Единая политночь

Чудны дела твои, господи. Власть пытается понравиться народу и оттого пускается во все тяжкие. От танцев до политического строительства. Впрочем, кирпичей явно не хватает, и возводимое строение крайне смахивает на домик кумы Тыквы из сказки про говорящую луковицу. Что вызывает у наблюдающих за процессом толику скепсиса, чуть сарказма, немного иронии и лавину равнодушия.

Вчера вот, к примеру, весьма уважаемое и вообще полезное информационное агентство «Росбалт» устроило акцию под названием «Единый политдень». Оставив за рамками повествования многозначительность названия (то есть, остальные дни – они не политические, а если даже и политические, то уж точно не единые для субъектов Федерации), замечу -  в Архангельске, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Санкт-Петербурге, Твери и Красноярске субъекты политической активности судились и рядились на тему того, кто, как и самое главное – за что будет голосовать через год, на выборах в Госдуму. У нас тоже нашлись такие субъекты. А то – форпост России в Европе, как-никак. В Калининграде дискуссия называлась ««Региональная повестка дня федеральных выборов: Белые пятна и черные дыры российской политики».

Руководил процессом субъект по имени Михаил Делягин, в свободное от командировок время научно руководящий Институтом проблем глобализации. Гроздьями с дерева сегодняшней дискуссии свисали примечательные плоды политической активности последних лет. И единороссы, довольные жизнью, и один из «шизофренических объединителей» Владимир Вуколов, и грустный скептик Соломон Гинзбург. А также социологи, политологи, Василий Павлович Зюбанов и даже муниципальный молодогвардеец Игорь Шлыков. Крайне представительное собрание.

А потом они все начали разговаривать. Господин Делягин разговаривал про то, что у нас, в Калининграде вообще очень честные люди в избиркоме – прямо и без искажений отрапортовали на мартовских выборах в Думу о том, что 22% проголосовали против. А в других регионах если б такой результат был, то его обязательно бы сократили. В разы. Вероятно, это одна из проблем глобализации. Но, по крайней мере, можно надеяться на то, что о результатах мартовских выборов Василий Павлович доложит в центр более-менее честно.

Кажется, единственный во всем регионе политолог Владимир Абрамов певучим голосом рассказывал о том, что на самом деле граждане стали жить лучше, только вот никак не хотят снять черные очки и увидеть это самое улучшение. Поэтому черт его знает, за кого они там будут голосовать.

Социолог по фамилии Цыпленков говорил, что разница между результатами экзит-поллов на мартовских выборах и реальными итогами голосования за «Единую Россию» составила разгромные как для партии, так и для социолога 11% потому, что народ такой – непредсказуемый. Что наврал народ зачем-то. Такой вот, нехороший попался.

Председатель исполкома этой самой партии Валентина Калинкова выглядела как злодей из дешевого приключенческого фильма, щедро позволяющий положительному герою в разгар финальной схватки поднять выпавший меч, собраться, отдышаться и проткнуть себя насквозь. «Нам нужна конкуренция», - выражала надежду на создание второй партии власти Валентина Михайловна. Правда, постоянно повторяла: надежда эта крайне слаба, потому что создающейся «Свободной России» предъявить избирателю ровным счетом нечего. Правда, когда госпоже Калинковой сообщили, что у ее партии идеологии тоже не просматривается, она лишь мило улыбнулась.

Столь же мило улыбнулся и господин Гизбург. Он восхитился женским обаянием Валентины Михайловны и тут же сказал, что все ее действия ведут к развалу политического пространства. Потому что председатель узурпирует эфирное пространство, не пускает в СМИ оппозицию, что, в итоге, приводит к битым витринам.

Слушать это можно было до бесконечности, но по соседству главы компаний «Автотор» и «GM Daewoo» подписывали очередной отверточный контракт – на сей раз по сборке на калининградской земле новой модели Шевроле, и мне пришлось уйти. Впрочем, как и всем журналистам.

Пока автопроизводители под вспышки фотоаппаратов расчеркивались в договорах, а Георгий Боос произносил тосты за всеобщее процветание, я понял, что среди черных дыр в моей голове после политической дискуссии появилось только одно белое пятно. Ясным было то, что всем местным и не только политикам нужно срочно придумать себе новый электорат. Которому плевать на относительную честность избиркомов, который не носит черных очков, который голосует предсказуемо и понятно, которому не нужна никакая там идеология. С существующими избирателями при стабильном отсутствии каких-либо новых политических идей партиям на выборах светит немного. Это было ясно, как день; остальные тезисы выступавших смешались в черную как уголь, единую политическую ночь. А ночью, как известно, «спят усталые игрушки, книжки спят».

Возможно, впрочем, что это лишь мои собственные домыслы, крайне далекие от реальности. Но авторов идеи повсеместной отмены порога явки на выборах эти пессемистические мысли, очевидно, тоже посещают.