Свои люди в облдуме

Последний состав облдумы заметно отличается от предыдущих повышенным содержанием действующих коммерсантов или их доверенных лиц. Кто только сегодня ни подрабатывает в калининградском парламенте: мебельщики, транспортники, добытчики янтаря и нефти, производители газосиликатных блоков и тротуарной плитки, неудачливый ритейлер и не состоявшийся застройщик, владельцы турфирмы и автосалонов, директор электросетевой компании, лесоперерботчик и даже ректор федерального вуза.

В выборный 2016 год мы много слышали о том, как все эти люди рвутся помогать избирателям в офисе законодателя, однако имели немало оснований сомневаться в их искренности. Тем не менее аргументы о том, зачем они на самом деле идут в областной парламент, находились в области предположений.

Ясность в этот вопрос привносит масштабное исследование Дэвида Жаконы из Высшей школы экономики и Университета Джорджа Вашингтона (Businesspeople in Elected Office: Identifying Private Benefits from Firm-Level Returns, 2017), который проанализировал, как влияет избрание владельцев или менеджеров российских компаний в региональные парламенты на заработки их предприятий. Коротко результаты исследования, в ходе которого были проанализированы результаты работы 2754 российских фирм, имевших «представителей» в органах власти в 2004-2012 годах, звучат так: попадание предпринимателя в региональный парламент приводит к тому, что выручка компании народного избранника растет на 60%, а прибыль на 15%.

Самым популярным механизмом монетизации позиции в парламенте является рост госзакупок у компании. Вероятность получения госзаказа фирмой депутата после избрания растет на 46%.

Мандат в целом позволяет влиять на исполнительную власть, а значит, в конечном итоге может привести к росту заработков компании. Депутаты могут писать депутатские запросы, имеющие особый приоритет в рассмотрении, и таким образом склонять бюрократа к действиям в свою пользу. Наиболее статусные парламентарии способны готовить проекты законов, выливающихся в конечном счете в дополнительную прибыль их компаний.

Анализ финансовых показателей фирм российских региональных депутатов показывает, что мандат помогает зарабатывать не только членам партии власти, но и оппозиции. Исследователи объясняют это результатом «покупки» оппозиции в тех регионах, которые можно назвать условно демократическими и в которых представительство оппозиционных партий в парламенте имеет принципиальное значение. В более демократических регионах потенциальный выигрыш от получения депутатского значка значительно выше — когда влияние парламента растет, исполнительная власть ищет понятные ей механизмы убеждения народных избранников в своей правоте.

Необходимость дополнительных заработков компаний депутатов может также объясняться желанием вернуть вложенные в избирательную кампанию деньги. В 2004-2012 годах стоимость избирательной кампании в региональный парламент в России оценивается Жаконой в 5-7 миллионов рублей, или 160-200 тыс. долларов.

В ходе исследования не нашел подтверждения распространенный тезис о том, что рост благосостояния компаний депутатов является честным косвенным следствием их избрания. По одной из существующих гипотез, появление в парламенте менеджера или владельца компании повышало ее статус в глазах банкиров, это облегчало доступ компании к привлечению финансовых ресурсов и, соответственно, открывало двери для развития бизнеса на следующем уровне. Однако эта гипотеза не подтвердилась: избрание в парламент не приводит к росту закредитованности компаний.

Есть и плохие (для коммерсантов во власти) новости. Если в депутатском корпусе предпринимателей становится слишком много, то потенциальный финансовый выигрыш компаний каждого из них снижается. Когда в Думе оказывается три представителя одного и того же сектора экономики, потенциальный выигрыш от депутатства их менеджеров практически полностью исчезает.

Чаще всего в российских региональных парламентах представлены ритейлеры (17% из представителей бизнеса, который идет в региональные парламенты), игроки сельхозрынка (12%) и пищевая промышленность (10%).

Калининградская областная Дума не кажется страшно далекой от реалий, которые описывает в своем исследовании Дэвид Жакона. И здесь, конечно, можно попытаться оправдать существующий порядок вещей на манер Адама Смита: «Когда булочник печет булки, он не думает о всеобщем благе, он думает о выгоде. Но в результате его деятельности всеобщее благо увеличивается». Определенные законодательные новации депутатов в интересах своей компании действительно могут помочь и другому бизнесу. А могут и не помочь. В этом смысле вопрос о необходимости перехода от факультативной к профессиональной депутатской деятельности остается открытым.

Вадим Хлебников

Комментарии