День холодного единства

Когда бог хочет наказать человека, он лишает его разума. Когда бог хочет наказать журналиста, он посылает его на интервью к тем, кого лишил разума. Примерно такие мысли одолевали меня утром в минувшую субботу по пути к гостинице «Калининград». С неба лило как из ведра, под ногами 20 сантиметров пушистого снега, выпавшие за 12 часов в пятницу, стремительно превращались в ледяную кашу. А у меня ботинки промокли накануне. А новых нету. И на ногах – кеды. Грустно и холодно ногам. «Может, ну его, этот марш-фарш?», - настойчиво предлагал друг, фотограф Витя. Нет, «ну его» было никак нельзя. Поход националистов по главным улицам десятка российских городов – это вроде бы как интересно и важно. Вот, к примеру, столичные издания только об этом и пишут, кажется. На сайт какой газеты ни заглянешь – непременно там про всяких депутатов Курьяновичей и Рогозиных, спасающих Россию от ее врагов, а также про милицию, этих спасителей разгоняющую. А мы же – «не островок России, мы единая Россия», уже который год об этом слышу. Поэтому надо было идти.

На месте встречи обнаружилась толпа милиционеров. Полсотни служителей закона скрывались от непогоды и любопытных глаз под крышей торгового центра «Старая башня» и в разных выражениях высказывали примерно одну и ту же мысль – в такую погоду ходить куда-нибудь – не самая лучшая мысль. Без разницы, какая идеологическая нагрузка у такого похода. Чтобы не замерзнуть вовсе, милиция репетировала построение в колонну по двое. «Че это они?», - изумленно интересовался продавец магазинчика шуб.

В паре десятков метров от марширующих милиционеров с крайне одухотворенным выражением лица стоял председатель региональной Русской национально-культурной автономии Владимир Левченко. Собственно, русский марш по-калининградски был его затеей. Господин Левченко очень радовался каждому новому журналисту. «В шествии примет участие лицо русского национализма», - говорил он. «Я буду рад, если соберется хотя бы 10 человек. Вот с вами нас уже семеро», - улыбаясь, причислял очередного репортера к «лицу русского национализма» председатель. Он вообще производил очень мирное впечатление. Обещал «тихо пройти по Ленинскому, потом небольшой митинг и все». Журналисты откровенно веселились – самый последовательный местный националист выглядел не особо серьезно. Ноги русского национализма меж тем начинали подмерзать.

Спустя полчаса марш все же начался. Желающих маршировать по-русски было ровно 17 человек. Владимир Левченко размахивал черно-желто-белым флагом, который до этого он назвал «настоящим русским». За ним тянулись мрачного вида молодые люди, по неизвестной причине затянувшие лица шарфами, воротниками и шапками. Наверное, холодно им было. Следом шли шестеро журналистов, а окружали все это патриотическое торжество два десятка милиционеров.

У подножия памятника «Матери-России» Владимир Левченко развернулся и преобразился. Он с каждой минутой становился все яростнее и яростнее, и с этой своей яростью обрушивался на врагов русского народа. Враги эти были во власти и, естественно, имели совершенно определенную национальность. «Я говорю не о тех евреях, которые трудятся в каменоломнях и шахтах», - кричал националист. Он был против других евреев. Кроме того, он прилюдно клялся, что «за каждого убитого русского будет адекватный ответ», а также призывал к переименованию Чеченской Республики и Республики Татарстан в Грозненскую и Казанскую области соответственно. И говорил еще много забавных вещей. С совершенно перекошенным от злобы лицом.

Минут через пятнадцать над речами лидера марша тихонько смеялись уже все – милиционеры в оцеплении, журналисты с фотоаппаратами и без, редкие прохожие и даже сотрудник ФСБ с видеокамерой.

Потом стало совсем весело. К памятнику подошли толпою около 30 активистов движения «Молодая гвардия» в белых одеждах. До этого они вроде бы сопровождали в возложении венков губернатора Бооса. Разрешения на пикет у них, правда, не было. Но они воспользовались предложением Владимира Левченко присоединиться к русскому маршу всем поддерживающем его идеи. Молодые люди встали с лозунгами о том, что все нации важны и нужны, покричали участниками марша «Привет фашистам!» и «Фашизм не пройдет». Затем по очереди обвели на листе ватмана контуры своих ладоней и подписали национальности. А руководитель местного отделения «Молодой гвардии» Игорь Шлыков даже пожал ладонь Владимиру Левченко. Все было благолепно и совершенно безумно. Как во сне. Ни к одному, ни к другому митингу даже и не думали подходить калининградцы. Казалось, что большинство из них быстро бежали прямиком в окрестные магазины за теплой обувью. Ноги замерзли уже до совсем неприличного состояния, и я побежал туда же.

После всего этого националистического гулянья во льдах у меня осталось четыре мысли. Первая – радостная. О том, что пока национализм в этой стране сеют в массы такие люди, как организаторы русского марша в Калининграде, у этой, самой гнусной человеческой фобии, ненависти к людям другой, определенной или неопределенной национальности, нет никакого будущего. Вторая мысль не очень веселая. Кажется, уже любые политические идеи, даже – такие уродливые, но легко прорастающие в головах людей, как национализм, или ура-патриотические, наподобие «молодогвардейства» претворяют в жизнь люди, существующие в какой-то своей, параллельной реальности. То есть, на то, что политика в видимом будущем станет чем-то близким к людям, надеяться не приходится. Еще одна мысль тоскливая, о полной оторванности федеральной прессы от реальности. Если вроде бы как важные люди в Москве искренне считают, что русские марши, гей-парады и прочие забавы узкого круга лиц представляют сколько-нибудь значимый интерес для населения за пределами МКАД, значит столица – это уже действительно другая страна. К сожалению, паразитирующая на теле России. Ну и последняя мысль – практическая. Как следует думать о том, что надето на ноги, прежде чем отправляться на марши истерических антисемитов. Теперь вот приходится чихать, кашлять и пить невкусные лекарства.

Здоровья вам, физического и – в особенности – морального.