Час презрения

На минувшей неделе в политической жизни региона произошло событие, незаслуженно, с моей точки зрения, обойденное вниманием прессы. Почему вышло так, что газеты, телеканалы и радиостанции предпочли умолчать о нем – не столь важно. Может, не успели. Может, не захотели. Или не смогли. Не важно.

Гораздо важнее то, что в четверг состоялось очередное заседание Калининградской областной думы. Заседание несколько необычное хотя бы тем, что проходило оно не только в привычном зале на Кирова, 17, но и в морском торговом порту. Согласно идее спикера Сергея Булычева, парламентарии отныне должны знакомиться с жизнью вроде бы как управляемого ими региона не только через общение с избирателями и разбором вносимых в Думу законопроектов, но и воочию. Ходить по реальности ногами и щупать ее руками. Надо думать, что Сергей Васильевич пришел к этой мысли не случайно. Видимо, экс-глава управы столичного округа Бибирево почувствовал, что его подчиненные как-то от этой реальности оторвались.

Ну, они и поехали. Закончили обсуждать правительственные инициативы и собственные к ним поправки пораньше, чем обычно, сели в комфортабельный автобус и поехали. Ради такого пленэра на заседание прибыло рекордное число депутатов – 31 из 40. Давно такого не было. Сергей Булычев, правда, просил приехать всех и каждого, но у некоторых были совершенно уже, видимо, неотложные дела.

По приезду случился неприятный конфуз. На проходной порта парламентариев поджидал председателя совета директоров и сам по совместительству депутат Думы Владислав Дорофеев. У него был при себе список и охранник. Список включал в себя имена допускаемых в порт народных избранников. Охранник должен был оградить территорию предприятия от тех, кого в этом списке нет, а они все равно явились. Вот ведь наглые какие.

Оказалось, что охранник сопровождал господина Дорофеева совсем не зря. Оказалось, что в списке перечислены все депутаты Калининградской областной Думы четвертого созыва, кроме одного – Михаила Чесалина, лидера местного отделения партии «Патриоты России». Михаил Юрьевич спросил у Сергея Владимировича, в чем причина такой дискриминации, и что ему теперь делать. Ведь это спикер пригласил депутатов на экскурсию. Господин Булычев ответствовал в том духе, что Владислав Дорофеев вместе с Владимиром Калиниченко тут хозяева, и перечить им он не намерен. Чесалин ушел восвояси. Что же ему еще оставалось делать?

Нелюбовь руководства торгового порта к господину Чесалину понятна. Основной деятельностью этого человека в последние годы была защита прав докеров предприятия в качестве председателя профсоюза. Возглавляемый им Независимый профсоюз докеров, в отличие от отделения ФПР под руководством тишайшего Владислава Двуреченского, стал для дирекции предприятия настоящей занозой. Забастовки, митинги, суды, вплоть до Страсбургского... наконец, 1,6 миллионов рублей неустойки, выплаченные портом докерам. Неприятный, в общем, человек.

Депутатам его тоже любить особо не за что. В особенности – членам «Единой России». Что ни заседание, так не сидится господину Чесалину, все он что-то критикует, все ему не нравятся правительственные законопроекты. Иной раз взойдет на трибуну, вытянет палец в направлении представителя губернатора в Думе Тамары Кузяевой и гневно так кричит: «Мы не верим вам, Тамара Николаевна!». Ну, или еще что-нибудь обидное.

Так было и на предэкскурсионном заседании. Оказалось, что на весенней сессии депутаты одобрили внесенный правительством законопроект, нарушающий уже существующие законы. Позволяющий правительству легко и без препятствий передавать в госсобственность здания и помещения. Что-то, правда, сломалось в отлаженном механизме, и действия парламента оспорила прокуратура. Депутат пришлось признать незаконность своих действий . Глава бюджетного комитета Валерий Фролов, правда, извернулся и заявил, что это была «проверка прокуратуры на бдительность». Депутат Чесалин тут же не преминул обличить правительство, разработавшее законопроект, и коллег, дружно его одобривших. «Вы – непрофессионалы!», - гневно восклицал Михаил Юрьевич. Вот такой вот неприятный персонаж.

Можно по-разному относиться к подобной политической фигуре. Можно критиковать господина Чесалина за то, что его позиция в Думе похожа на действия римского сенатора Катона Старшего. Если тот каждое выступление заканчивал словами «Карфаген должен быть разрушен», то большая часть речей Михаила Чесалина завершается предложением отклонить правительственный законопроект. Но презирать тот факт, что он был избран в парламент на законных основаниях и имеет ровно те же права депутата, что и Сергей Булычев, Валерий Фролов или любой другой из 39 коллег – нельзя. Парламентское большинство, видимо, с этим не согласно. И презирает. Делая бессмысленной идею представительных органов власти в отдельном регионе и собственное существование.

«У депутатов и политических партий нет власти», - заявил на днях, комментируя недавнюю серию заказных убийств, лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Может, он прав? Может, они здесь и сейчас вовсе не нужны? И денег сэкономим, и честнее будет.