После трёх уже поздно

Два события окрасили минувшую неделю в не самый приятный цвет. Два события, на первый взгляд вполне обычные, привычные, не очень выдающиеся, но укладывающиеся в определённую тенденцию. Тенденцию, способную в результате некоторой препарации и добавления кое-чего ещё, назовём это контрастом (любители доктора Хауса поймут, о чём речь), привести к весьма мрачным умозаключениям. Личным оценочным суждениям, предположениям, мыслям. Ни к чему большему, как бы ни хотелось кое-кому.

Сын своего отца
Событие первое носило довольно камерный характер. В прошлую среду депутаты окружного Совета Калининграда обсуждали важный для города вопрос повышения ставок единого налога на вменённый доход. Налог этот для муниципалитета весьма важен, особенно в свете затеянной областным правительством реформы межбюджетных отношений, ведь он почти целиком остаётся в местном бюджете. Который, по некоторым оценкам, может усохнуть в результате замены части НДФЛ на часть дохода на имущество юрлиц. Власти, как областные, так и городские, правда, перед выборами договорились делать хорошую мину вне зависимости от результатов этой игры в напёрстки, тем более что правительство вроде бы как пообещало компенсировать городу возможные потери. Городская же власть, в лице вновь избранного главы Александра Ярошука, одухотворённо запела мантру «Чемпионат мира по футболу — это наше всё» и принимает бюджетные удары сверху как манну небесную.

Для большей части бизнеса коэффициент «вменёнки» депутаты, не моргнув и не мигнув, большинством голосов повысили. Для большей, но не для всей. За рамками повышения остались такие интересные способы зарабатывания денег как наружная реклама и автобусные пассажироперевозки. Способы, непосредственно завязанные на муниципалитет. Ведь размещение «наружки», равно как и распределение маршрутов общественного транспорта по перевозчикам, находится в ведении городской администрации.

Тут важно отметить пару моментов. Эти виды бизнеса, наружная реклама и автобусные перевозки, являются занятиями, весьма близкими некоторым депутатам окружного Совета. Так, председателем комиссии по контролю за эффективностью использования бюджетных средств трудится Олег Шкиль, с личностью которого многие связывают деятельность компании «Мольберт и братья», занимающей серьёзные, если не сказать больше, позиции на рынке «наружки» в Калининграде. Отношение к наружной рекламе имеет и потенциальный глава окружного Совета Андрей Шумилин, возглавляющий городское отделение «Единой России». Автобусный бизнес в окрсовете представлен братом (ничего личного, только бизнес) экс-мэра Калининграда Владимиром Савенко и сыном (повторимся, ничего личного, кроме бизнеса) экс-управделами мэрии Сергеем Донских.

Депутат Донских применил в качестве аргумента против повышения налога на его бизнес радикальный аргумент. Он указал на прямую связь между налогообложением автоперевозчиков и сохранением льготного проезда для школьников, а также сохранения так называемого «социального проездного». О, нет, я не пытаюсь обвинить сына экс-управделами мэрии в шантаже или чём-либо подобном, ничего такого. Более того, я даже помыслить не могу о том, что свой мандат господин Донских-младший пытается как-либо использовать для лоббирования интересов собственного бизнеса. Мне просто хочется понять, какова же экономика в конкретных цифрах — экономика, сохранить которую депутат пытается, столь трепетно храня свой бизнес от повышения ставки налогообложения.

donskih_sergey.jpg
Узнать эти интересующие, уверен, многих данные по окончании заседания корреспонденту «Нового Калининграда.Ru» не удалось. На вопрос о том, сколько налогов сегодня платят перевозчики за один автобус, депутат Донских отреагировал крайне бурно — он сообщил, что вовсе не является бухгалтером и ответить не может. Когда журналист попытался уточнить, можно ли данный ответ использовать в качестве комментария, народный избранник окончательно сменил милость на гнев и попросту пригрозил не пускать назойливого корреспондента на заседания комиссий Окрсовета, если эта информация появится в СМИ. Это, конечно, удобно — если журналист задаёт неприятные вопросы, от него нужно попросту избавиться.

Естественно, единственное, что мы могли сделать, оказавшись в такой противоречивой ситуации, это предать позицию депутата-автобусника огласке. Особенно учитывая, что, взглянув на описываемый тут инцидент под моим углом зрения, в поведении Сергея Донских иной обыватель вполне мог бы увидеть деяния, описываемые ст. 144 УК РФ «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов», точнее — пунктом 2 этой статьи, сулящим тем, кто принуждает журналистов к отказу от распространения информации, до двух лет лишения свободы вместе с лишением права занимать определённые должности. Я далёк от того, чтобы огульно обвинять в чём-либо, а уж особенно — в нарушении тех или иных статей Уголовного Кодекса столь уважаемого человека и бизнесмена. Адекватную оценку его поведению, надеюсь, дадут органы прокурорского надзора, куда мы вынуждены обратиться после столь неприятного происшествия.

