Облепиха по-московски

Мальчик девяти лет уверенно шагает по асфальтовой дорожке от трехэтажного коттеджа базы отдыха к морю. Девять лет – замечательный возраст, когда поводок мамино-бабушкиной опеки уже немного ослаб, а обязанности взрослой жизни еще так далеко. Мальчик приехал с отцом на ведомственную базу отдыха института «Запгипроводхоз». Мальчик приехал в поселок Янтарный.

Скромные номера, общая кухня, электроплита, о которую он обжег вчера палец. Бильярд, на котором папа безуспешно пытается научить мальчика играть. Пара местных детей, правда какие-то странные, с ними не очень, лучше одному, к морю. Утром был велосипед, но папа вознамерился его «смазать», и теперь удивленно взирает на кучу запчастей. Во дворе коттеджа – «Лада» дяди Жени, друга отца. У дяди Жени «на носу техосмотр», поэтому у него с запчастями тоже все не слава богу. Ничего особенного, правда, мальчик на дядеженином носу не разглядел. Но папа и дядя Женя после обеда выпили немного водки, и июльское солнце отодвинуло все техосмотры мира на неопределенный срок. Мальчик втайне тоже попробовал, но водка обожгла рот, и он решил, что это какая-то несусветная гадость. К тому же, говорят, что папа и мама развелись из-за этой самой водки. Техосмотр и разговоры про работу – совсем неинтересно в замечательном возрасте девяти лет.

Поэтому мальчик уверенно шагает по асфальтовой дорожке к морю. Море – оно огромное, невероятно огромное, а еще есть поменьше – карьер. Купаться строго запрещено маминым наказом, но и не очень хочется, мальчик совсем худой, а вода в море холодная. Карьер же страшный, там черная вода и, говорят, утонул местный парень на той неделе. Лучше смотреть. Море. Огромное море, а в перелесках на краю пляжа – бесконечные заросли облепихи, рыжей, колючей, терпко-кислой, из которой бабушка варит варенье. Есть облепиху неохота. Охота смотреть. На море. Море в облепихе…

В минувшую среду я трясся в автобусе правительства области по узким улочкам Янтарного вслед за делегацией правительства Москвы. Юрий Лужков по причине участия в Госсовете задерживался, и главным действующим лицом на весь первый день визита стал первый вице-мэр Юрий Росляк. Это лицо (по слухам, готовящееся занять место Лужкова) перемещалось по побережью Балтийского моря с огромной скоростью.

Первой остановкой Росляка после прилета в Храброво был именно Янтарный. Вице-мэр промчался с кортежем по свежевымытым улицам к побережью. Деловито осмотрел море, карьер, пляж и заросли облепихи. Даже попробовал на вкус ягоду, так и не ставшую символом области. Перебрался в недавно выстроенную и очень прилично выглядящую базу отдыха, где с интересом послушал презентацию главы местной администрации Александра Блинова. Потом сам презентовал местной школе приобретенное, правда, нашим правительством компьютерное оборудование и умчался в Балтийск. Там его уже ждали в лицее №1. Директор этого заведения подошла к делу с размахом, устроила для Росляка целый концерт. Дети пели «дорогую-мою-столицу», рассказывали стихи про Россию, где «прорастают их корни» и были рады. Им тоже досталось оборудование, сюда привезли целый компьютерный класс. Не остались без подарков и служащие Балтфлота, они получили ноутбуки. Этого, правда, журналистам уже не показали.

Вечером прибыл и шеф Росляка – усталый, недовольный, сойдя с трапа он буркнул в микрофоны про рабочее настроение и инвестиционные планы, после чего умчался в «Русь». Наутро с ним случилось прекрасное превращение, из мрачного пожилого человека Лужков обернулся в доброго Деда Мороза. Заложил капсулу в основание нового 144-квартирного дома для моряков-балтийцев, пообещал избавить калининградцев от «синдрома эксклава», подписал с Георгием Боосом соглашение о сотрудничестве по целому спектру позиций – от, опять же, строительства до внедрения новых технологий и гуманитарной сферы (что бы это ни значило).

Чтобы мало уж точно не показалось, Лужков сказал, что может привести сюда крупные торговые сети. «Метро», «Реал», «Ашан» - все они, по словам столичного градоначальника, чутко прислушиваются к рекомендациям «в какие регионы идти». А под занавес, пообещал закупать в Калининградской области скотину – якобы тут условия для ее разведения лучше, чем в Баварии, где Москва приобретает мясо традиционно.

«Дни Москвы в Калининграде» прошли с размахом – столько разнообразных обещаний в столь сжатые сроки не звучало давно. Губернатор даже растрогался, назвал Лужкова «учителем и наставником» и превентивно поблагодарил его за «участие в решении проблем региона». В общем, полная идиллия, жить нам теперь под крылом столицы и не тужить…

Слушая громкие заявления Юрия Михайловича и его коллег, читая сообщения местной и федеральной прессы о грандиозных планах интервенции московского бизнеса в нашу область, и в особенности – в автобусе в Янтарном мне вспоминался мальчик, идущий на море. Через два года после того чудесного лета страна, в которой жил мальчик, перестала существовать. Институт «Запгипроводхоз», чтобы выжить в новых условиях, был вынужден продать базу отдыха. Огромное море и черный карьер остались на месте; море такое же величественное, а карьер все еще немного страшный. Благодаря или вопреки, но пляж там чистый, пустынный и просто замечательный. Облепихи в этом году наросло безумное количество. Правда, мальчик ее так и не полюбил. Этим мальчиком восемнадцать лет назад был я.

Пустынные песчаные пляжи, сравнительно чистое, хоть и холодное, море, куча неиспользуемой земли – все это выглядит очень привлекательно для московского истеблишмента. Получится ли у столичных гостей приготовить «облепиху по-московски» так, чтобы она понравилась не только им, но и нам? Ведь в Москве нет моря.