Мясо по-польски

Ровно две недели назад Георгия Бооса во время его традиционной пресс-конференции спросили про Польшу. Спросили с одной стороны в контексте визита губернатора в Брюссель для переговоров по визовым вопросам, а с другой – по причине надвигавшегося саммита «Россия-ЕС». Уже тогда было очевидно, что власти Польши крепко обиделись на запрет ввоза мяса в нашу страну.

Боос на вопрос журналиста ответил с пренебрежительной ухмылкой. «Ну что эта Польша может заблокировать?», - спросил, улыбаясь, губернатор. И развил свою мысль – дескать, Россия от действий строптивых соседей не особо пострадает в первую очередь оттого, что является перспективным рынком для польской экономики. Тут губернатор, конечно, прав - по словам министра польского сельского хозяйства господина Леппера, наши соседи теряют на этом конфликте до миллиона евро в день. Приличные деньги, кто бы спорил.

Но даже при таком раскладе оказалось, что Польша кое-что может. Основной документ, регулирующий взаимоотношения Европы и России был напрочь заблокирован польскими усилиями, его подписание отложено на неопределенный срок. Как отмечают федеральные издания, после такого политического конфуза федеральные власти, наложившие запрет на ввоз мяса из Польши безо всяких объяснений, принялись активно излагать причины своего шага. Оказалось, что через соседнее государство к нам возят некачественный продукт из Азии. И что, к примеру, в Украине уже поймали 400 тонн такого вот опасного мяса. И что, в общем-то, польские производители тут ни в чем не виноваты. Просто так получилось. А в сущности – «это не политическая проблема, а технический вопрос».

В общем-то, от характера конфликта теперь уже ничего не зависит. Саммит кончился и главы делегаций постарались сделать мины получше, хотя польская строптивость нарушила планы как Владимира Путина, так и Жозе Мануэля Баррозу.

Наверное, если причина эмбарго на мясо из Польши действительно настолько «техническая», как говорит Владимир Путин, то решить ее можно было как-то иначе. Технически. Не доводя ситуацию до бодания теленка с дубом. С другой стороны можно было и не решать. Когда за баррель нефти дают 60 долларов, а половина Европы жжет российский газ, обитатели Кремля могут запросто играть роль капризной примы и строить козни актерам второго плана. В глобальном масштабе ответные меры коллег по сцене не особо опасны.

Впрочем, если сузить масштаб конфликта до размеров одного региона, да еще и единственного, граничащего с опальной Польшей, да еще и отделенного границами от большой России, то ситуация приобретает несколько другой оттенок. Вот, например, один мой знакомый, назовем его Иваном, на днях возвращался на машине из Европы через соседнюю республику. Он часто путешествует через границу. Работа у него такая. Два коридора с польской стороны – один для русских, другой для «своих» в Багратионовске существуют уже несколько месяцев. Но если скорость пропуска машин с польскими номерами остается приличной, то авто россиян теперь проходят границу в лучшем случае по две штуки за час. Ивану подобный расклад не понравился, и он попросту купил место в очереди за 20 евро.

Федеральные каналы предпочли не уделять время в вечерних новостях о саммите в Хельсинки отражению конфликта на отдельно взятом пункте пропуска. Зато Первый канал показал глянцевый репортаж об открытии подшефной лично вице-премьеру Сергею Иванову детской спортплощадки в Балтийске. Ее строительство – это, конечно, однозначная и неоспоримая поддержка со стороны федерального центра. Правда, построить одну такую площадку можно и своими силами. Конечно, проявив решительность, затянув пояса, приложив усилия и выделив средства.

Ввод в строй спортплощадок в калининградских муниципалитетах не особо зависит от российско-польских отношений. Чего не скажешь об уже который год готовящемся запуске нового пункта пропуска «Мамоново-2 – Гжехотки», соглашении о судоходстве в Вислинском заливе, модернизации железнодорожных погранперехов в Мамоново и Железнодорожном и еще ряде весьма важных для развития региональной экономики проектов. Развитие которых может затормозиться так же оперативно, как снизилась скорость движения машин на границе в Багратионовске.

В общем, очень хочется, чтобы внешняя политика государства как-нибудь позитивно отражалась на жизни обитателей единственного в России эксклава. А еще – чтобы руководство этого эксклава в своих заявлениях руководствовалось не только государственным курсом, но и здравым смыслом. Слова Георгия Бооса про «что может заблокировать Польша?», к счастью, не были процитированы в крупных СМИ. И слава богу, а то было бы как-то неприятно. Дмитрий Рогозин в бытность свою спецпредставителем президента по решению калининградских визовых проблем тоже наделал в Брюсселе массу забавных заявлений. Забавных настолько, что последствия мы ощущаем до сих пор.

А Польша… в Польшу на следующие выходные собирается мой друг, фотограф Витя. Не на машине, конечно. На поезде. Еще раз посмотреть Варшаву и Гданьск. Говорит, там красиво.