей властью, как декабристы в 1825 году. Так что, может, поскорее бы уже подчиненные губернатора какие-то выводы сделали? А то так и до нового восстания недалеко.