Кое-что о дерьме

Текст выступления на круглом столе, посвящённом проблемам туристической отрасли, прошедшем 8 июня 2013 года в конференц-зале гостиницы «Кайзерхоф».

Добрый день, уважаемые участники этого высокого и представительного собрания, коллеги, министр, губернатор. Я с несказанной радостью узнал о том, что глава региона решил поинтересоваться у широкой общественности идеями насчёт повышения туристической привлекательности региона. И признателен за приглашение его посетить. Мне даже предлагали модерировать это мероприятие, но я был вынужден отказаться, потому что роль модератора изначально предполагает отсутствие собственного мнения, а оно у меня, к сожалению или к счастью, имеется.

Особенно приятно осознавать, что идеями по повышению турпривлекательности в правительстве так активно заинтересовались спустя два с половиной года после назначения губернатора и полгода — после того, как свой пост заняла новый министр туризма. Спустя десятки, если не сотни декларативных заявлений о том, сколько миллионов туристов должны прибыть в наш регион в самом ближайшем будущем. Я, конечно, дилетант в области туризма, но у меня есть пара идей. Они весьма бесхитростные, и я хочу ими поделиться, потому что я люблю наш город, нашу область, и хочу, чтобы они процветали.

Меня часто упрекают, в основном — знакомые и не очень чиновники, в том, что я слишком часто пишу про дерьмо. «Ведь у нас столько хорошего, Алексей, что же ты всё время про дерьмо, да про дерьмо?» — говорят они. В самом деле, хорошего немало. Но, к примеру, если ты приходишь в гости и видишь там посередине квартиры это самое дерьмо, то, согласитесь, странновато при этом восторгаться изящными узорами на обоях или видом из окна. А уж если это происходит у тебя дома, то такое поведение странно вдвойне.

Дерьмо в данном случае — не грубоватый эвфемизм. В последнее время мы с коллегами много путешествуем по области, осуществляя несколько информационных фотопроектов. Один из них касается судьбы исторических объектов, переданных в разное время православной церкви. Финальную точку в этом процессе в первый год своей работы поставил Николай Николаевич, передав РПЦ полтора десятка наиболее известных кирх и замков. Но на самом деле их намного больше — почти в каждом более-менее крупном посёлке стоят средневековые кирхи, ныне ставшие собственностью православной церкви. Это необычайно интересные объекты, как для специалистов-историков, так и для обычных туристов, причём концентрация их такова, что за день можно увидеть пару десятков волшебной красоты кирх — или их руин.

Но это удастся, если знаешь, где они находятся. Какой-либо объединённой карты, маршрутов, банальных указателей на улицах, чего-то, что может намекнуть туристу, особенно — зарубежному на то, что в посёлках вроде Корнево или Зеленополье есть на что посмотреть, не существует. Если же турист проявит здоровое любопытство и до кирх доберётся, то затем ему придётся провести изыскательские работы в интернете — никакой информации рядом с памятниками не размещено, более того, со значительной части исчезли даже таблички об их охранном статусе.

Но главное — не это. Путешествуя по кирхам, туристу следует быть весьма осторожным и осмотрительным. Потому что в большей их части лежит оно — то самое неэфемерное дерьмо. Жители посёлков и их гости, судя по результатам, очень любят использовать кирхи в качестве сортиров. Сложно сказать, что именно движет местными жителями — стремление показать, что православие на нашей земле окончательно доминировало над католицизмом в разных его формах, или это, напротив, такой оригинальный способ стать ближе к богу. Наиболее красочную картину я наблюдал в руинах орденской кирхи 14-го века в Тростниках. Там, на расстоянии 20 сантиметров друг от друга лежали вытащенные из могилы человеческие кости, свежая куча дерьма, на которой роились мухи, и разбитая бутылка водки.

