Менее лучше митинговать

Митинг «За честные выборы», случившийся в Калининграде в первую субботу февраля вопреки погоде и здравому смыслу, оставил после себя массу впечатлений — и всё больше невеселых. Учитывая общий фон, на котором происходят подобные выступления, впору совсем загрустить.

Во-первых, попытка «собрать все конструктивные силы» воедино, очередной сбор пролетариев и не только со всех краёв, обернулся, как и следовало ожидать, тотально деструктивным шапито. Вместо вроде как декларированного ранее призыва к проведению честных выборов президента, на площади Василевского происходила некая какофония с коммунистическим уклоном. Над не очень стройными рядами участников митинга реял многократный лик кандидата в президенты Геннадия Зюганова, а со сцены призывали поддержать этого «русского богатыря». Вослед гневным выкрикам о «трехглавой гидре — Прохорове, Миронове и Жириновском», которую, якобы, выставили в ущерб богатырю злые кремлевские силы, на сцену карабкался со словами поддержки собравшихся представитель «Справедливой России». И эти слова, натурально, говорил.

Не меньшую печаль производила и хаотичность в требованиях, которые выдвигали организаторы митинга. Часть их была закреплена в резолюции, которую, конечно, поддержали единогласно, не считая эти самые голоса. Освобождение политзаключенных, огульное «нет Путину», цены на бензин, льготы ветеранам и пенсионерам, честные выборы, Ярошук и его Мухоморы — в общую невнятную кучу было, по обыкновению, свалено всё, что попалось под руку или пришло в головы. Картину общего хаоса органично дополнял жуткий черный транспарант «Победа или смерть!», от взгляда на который в голову приходили такой же черноты мысли о том, кому же должна наступить смерть в случае не-победы. Хотя, казалось бы, опыт преуспевших в протестной деятельности в масштабах страны должен был чётко показать важность концентрации на конкретных точках приложения усилий.

К очевидным плюсам столичного протеста, кроме его массовости, можно отнести хотя бы то, что он, по сути своей, фактически лишен этой самой шизофренической всепартийной составляющей. Совершенно понятно, что объединиться против гегемонии любого, а не только путинского режима хотя бы две партии не могут принципиально; в противном случае, они бы уж точно не стали выставлять на выборах двух различных кандидатов. Именно эта внепартийная концепция привлекла такое значительное количество достаточно аполитичных людей, которым, как они сами говорят, «есть, что терять». Именно её отсутствие отталкивает от участия в протестах молодых, самостоятельных и свободных от предрассудков калининградцев. Послушав звучавшие со сцены на площади Василевского в субботу лозунги, милая девушка с прикрепленным к бадминтонной ракетке чудесным плакатом «Лети волан, уйди Вован», наверное, крепко подумает в следующий раз, стоит ли мерзнуть ради агитирующих за «русского богатыря Зюганова». В субботу таких вот девушек и юношей было значительно меньше, чем на предыдущих митингах, ставших следствием выборов в Госдуму. И дело тут вовсе не в морозах.

Интересно, кстати, что именно этот лозунг — «Нам есть, что терять» был взят на вооружение организаторами пропутинского митинга на Поклонной горе. Несмотря на то, что даже депутат Госдумы от Калининграда Андрей Колесник принялся уверять в рассылаемых местным штабом Путина пресс-релизах, что никакого подвоза не было, доказательств того, что далеко не все прибыли на Поклонную по своему желанию, достаточно. Кроме того, именно им, к сожалению, терять как раз нечего. Застарелые болячки социальной сферы, к которой относятся по роду деятельности многие из невольных участников этого митинга, с огромным трудом поддаются лечению. Поэтому позавидовать положению врачей, учителей и прочих бюджетников нельзя будет еще долго. Хуже им стать уже вряд ли может, вне зависимости от фамилии нового президента. Ведь, при всех позитивных последствиях реформ социальной сферы последних лет, хуже, всё еще, особо некуда.

Отдельно стоит остановиться на том, что произошло после завершения митинга. Как известно, заявка на проведение шествия по улице Черняховского, поданная одним из членов так называемого «Товарищества инициативных граждан России» (более известного под аббревиатурой «ТИГР») Олегом Никифоровым, не была одобрена властями Калининграда. Без законных на то причин, что, с точки зрения легитимности, выглядит весьма сомнительно. К сожалению, попытка оспорить решение мэрии в районном суде успехом не увенчалась, и формально шествие было отменено. О чем Никифоров заявил, в частности, корреспонденту «Нового Калининграда. Ru» накануне митинга. Отметив при этом, что организаторы не намерены «устраивать детский сад».

Сотрудники полиции к субботнему действу подошли основательно. На протяжении всей улицы Черняховского, с промежутком в несколько десятков метров расположились инспектора ГИБДД. У музея янтаря скопилось множество специализированных машин полиции, включая недавно приобретенный водомёт. Его, впрочем, с учетом установившейся в регионе погоды, более уместно было называть ледомётом. Количество полицейских, окружавших место проведения митинга было больше обычного в разы.

