Сказки

Сказки делают нашу жизнь реальнее - такой вот изгиб жизненный, такой вот парадокс.

Жила была девочка. Ее звали Алина. Она росла правильно и быстро, к шестнадцати годам, как раз к окончанию школы, она влюбилась. Безумно и до слез. Плакала от неразделенности и от безысходности. Ее любовь была односторонним явлением, совсем без ответа и даже без намека на продолжение.

Плакала она долго, дня три или четыре, а может и всю неделю... От слез толку не много. Слезам не верят и слезы ничего не решают.

Алина поступила в институт. Педагогический. Спокойно и уверено отучилась и стала преподавателем. Русского языка и, как водится, литературы. Дети ее любили. Она к ним относилась спокойно. Паритет был, и это было хорошо.

Она вышла замуж уже почти в тридцать. Ей очень повезло с мужем. Он ее любил, она по законам жанра, позволяла себя любить. Тут тоже был паритет. Полный и очень комфортный. Дом их был мил, отношения стойкими, отдых и питание правильными. Они жили счастливо. Без суеты, без визга, без разводов.

Скучно? Быть может. Но счастливо, что еще нужно вам? Скука тут уж помеха второстепенная. Появился ребенок. Мальчик. Спокойный – как мама, улыбчивый – как папа, дипломатичный – как вся их семья.

Они жили по соседству, здоровались с бабушкой и мамой. Сын их изредка играл с нами в футбол. А потом было дорожно-транспортное происшествие. Ее муж и ее сын погибли. Их не похоронили - было просто нечего.

Все думали, что вот она сейчас пить начнет или волосы рвать на себе, или сойдет с ума, или еще что-нибудь... А она не сошла. Просто осталась в квартире одна. Это был ее мир. В этом мире все произошедшее, было нормальным. Все происходящее тоже. Так она решила. Так она и жила.

Она ходила за молоком и хлебом, жарила отбивные, варила картошку. Ела сама и кормила всех кто заходил к ней в дом - соседей, друзей, знакомых. С ней можно было говорить обо всем. Она молчала и улыбалась. Вот только сочувствия не принимала, даже намека на него и уж тем более на жалость.

Потом появились штук десять пекинесов разного возраста и пара кошек. Она выгуливала собак всех разом, держа все поводки одной рукой. Все это периодически путалось, цеплялось – приходилось долго и нудно разматывать. Но псам это нравилось; они участвовали в процессе весело и задорно, увеличивая тем самым время разматывания.

Вот так я ее и запомнил. Седую женщину, маленького роста, которая, сидя на корточках, распутывает поводки, а вокруг прыгают, явно помогая ей, пекинесы. Сказки тут, конечно, нет никакой. Никто не воскрес. Она этого и не ждала. Для нее никто и не умер.

Вечную фразу утешения – «они рядом, просто ушли в другой мир» - она поняла буквально. Они ушли в ее мир. В этом мире они все и жили - муж, сын, пекинесы да кошки. Все остальные приходили на обеды, да на вечерний чай с коричной булочкой.