Не менее интересна и реакция самого Сергея Донских. Спустя несколько часов после публикации заметки о встрече депутата с журналистом, в редакцию обратилась сотрудница пресс-службы окрсовета и попросила разместить ответ Донских. Уважая дух и букву закона о СМИ, мы тотчас же сделали это. Правда, ответ этот при ближайшем рассмотрении производит даже более забавное впечатление, нежели его причина. Так, судя по словам Донских-младшего, он обрёл уникальную способность перед входом в зал заседания окружного Совета ударяться оземь и превращаться из честного предпринимателя в не менее честного депутата. Жаль, обидно, досадно, что окончили свой литературный путь такие именитые русские сказочники, как Александр Пушкин, Павел Бажов и, конечно, Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. Они бы не упустили возможности увековечить это волшебное превращение Сергея Леонидовича Донских в своих гениальных строках, жалким подобием которых является мой скромный пасквиль.

Обе сущности Сергея Донских, заметим, не имеют ничего общего; между ними пролегла глубочайшая пропасть. «Хотелось бы обратить внимание на то, что на комиссии по бюджету, финансам, налогам, экономической политике и муниципальной собственности я присутствую как депутат окружного Совета, а не как директор конкретного автотранспортного предприятия», — заявляет в своем ответе Донских-младший. Оценить по достоинству это раздвоение личности вполне смог бы руководивший кампанией Александра Ярошука политтехнолог Анатолий Ромашко, в прошлом имевший некоторое отношение к психиатрии. Однако ждать от него сколь-нибудь внятного диагноза вряд ли стоит. Технолог сделал своё дело, технолог может уходить.

Обращаться в такой ситуации к Сергею Донских с вопросами о его бизнесе (или не его — запутаться несложно) депутат считает неуместным. Он не считает зазорным превращаться со взмахом волшебной палочки из бизнесмена в законодателя, о нет. Это, как следует из ответа господина Донских, вполне уместно и нормально. Против правил — лишь обращаться к нему с неприятными вопросами. Плох не депутат-бизнесмен (или депутат/бизнесмен?), плох журналист, который о нём пишет. О, как нам это знакомо.

Важно подчеркнуть, что, судя по тексту ответа Сергея Донских, информацию об угрозах лишить журналиста права присутствовать на заседаниях бюджетной комиссии окружного Совета он не считает ни ложной, ни порочащей его честь, достоинство и деловую репутацию. Что, в принципе, понятно. Многим журналистам со стажем памятен разносившийся десяток лет назад по коридорам тогдашней мэрии властный окрик «прессой тут командую я». Автором этой бессмертной фразы принято считать отца депутата Донских Леонида Петровича, в прошлом — управделами горадминистрации. После избрания Юрия Савенко депутатом Госдумы Донских-старший благополучно перебрался в столицу в ранге его помощника. Когда мандат Савенко утратил силу, Донских-отец вернулся в Калининград. Ныне он трудится скромным членом городской избирательной комиссии, туда его выдвинула партия «Единая Россия». Можно было бы повитийствовать на тему трогательной сцены «отец избирает сына», однако Леонид Донских явил редкий пример гражданского мужества. В феврале прошлого года, перед выборами сына, он покинул горизбирком, чтобы вернуться туда в апреле 2012 года. Воистину, для некоторых принцип «власть есть жизнь» верен настолько же, насколько тезис «государство — это мы».

bolychev_oleg_1.jpgЯ за вами наблюдаю
Но оставим на пару минут перипетии бытия династии Донских. Перенесёмся в более высокий, чем окрсовет, представительный орган законодательной власти — областную Думу. Ровно в тот же день, когда Сергей Донских заявлял о поразительной широте собственной души, которой хватает аж на двух человек — одного депутата и одного бизнесмена, в региональном парламенте заседала рабочая группа с внушительным названием. «Выработка мер по улучшению организации дорожного движения на территории региона» — именно таким было предназначение данной группы, созванной, в том числе, по инициативе оппозиционного до крайней степени депутата Михаила Чесалина. Правда, собралась эта группа в минувшую среду впервые с момента её создания в июле нынешнего года. И, как показали дальнейшие события, результаты работы этой структуры отличить от нуля достаточно сложно.

Речь, однако, вовсе не о былых лидерах протеста, которые явили полную неспособность к конструктивному труду в целях ликвидации в центре города автомобильных пробок. Среди немногочисленных участников заседания в среду (его проигнорировали все приглашённые представители муниципалитета) оказался и известный в городе предприниматель и депутат облдумы Олег Болычев. Он выступил с резкой критикой внесённого на рассмотрение парламента законопроекта, регламентирующего возвращение на городские улицы эвакуаторов. «Накидали в одно ведро четыре разных проблемы. Четыре. Есть вопрос по эвакуаторам, и тогда депутаты почему комиссию-то создали? Идет совершенно откровенная попытка возложить в очередной раз на депутатов социальную, социально-политическую ответственность за глупое решение. Люди будут недовольны вот этими мероприятиями, а указывать будут на нас, что это вот мудаки-депутаты приняли вот такой закон», — заявил депутат Болычев.

