Небо в алмазах

Знаете, очень хочется верить в хорошее. Даже когда все факты говорят против этого, хорошего – все равно хочется. Выходишь на улицу, а там дождь как из ведра, но ведь говорили – «осадки местами», и надеешься, что туча вместе с осадками, наконец, улетит в эти самые «места». Хотя очевидно, что «места» эти - как раз там, куда тебе надо идти. Приходишь на выборы, и понимаешь умом, что понравившийся кандидат и полтора процента голосов не наберет. Но голосуешь и веришь, что он получит какой-нибудь мандат и сделает добро тебе и всем остальным. Застрял в лифте под Новый год, и очевидно, что выйдешь только в следующем году, но так хочется верить, что отважный лифтер явится до поздравления президента и, возможно, даже с бутылкой шампанского под мышкой. Так приятнее – если веришь.

Мне кажется, что люди в правительстве области, ответственные за программу переселения, тоже верят. Искренне и горячо надеются, что президентский наказ будет исполнен. И в регион к 2010 году прибудут все долгожданные 300 тысяч человек, до единого, и все – «равны как на подбор». Встанут за станки, возьмут в руки учительские указки или баранки грузовиков, оденут строительные робы или белые халаты врачей. Затянут какую-нибудь бодрую песню, которая «строить и жить помогает», и сделают нам всем красиво. Заточат, построят, научат, отвезут и вылечат. За скромные «от 10 до 20 тысяч рублей в месяц».

Верится в это, конечно, с трудом. Факты пока что не очень впечатляют. За более чем год с момента, как Георгий Боос озвучил планы «великого переселения», желающих, по данным «министра по переселению» Михаила Плюхина, нашлось лишь 300 человек на практике (они заполнили анкеты) и около 3 тысяч в теории (они прислали запросы). Понять осторожность потенциальных переселенцев легко. По данным коллеги господина Плюхина, министра экономики Феликса Лапина, средняя зарплата в регионе составляет 9500 рублей, то есть меньше 300 евро. На эльдорадо не тянет. «Желаемый уровень доходов ими назван в пределах от 10 до 20 тысяч рублей в месяц», - говорит Михаил Плюхин об аппетитах переселенцев. Что настораживает – если, как заявляют представители правительства, нам нужны высококлассные специалисты – то почему они не в состоянии заработать эти, вовсе не заоблачные суммы у себя на родине?

Вопрос «где жить?» точно так же остается нерешенным и так же не добавляет привлекательности идеям двинуть в эксклав на ПМЖ. То, что по стоимости квадратного метра жилплощади Калининград находится в тройке лидеров по стране, известно уже далеко за пределами региона. «Величина подъемных достаточна для покупки жилья в сельской местности», - говорит Михаил Плюхин. Он вместе с Георгием Боосом осматривает районы еженедельно. Но, вероятно, путешествуют они по какой-то идеальной сельской местности, если такие идеи приходят министру в голову. Господин Плюхин обещает создавать миграционные центры «на базе бывших военных городков в Озерске и Багратионовске». Однако, если мигранты выяснят существовавшие до настоящего времени темпы передачи военной недвижимости области, то «самые смелые и легкие на подъем» на всякий случай прихватят с собой палатки. Умные и расчетливые подождут, пока жилищный вопрос хоть как-нибудь решится. Хотя вроде как именно они нужны для реализации амбициозных планов Георгия Бооса и его коллег.

Вырисовывается какой-то странный портрет «нового калининградца». Этакий скиталец, «солнцем палимый и ветром гонимый», авантюрист, скопивший денег для прыжка в неизвестность, но при этом – профессионал своего дела. Или сроду невзлюбивший родину. Путешествующий врач. Учитель-передвижник. Строитель-гастар… тьфу, нет. Гастарбайтеров нам не надо, как известно. Гастарбайтеров у нас и так хоть отбавляй, то стеной несчастных завалит, то всю православную общественность шокируют, прирезав на свой религиозный праздник барана в людном месте. Нам нужны люди ответственные.

Подавляющее большинство моих знакомых с самого начала «великого переселения» занимают скептические позиции. И вроде бы на каждый каверзный вопрос журналистов министры и сам Георгий Боос находят неплохой ответ. Но – не убеждает. Может, на самом деле причина скепсиса в том, что калининградцам самим живется как-то не очень хорошо? Вода невкусная, погода хмурая, дороги разбитые, инфляция вверх, зарплата ровно… Вот и не получается представить, как кто-то сюда рванет вдруг.

Впрочем, верить в хорошее все же приятно. Я знаком со многими переселенцами из Казахстана; сбежали они из родных мест, правда, по историческим причинам, а вовсе не в поисках «балтийского рая»; и далеко не все они высококлассные профессионалы. Но ничего – учатся и работают. Зарабатывают деньги. Любят, женятся и рожают детей. Новых калининградцев. Может, действительно, поверить в то, что поток мигрантов ринется в регион, и мы увидим небо в алмазах? В алмазах, которые повесят там прекрасноликие и золоторукие переселенцы.