Возможно, это целенаправленная стратегия — ведь известно, что в средние века люди не очень трепетно относились к гигиене. Может быть, у туриста, который встанет в кучу свежего дерьма в башне кирхи, должно возникнуть ощущение причастности к древностям. Но, кажется, даже в тёмном Средневековье люди старались справлять нужду вне стен храма.

Перенесёмся от средневековых кирх на солнечное побережье Балтийского моря. С изрядным удивлением вчера на сайте правительства области я прочитал сообщение о том, что комиссия во главе с министром туризма Мариной Евгеньевной Агеевой признала готовыми к началу курортного сезона четыре из пяти официальных пляжей морского побережья. Янтарному опять не повезло, и горе тому, кто решит связать этот факт с напряжёнными отношениями между губернатором и тамошним главой Сердюковым.

В Светлогорске, Зеленоградске, Пионерском и Балтийске же, как выяснила комиссия, всё в порядке. Удивление моё объясняется тем, что, опять же, мы перед началом пляжного сезона побывали на всех официальных и неофициальных пляжах и посмотрели, что там и как происходит. Мы видели ржавые ограды променада и спуск к морю из разбитых и покосившихся плит в Светлогорске. Его, кстати, видят многие, даже не доезжая до побережья — с изящной самоиронией авторы пресс-релиза о готовности пляжей украсили его фотографией этих плит. Мы видели рабочих, лениво укладывающих плитку на променаде в Зеленоградске, променада, перегороженного забором с надписями о стаях злых собак и торчащим из-за него обломком ресторана «Прибой» Я, честно говоря, давно перестал верить в то, что променад, который должен был быть введён в строй в 2011 году, когда-нибудь будет закончен. С другой стороны, в каждом городе должен быть свой Дом Советов.

Мы видели кучи мусора во всех без исключения городах. Чего мы не видели, так это достаточного количества общественных туалетов вблизи пляжа. Точнее, нет — в Пионерском, ровно две штуки. Бежать, давя в себе нужду, от госрезиденции «Янтарь» никому не хочется, поэтому отдыхающие бодро поливают стены резиденции янтарными струями. В Зеленоградске есть один туалет, стоит его посещение, как и много лет до этого, 10 рублей — и это хорошо, потому что посещение его само по себе уже является серьёзным испытанием нервов, переплачивать за которое не хочется. В Светлогорске я туалетов на побережье не обнаружил (во время празднования Дня города на променаде были установлены три биотуалета — прим. редакции), зато заброшенный вместе с фуникулёром лифт центрального военного санатория активно используется как оный. Как гласит народная мудрость, нету лучше красоты, чем пописать с высоты. И не только пописать. Это всё, конечно, дело рук гостей региона — его жители, как мы уже выяснили, предпочитают оправляться в средневековых кирхах.

Министр туризма рекомендует нам пользоваться туалетами в кафе и ресторанах. Я непременно возьму этот совет на вооружение и в следующий раз, когда я окажусь в Светлогорске, ринусь прямиком в «Гранд-Палас» — и пусть тамошние сотрудники только попробуют остановить меня. С ними случится то же, что и с госрезиденцией «Янтарь». Конечно, мне могут возразить, что установка туалетов — это задача муниципалитетов, их мандат. Но туристу, которому хочется писать, вряд ли есть дело до особенностей 131-го федерального закона и принципах местного самоуправления.

Возможно, идея убирать дерьмо из памятников истории и давать туристам возможность безпроблемно справлять нужду в общественных туалетах слишком проста и бесхитростна для нынешнего правительства. Ведь её можно реализовать, не разрабатывая и не принимая предварительно многостраничную стратегию, концепцию или программу. Однако, на мой взгляд, регион наш жизненно нуждается в реализации этой идеи. Потому что, встав в дерьмо, турист вряд ли будет восторгаться необычайными красотами. Он плюнет, уедет и больше сюда не вернётся. И друзьям не посоветует. Спасибо за внимание и удачи.
Комментировать (36)

Комментарии

prealoader
prealoader