Выпьем за них

До наступления нового 2013 года в Калининграде остаётся всего лишь час. А жители ряда регионов страны уже успели увидеть традиционное новогоднее обращение президента России Владимира Путина. Обращение, разочаровавшее, вероятно, многих из тех, кто ждал от первого лица хотя бы перед боем курантов чего-то особенного, искреннего, настоящего. Способного хотя бы частично, на пару процентов, хотя бы на доли процента компенсировать отвращение, сформированное к действующей власти у многих россиян. Не активного неприятия, которое могло бы вылиться в какие-то осмысленные действия, но неприятия подсознательного.

Женщина, бьющая на улице своего ребёнка за то, что он капризничает, вызывает подобное ощущение. Хамящий старику в трамвае подросток вызывает такое ощущение. Такое же — президент, который сначала подписывает законопроект, ставящий крест на счастливом будущем десятков тысяч сирот, а затем, в новогоднем, вычищенном, выскобленном дочиста обращении говорит о милосердии. Это даже не отвращение — это омерзение.

В своём обращении Путин поблагодарил россиян за труд, результаты, доверие и поддержку. Он пожелал им удача и немного чуда. «А оно, как говорят, иногда случается», — сказал президент. Чуда, которого от него ожидали те, кто до последнего верил, что Путин не подпишет злосчастный «ответ на акт Магнитского», не произошло. Президент остался верен озвученной на пресс-конференции 20 декабря позиции, выражающейся в том, что данный ответ на действия Сената США — адекватный. Ответ на внешнеполитический вызов зарубежного государства, бьющий по собственным согражданам. Но не просто согражданам, а наиболее бессильным — детям-сиротам, в большинстве своём — больным. Тем, усыновлять кого не решились российские семьи.

«Мы рассчитываем на свои силы, на тех, кто рядом с нами, — говорил в своём новогоднем обращении Владимир Путин. — Сами станем немного лучше, станем щедрыми и милосердными». Эти постоянные лицемерные прятки за спинами граждан руководимой им страны начинают немного надоедать. Конечно, значительное население страны тотально индифферентно к происходящему вокруг них, если это не касается благополучия конкретно их и их семей. Несомненно, многие активно помогают в реализации политики действующей власти, наиболее уродливыми проявлениями которой стали законопроекты наподобие «закона Димы Яковлева». В которых наиболее ярко выразились «щедрость» и «милосердие» власть предержащих. Таких людей действительно, реально много, их десятки и, возможно, даже сотни тысяч. Но говорить от имени всех «нас» — это как-то чересчур смело.

В ушедшем году те, кто не видит возможности для поддержки подобных действий власти, а следовательно — и для поддержки данной власти в принципе перестали верить в силы формальной оппозиции, так якобы ярко «выстрелившей» в 2011 году. Но они не смогли поверить и в свои силы, а уж тем более — в силы тех, кто рядом с ними. Если этого не случится в наступающем году... Если власть, получившая от пассивной части населения на фоне апатии активной части стопроцентный кард-бланш... Если все эти железняки, колесники и трусливые власенки окончательно уверятся в полной и окончательной безнаказанности... Тогда пути назад уже не будет.

Как бы парадоксально это не прозвучало, но под звон кремлёвских курантов, под фальшивые слова Владимира Путина о милосердии и щедрости, я хочу поднять бокал именно за них. За тех, кто в ушедшем году перешёл черту человечности, вне зависимости от того, что заставило их сделать этот решающий шаг — трусость, лизоблюдство, преданность или жажда дальнейшей наживы. Я хочу повторить тост, произнесённый героем не особо известного российского фильма «Граффити» по имени Экклезиаст (для друзей — просто Клизя). «Давай выпьем за мудаков, — сказал Клизя. — На их фоне нас, хороших людей, четче прорисовывает».