Всё это, казалось бы, с достаточной очевидностью намекало на возможные последствия. Ведущий митинга, журналист газеты «Светлогорье» Константин Рожков четко и ясно заявил, что шествия не будет, попросил собравшихся расходиться без агитационной атрибутики, а полицейских — проявить понимание. Но это всё вовсе не помешало формальному организатору митинга Олегу Никифорову в самом конце мероприятия объявить во всеуслышание в микрофон, что он прямо сейчас собирается отправиться пешком с площади Василевского на площадь Победы. При этом, как заявил Никифоров ранее в комментарии нашему изданию, ответственность за тех, кто может за ним последовать, он нести не собирался. Совсем не «детский сад», ага.

Последствия известны. К счастью, у большинства участников митинга хватило благоразумия не следовать бездумно этому призыву. Что, учитывая вышеупомянутый хаос, достаточно странно. Естественно, те, кто пытался пройти с шариками/повязками/транспарантами, пусть даже и сложенными, через полицейское заграждение, выставленное в начале улицы Василевского, встретили ожидаемое сопротивление. В разной форме — от трусливого лопания шариков до задержаний; впрочем, задерживали лишь тех, кто достаточно долго препирался с полицейскими. По разным данным, задержано было до двух с лишним десятков человек. Включая, кстати, тех, кто шел по другой стороне улицы Черняховского, но, увидев задержания, тут же переместился вместе с шариками к эпицентру события.

Здесь необходимо некоторое пояснение. Несомненно, поведение сотрудников полиции в этот момент было совершенно противоправным и недопустимым. Никаких объяснений причин задержания и доставки в отдел полицейские не давали, протоколов на месте не составляли, вели себя грубо, по-хамски. К слову, действия их были незаконными и по отношению к сотрудникам СМИ: полицейские противодействовали съемке, настаивали на удалении кадров с их лицами и даже применяли меры физического воздействия — хватали за руки и плечи фотографов. Я очень надеюсь, что некий подполковник (судя по звездочкам на куртке), выбивший из рук главного редактора сайта «Клопс. Ru» Сергея Юрьева мобильный телефон, на который тот снимал процесс задержания, будет наказан по всей строгости закона.

При всём этом, поведение полицейских, повторим — противоправное и незаконное, никоим образом не может оправдать поведение организаторов митинга. В данном случае я рассуждаю совершенно не голословно. Я не раз и не два принимал участие в разного рода акциях протеста, включая совершенно не разрешенные властями. Да что там, большая часть этих акций происходили вопреки законодательству. Кто бы мог, к примеру, согласовать вывешивание банера размером 100 квадратных метров на здании, где расположен офис губернатора Свердловской области, путем спуска на веревках прямиком с крыши? Да и приковывание цепями к флагштокам у здания правительства нашей области двух хрюкающих граждан в костюмах свиней, аккурат в момент входа в это здание главы компании «ЛУКОЙЛ» Вагита Алекперова тоже с трудом можно представить согласованным властями. Последствия таких вот акций также вполне очевидны — фраза «Я тебе щас как хрюкну!» была, пожалуй, самой дружелюбной из тех, которые я слышал, участвуя в них.

Но ни разу, организуя нечто протестное и способное вызвать радикальную реакцию сотрудников правоохранительных органов, ни я, ни мои тогдашние экс-коллеги не рассматривали даже теоретическую возможность привлечения не только случайных, а даже малоизвестных людей. По одной простой причине. Организуя любое мероприятие, в результате которого могут случиться не то что задержания, а даже просто недопонимания с милицией/полицией, ты автоматически несешь ответственность за возможные последствия. Не важно, какова тема протеста — развитие атомной индустрии или нечестные выборы депутатов или президента. Организуя такие акции, мы с друзьями всегда обязательно заранее уточняли все личные данные участников, заручались поддержкой адвокатов, эти адвокаты проводили инструктаж с подробным разъяснением всех особенностей поведения при задержании и доставке в отдел. Поведение задержанных после митинга в субботу свидетельствовало о том, что ничего подобного провоцировавшие своим поведением организаторы не делали. Проявляя тем самым преступную безответственность.

Есть и еще одна составляющая всего этого протестного процесса, не менее неприятная. Как-то так вышло, что аморфная масса оппозиционных пассионариев различной степени вменяемости оказалась кое в чем очень даже похожей на тех чиновников и политиков, которых эти пассионарии называют жуликами и ворами. Меня всегда удивляло, почему представители власти столь искренне уверены, что все окружающие должны автоматически их любить и доверять им, вне зависимости от действий власти и последствий этих действий. Каким же было моё удивление, когда оказалось, что местная так называемая несистемная оппозиция болеет ровно тем же вирусом? Любые попытки критиковать смысл и способ действия организаторов протестов наталкиваются на совершенно детские обиды. В их глазах, судя по ответной реакции, любой мало—мальски усомнившийся в правильности методов и мотивации неминуемо является наймитом кровавого режима, стоит в одном ряду с купленными судами, оборотнями в погонах, жуликами, ворами и самим Чорным Путиным. Он достоин бесконечной ненависти, прилюдного четвертования и воссаживания на кол.

Я тут, на досуге, пытался понять, что же меня в первую очередь не устраивает в режиме Чорного Путина. Вот, наконец, после этой субботы понял. Именно все эти составляющие местной, провинциальной (в лучшем смысле этого слова) оппозиции. Несистемность целеполагания. Непрофессионализм в методах. Отсутствие ответственности. Неспособность воспринимать малейшую критику. Ровно то же самое, что мне не нравится и во власть имущих. Что же со всем этим теперь делать?