Откровения депутата и бизнесмена, зафиксированные на диктофоны и видеокамеры, растиражировали в тот же день все крупные интернет-издания, включая «Новый Калининград.Ru». А на следующий день, когда рабочая группа Чесалина отчиталась об отсутствии результатов работы, вспомнили вновь. Столь многочисленные упоминания собственных откровений, вероятно, не очень понравились Болычеву. В пятницу утром он позвонил мне по телефону. И сообщил (как мне показалось, потому что связь была из рук вон плохой, переспрашивать приходилось каждое слово), что подобных заявлений он не делал. А издания, которые пишут о нём такое, отныне попадут под пристальное внимание «его юристов», результатом такого мониторинга могут стать «судебные издержки». За точность изложения беседы ручаться не могу, связь была действительно дерьмовой, но вот фразы «мои юристы» и «судебные издержки» я помню точно.

Беседа прервалась в самый неподходящий момент. Я хотел сказать депутату Болычеву, что, во-первых, запись его выступления имеется в редакции; во-вторых, мы как зарегистрированное СМИ вообще всегда «ходим под судом». Ну и, в-третьих, как мне кажется, ему, депутату, избранному народом, стоит не угрожать журналистам, которые тиражируют результаты взмахов его языка, а повнимательней следить за этими взмахами. Я даже перезвонил члену постоянного комитета по бюджету, налогам и финансам и комитета по социальной политике, здравоохранению, образованию, культуре и спорту. «Я на совещании, я вам перезвоню», — ответил мне сдавленным голосом член комитетов. Конечно, как истинный человек слова, он более мне не перезванивал.

edro_1.jpgКонец обеда
Два эти инцидента, одинаково неприятные, всё же не до конца формировали, как модно нынче выражаться, тренд. Не хватало чего-то специфического, какой-то изюминки, вишенки на торте. Катализатора. Контраста, необходимого для того, чтобы патологический процесс предстал перед нами во всей красе. Его можно было бы произвести искусственно, к примеру — опубликовав подобную статью, на которую её герои, конечно же, отреагировали бы очередным презабавным способом. Однако реальность в очередной раз доказала, что никакая выдумка, никакая фантазия не способна перещеголять её по части выразительности.

На следующий день, в минувшую субботу, газета «Коммерсант» опубликовала материал, описывающий оказавшийся в распоряжении редакции проект поправок в закон «О рекламе». Поправки эти, разработанные возглавившим вновь созданный комитет Госдумы по информационной политике Алексеем Митрофановым, прекрасны, как майский день, даже более, чем сам их автор. В частности, они предполагают дополнить статью 141.2 Уголовного Кодекса РФ любопытной нормой: распространить запрет на распространение информации с негативными комментариями о политической партии, избирательном объединении или избирательном блоке, действующий ныне лишь во время избирательных кампаний, и на межвыборный период. Говоря более понятными словами, поправки эти могут поставить серьезнейший законодательный заслон критике любой партии.

Уверен, многие тут заворчат что-нибудь наподобие «ну, вам, журналистам, только бы критиковать». Однако критика эта звучит далеко не только из уст редких ныне представителей СМИ. Многие, очень многие граждане, далёкие от массовых коммуникаций, недовольны происходящим в органах власти — как законодательной, так и исполнительной. Да и судебной, вместе с правоохранительными органами. Иногда недовольство это переходит разумные пределы. Тогда, подогреваемые вечными желающими загребать жар чужими руками элитами, граждане выходят куда-нибудь на площадь и требуют отправить в отставку решительно всех. И хорошо, если только требуют, а не отправляют собственноручно, и не в отставку, а куда подальше. СМИ в данном случае — тот свисток, к которому политикам и чиновникам желательно прислушиваться хотя бы руководствуясь инстинктом самосохранения.

В случае, если поправки, которые предлагает депутат Митрофанов, будут приняты Госдумой (а предотвратить это не сможет нынче ничто, кроме, пожалуй, декабрьского конца света, да и тот, как выяснилось, был мистификацией из Америки), мы окажемся в весьма грустной ситуации. Руководитель ООО «БалтАвтоЛайн» Сергей Донских на входе в зал заседаний окружного Совета Калининграда будет превращаться в депутата Сергея Донских, в очередной раз выступать против повышения налога для автоперевозчиков, после чего трансформироваться обратно в предпринимателя. Его отец будет и дальше отпускать сальные шуточки и, вместе с сыном, символизировать незыблемость традиций властной семейственности. А депутат и бизнесмен (он хотя бы не раздваивается) Олег Болычев будет и дальше говорить на официальных мероприятиях вещи, от которых у меня уши заворачиваются в трубочки, а доверие к самой идее парламентаризма совсем уж трещит по швам. И ни я, никто иной из журналистов не сможет сказать ни слова критики в отношении этих граждан и им подобных. Да и о партии, в которую они все дружно входят, также ничего сказать будет нельзя. Потому что в случае принятия этих поправок о «Единой России» разрешено будет говорить только как о мёртвом: либо хорошо, либо никак. Хотя, вероятно, к тому моменту она уже ничем не будет отличаться от мертвеца. Осталось уж немного.