Хороший момент, чтобы уйти

Александр Ярошук всегда производил впечатление человека, которому все дается легко. Казалось, что без лишнего напряжения, громко смеясь, он строил бизнес, а когда им пресытился, то решил примерить на себя власть. Хождение сначала в депутаты, а потом в мэры выглядело скорее как этап личностного роста успешного человека, нежели как нормальный политический процесс, когда к вершине городской иерархии рвется человек, мотивированный главным образом желанием сделать городскую жизнь лучше.

Тем не менее десятилетняя карьера мэра Александра Ярошука была «подбита» на взлете. Он избрался в декабре 2007, а уже в мае 2008 года почти вся полнота городской власти перешла тяжеловесному сити-менеджеру Феликсу Лапину, поставленному контролировать город непререкаемым губернатором Георгием Боосом. Александру Ярошуку пришлось играть роль английской королевы, которая имеет высокий статус, но не имеет власти. Спорить здесь было особенно не с чем: именно Боос «выбил» из мэрского кресла Юрия Савенко, расчистив место. То есть Боос власть дал, Боос власть и забрал.

Возвращаются Ярошуку бразды правления городом, когда власть над регионом, казалось бы случайно, оказывается в распоряжении гусевского градоначальника Николая Цуканова. Масштаб бизнеса, который создал Ярошук, и города, которым он управлял, на голову выше, чем у его тогдашнего руководителя. 

2010-е — это то время, когда муниципальная власть окончательно перестает восприниматься как независимая, а мэры городов планомерно переходят в подчинение или, если быть точным, в финансовое управление к главам субъектов.

Заканчивается работа мэра и губернатора показательным эпизодом, когда близкие к Цуканову братья Ганбаровы приватизируют военный городок на выезде из Калининграда и перепродают его «Бауцентру», основанному Ярошуком. Торговая сеть, вероятно, могла бы и сама купить эту землю на торгах у областного правительства, но не стала.

Впрочем, работа не сразу перешла в такой подчинительный формат. Некоторое время еще продолжалась война «сельских» (с отсылкой к нестоличному статусу Гусева, откуда происходил Цуканов) и «городских». Она ожидаемо завершилась победой начальника и объявлением через газету «Коммерсант», что семья Ярошука проживает в Каннах. Появление в кадре супруги мэра, сетующей на грубость французов, с которой она вынуждена мириться на Лазурном берегу, выглядело как приговор. Однако его исполнение растянется почти на пять лет.

Нельзя сказать, что в период губернаторства Цуканова городская власть полностью утрачивает «суверенитет». У нее в те годы остается главное — градостроительные полномочия. Эпоха Ярошука точно не выглядит образцовой с точки зрения качества застройки, но и не является чередой сплошных злоупотреблений. У городских властей были довольно понятные представления о границах допустимого, которые они старались не переступать. Если же странные движения в направлении застройщиков все-таки делались, как это было, например, с попыткой строительства многоэтажного дома на месте кафе «Сказка» или торгового центра в сквере около здания немецкой биржи (ДКМ), то их блокировали сначала общественность и СМИ, а потом суд. В итоге на месте «Сказки» сейчас более или менее приятный публичный объект, а в сквере у биржи глава «Сбербанка» Герман Греф скоро откроет фонтан.

Под закат своего срока на посту мэра Ярошук успевает приступить к решению одной из ключевых городских проблем — тяжелейшего положения общественного транспорта. Город закупает в лизинг белорусские автобусы и прогоняет с рынка долгие годы «мучавшего» калининградцев своим очень старым автопарком депутата Сергея Донских. По поводу данного поступка мэра только один вопрос: почему это не было сделано лет на пять раньше?

Нельзя сказать, что уходящий мэр проводил политику открытости. Он любил резко и прямо высказаться (например, про границы между Калининградом и Гурьевском: «Как бык поссал»), но это не означало, что он открыто вел дела. Муниципальные предприятия, переваривающие огромные объемы бюджетных средств, остались предельно закрытыми структурами — черными ящиками, содержимое которых предназначалось для узкого круга глаз.

Десантирование в область «молодых технократов» и изъятие у городов градостроительных полномочий стало точкой бифуркации. Если по поводу сравнения опыта в бизнесе и политике у Ярошука и Цуканова можно было дискутировать или шутить, то с технократами все складывалось куда серьезней. Градостроительные полномочия изымались в пользу людей, некоторые из которых не имели никакого заметного опыта ни в бизнесе, ни в политике. Мэр столицы региона ставился в подчинение даже не губернатору, а одному из его многочисленных заместителей.

Что же остается у городских властей? «Расстрельная» сфера ЖКХ? Это совсем не то, во что Ярошук ввязывался в 2007 году. И это не стоит того, чтобы упустить последний шанс уйти спокойно. С Божьей помощью, конечно.

Вадим Хлебников

Комментировать (16)

Комментарии

prealoader
prealoader